Дмитрий Енцов

Дмитрий Енцов

журналист

«Никто не хочет брать на себя такие риски»

Архитекторы сомневаются, что найдётся много желающих строить новую галерею в Перми

Поделиться
Галерея на заводе Шпагина

Внешний вид фасадов (проектное предложение) из акта государственной историко-культурной экспертизы
  пресс-служба правительства Пермского края

Краевое минзакупок повторно объявило торги на разработку проектно-сметной документации и строительство Пермской государственной художественной галереи. Максимальная стоимость контракта не изменилась и составляет 4,117 млрд руб.

По условиям, победитель должен построить четырёхэтажное здание с одним подземным и одним антресольным этажами на территории по проекту архитектурного бюро Speech в течение двух лет и десяти месяцев с даты заключения контракта.

Помимо экспозиций, в здании предполагаются разместить образовательный центр, открытую библиотеку, научный архив, многофункциональные залы (лекционно-киноконцертные), кафе, магазин.

Андрей Колмогоров, министр строительства Пермского края:

— Новое здание галереи очень важный и интересный проект, но сложный для возведения. В России, особенно в регионах, давно не было проектов такого масштаба, поэтому компаниям нужно больше времени, чтобы оценить свои возможности и готовность заявиться на строительство. Поиск подрядчика продолжается. Запрос предложений — этап этого процесса. Такой формат закупки предполагает внесение предложений о цене контракта самими участниками. Мы рассмотрим их варианты и выберем компанию, соответствующую всем требованиям, предложившую выполнить работы за оптимальную стоимость.

Первый аукцион, итоги которого должны были быть подведены 3 февраля, не состоялся из-за отсутствия заявок.

Опрошенные «Новым компаньоном» эксперты полагают, что отсутствие заявок — логичный итог. Никто из потенциальных участников не хочет брать на себя «ворох рисков», связанных, в основном, с местом расположения будущей галереи — на склоне в микрорайоне Разгуляй. Плюс, большинство стройкомпаний, по их мнению, не способно работать за свой счёт, чтобы получить средства за работу потом.

Андрей Головин, старший преподаватель кафедры архитектуры и урбанистики ПНИПУ, научный сотрудник факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ, эксперт архитектурного бюро MLA+:

— Думаю, в том, что пока не было ни одной заявки, лежит комплекс причин. Возможно, потенциальные компании просто не в курсе такого аукциона и для них нужна адресная рассылка, работа с потенциальными подрядчиками напрямую. Кроме того, скорее всего сами условия аукциона отпугивают, если в них идёт речь о том, что оплата будет производиться уже по факту работ. Возможно, смущает не очень удачный опыт с новым пермским зоопарком — объект вроде бы кажется проще, чем галерея, а уже сколько тянется со всеми последствиями. При этом большие знаковые объекты в России нередко превращаются в долгострои. Достаточно вспомнить хотя бы Мариинский театр (вторая сцена театра строилась десять лет, — Ред.). Моё мнение —  отбор потенциальных подрядчиков на такой объект, как галерея, может быть из нескольких стадий. И, возможно, искать их нужно не только у нас, но и за рубежом.

Сергей Шамарин, экс-главный архитектор Перми, член градостроительного совета при главе города:

— Причина одна — условия 44-ФЗ (аукцион проводится в соответствии с требованиями этого закона, — Ред.) для большинства подрядчиков и проектировщиков — не выполнимые. То есть это работа без авансов, плюс необходимо банковское обеспечение. Представьте: я ищу работу, заявляюсь на аукцион, побеждаю, но мне надо на что-то жить эти почти три года. А мне говорят — нет, плати. Это общая ситуация, говорящая о том, что кризис существует и никто не хочет рисковать в таких жёстких условиях. Трудно найти фирмы, которые имели бы столько средств, чтобы согласиться на то, чтобы получать деньги за свою работу спустя продолжительное время. Что касается завышена или занижена цена в 4 с лишним млрд руб. — сложно сказать, может, в требованиях указано, что всё должно быть в золоте.

Игорь Луговой, почётный архитектор России:

— Если разделить цену контракта на квадратные метры будущей галереи, то получается что каждый «квадрат» обойдётся в 200 тыс. руб. Для справки: себестоимость 1 кв. м. в Перми — от 30 до 100 тыс. руб. И то в последнем случае, если в него включить выкуп земли, строительство инженерной и уличной инфраструктуры. Что надо сделать, чтобы себестоимость составила 200 тыс. руб.? Облицевать мрамором? Да, в строительстве галереи нужно учитывать особенности. Например, там должен быть определённый микроклимат для сохранения экспозиций, но всё равно это дешевле, чем 200 тыс. руб.

Вроде бы условия выглядят привлекательными, но считаю, что в самих условиях аукциона кроется главная причина отсутствия желающих — сроки выплаты денег за работу. То есть надо построить за свои или кредитные деньги, попытаться сдать всё это заказчику, чтобы в итоге получить эти 4 млрд руб.

Нормальный бизнес на это не идёт, зачем ему такая головная боль, учитывая место расположения будущей галереи. Во-первых, это склон Разгуляя. Во-вторых, мы не видели проектную документацию, а видели просто картинки. Посмотрите, там железнодорожные пути будут в 10 м метрах от галереи, а это может отрицательно отразиться на экспозициях. И эти пути не закрывают. Плюс, надо доказать какие мероприятия защищают от катастрофических последствий, так как место завода им. Шпагина находится в районе катастрофического затопления. Это всё затраты и неизвестно но во сколько всё действительно обойдётся. Потенциальный участник думает: не окажется ли так, что потрачу 10 млрд руб, а получу всего 4 млрд руб.?

Напомню, что в 2017 году перенос галереи в здание ВКИУ оценивался в 1,5—2 млрд руб. с реконструкцией. И тогда власти заявили о завышенной цене. В идеале надо найти такое же важное место как кафедральный собор без необходимости выкупа со строительством здания. Всё это обойдётся в 1,5—2 млрд руб.

При этом каких-то фирм, специализирующихся на строительстве галерей в России нет. Нет условного «Трестгалереястрой» или чего-то в этом роде.

Геннадий Воженников, архитектор-реставратор, член городской комиссии по землепользованию и застройке:

— Возможно, причина в условиях аукциона, на которые мало кто готов пойти. Приведу собственный пример: мы делали реконструкцию театра юного зрителя почти год. К счастью, без банковского обеспечения, но делали фактически за свой счёт. Я «кормил» своих сотрудников с других проектов и это чуть не стало кризисом для нас. Средства за работу мы рассчитываем получить только сейчас.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться