Добавить в избранное

Плюсануть
Поделиться

The Rolling Stones — Blue & Lonesome

The Rolling Stones

В эпизоде фильма Cadillac Records молодые участники The Rolling Stones случайно встречают Мадди Уотерса и признаются, что выросли на его музыке, даже назвали группу в честь его песни. Уотерс окидывает взглядом странно постриженных англичан и приглашает их зайти в студию на прослушивание. Существует несколько версий этого апокрифа, но суть истории сомнений не вызывает. The Rolling Stones действительно начинали свой путь с чикагского блюза, вдохновляясь, в частности, тем, что играли резиденты лейбла Chess Records: Хаулин Вулф, Литтл Уолтер, Бо Диддли. Теперь, спустя 11 лет после выхода последнего альбома, Джаггер, Ричардс, Уоттс и Вуд заскочили в студию и записали пластинку за три дня — так, будто им снова по 20 лет.

Blue & Lonesome становится прямым возвращением к корням. «Роллинги» достают из дальнего шкафа блюзовые стандарты и встряхивают их, приводя в нужную форму честно, без поправки на осовременивание. Барабаны шагают в небрежном такте, иногда прихрамывая на сильную долю (All of Your Love), облокачиваясь на грязные риффы Кита Ричардса и мощные соло от приглашённого Эрика Клэптона (Everybody Knows About My Good Thing). Вокал Джаггера ни с чем не перепутаешь, а вот отвязный грув, который он выдаёт на губной гармошке (Ride ‘Em on Down; Hoo Doo Blues и др.), может стать откровением. Студийная шлифовка? Это не в духе чикагского блюза — он родился в прокуренных клубах, предпочитал выпивку и женщин, жил ярко, но недолго. Между тем судьба самих The Rolling Stones сложилась иначе. Так, на днях 73-летний Мик Джаггер, один из самых успешных музыкантов XX века, стал отцом восьмого ребёнка.

Слушать. Купить.

Mujuice — Torus

Mujuice

За творческой траекторией Mujuice интересно следить хотя бы в силу того, что она нередко меняет направление. В 2011 году москвич Роман Литвинов выпустил альбом Downshifting, замеченный и отмеченный многими. С тех пор Mujuice расширил географию выступлений до Лос-Анджелеса и перешёл в высшую лигу по крайней мере на российской клубной сцене. Освещённость его музыкального мира остаётся прежней — живописный сумрак для внутреннего одиночества — но ландшафт меняется. Если предыдущую пластинку Amore e Morte составили остроугольные песни с заметной акустической составляющей, то в случае с Torus всё иначе.

Обложка выглядит несколько китчевой; то же самое происходит с музыкой. Mujuice выкроил броское техно с тонкой выделкой, нарочно очертив жанровые лекала. Глубокий бит, синтезаторная трель из холодной пластмассы, да россыпи выпуклых эффектов — такой материал сам напрашивается на превращение в ремиксы и попадание в долгие диджей-сеты. На этот раз электронная меланхолия, пропитавшая неожиданные инструментальные вкрапления и ритмические приёмы, обошлась почти без слов. Закручивая музыку вокруг того стилевого стержня, на который он сам долгое время опирался, Литвинов, желая того или нет, намекает на кризис современного техно, чья универсальность всё больше растворяется в обилии вариаций. Принадлежность к жанру сегодня не говорит о продюсере ничего определённого. К счастью, мастерство Mujuice сильнее привязки к тенденциям, а его понурый лиризм шире шаблонов.

Слушать. Купить.

The Orchestra of Syrian Musicians & Guests — Africa Express presents… The Orchestra of Syrian Musicians & Guests

The Orchestra of Syrian Musicians

Война в Сирии идёт уже пять лет, убитых считают тысячами, беженцев — миллионами. Среди тех, кто покинул родину, — музыканты Сирийского национального оркестра. С ними Дэймон Албарн, в принципе неравнодушный к африканским и азиатским темам, когда-то записывал партии для альбома Plastic Beach проекта Gorillaz. Во многом именно по инициативе Албарна 25 июня, то есть в разгар миграционного кризиса и спустя два дня после «Брекзита», в Королевском фестивальном зале Лондона состоялся большой концерт с участием симфонического оркестра и других сирийских музыкантов. В числе гостей — сам Албарн, Джулия Холтер, Пол Уэллер. Теперь, когда запись выступления вышла в формате альбома, нетрудно понять, почему это важно.

В композициях, исполненных «оркестром и гостями» соединяются звучание академических и этнических инструментов, традиционное ближневосточное пение и англоязычные тексты. Народные инструменты уд, цитра, кора, ней, канун, а также африканские барабаны и нгони создают пряный колорит, точно и мощно подхватываемый секцией струнных. Выделенные сольные партии в самой длинной композиции Al Ajaleh закономерно вызывают аплодисменты зала.

Дэймон Албарн сыграл песню Out of Time с альбома Think Tank, Джулия Холтер — трек Feel You с последнего сольника, Пол Уэллер вышел со своей Wild Wood. Даже эти известные публике вещи получили дополнительные смыслы, а строки вроде «найди свой путь сквозь дикий, дикий лес» нашли новых адресатов — тех, для кого возвращение в Алеппо и Дамаск связано с тернистой неопределённостью. Концерт, состоявшийся вопреки бюрократическим сложностям, и нынешний релиз послужили внушительным высказыванием в поддержку гуманности и мультикультурализма — ценностей, которые в последнее время рассыпаются на глазах.

Купить.

esta

Плюсануть
Поделиться

Loading...