Светлана Федотова

Светлана Федотова

писатель

Три «О». Елена Оборина

Продолжение истории об известной семье пермских художников. Начало в №1 за 2017 год

Поделиться

В архиве Елены Обориной огромное количество рисунков и этюдов, которые её отец Пётр Оборин делал с неё. Самые знаменитые — к картине «Первый успех». В интернете, правда, распространена история про коми-пермяцкую девочку с именем Паня, с которой якобы и писал картину Пётр Оборин. «Не знаю никакой Пани, — говорит Елена, — мы это с мамой ему позировали. Спина отваливалась в полупоклоне стоять».

Первый успех

«Первый успех», 1954 год. Пётр Оборин

Сюжет картины художник увидел на одном из конкурсов художественной самодеятельности в Коми-округе. Работал над ней дома, а заканчивать поехал на творческую дачу на озеро Сенеж. Там картина и получила название. Как писал потом Пётр Оборин в своём дневнике, «название случайное, дал впопыхах художественный руководитель Юрий Кугач (1917—2013)».

В Подмосковье Пётр Оборин тяжело заболел: сначала гриппом, потом ангиной. Работу заканчивал через силу и с досадой писал в дневнике: «Ах, как обидно оказаться под Москвой в такой ловушке, когда ничего невозможно предпринять: ни сбежать, ни изменить что-нибудь быстро…» Последнее относилось к картине: комиссии, которая отбирала работы на республиканскую выставку, не нравились цветы на сарафане, тень от фигуры и т. д. Больше всего пришлось помучиться с занавесом, в итоге первоначальный бордовый цвет был заменён светлой охрой, «как у нас в драмтеатре», писал художник.

В конечном итоге комиссия «Первый успех» приняла. Картина в числе других 600 работ более чем 300 художников страны была представлена на республиканской выставке в Доме художника в Москве. Выставка длилась два месяца, и после неё Пётр Оборин стал знаменитым. Эта картина не только принесла художнику настоящую славу, но и стала своего рода проклятьем.

«Это как у певцов и актёров бывает. Прилипнет к ним какой-нибудь хит или удачная роль, и все их по этой работе воспринимают. Хотя кроме этого в жизни создано много прекрасного», — говорил в интервью художник спустя почти полвека после «Первого успеха».

фигуристка

«Нет, я не видела никаких признаков славы, — вспоминает Елена. — Мы продолжали жить как все, очень скромно. Впрочем, не совсем. Нам дали комнату в новом доме на Комсомольской площади, но это произошло ещё в 1953 году, до «Первого успеха», когда его председателем Союза художников выбрали». Большим начальникам, например руководителю статуправления или главе управления культуры, дали отдельные квартиры, а новоиспечённому председателю Союза художников — комнату в коммуналке, но по тем временам это было счастье.

Сохранились этюды Петра Оборина с видом из окна комнаты на строящуюся Комсомольскую площадь: какие-то сельские виды, чуть ли не куры ходят! Но очень быстро всё стало меняться. Тогда, в середине и конце 1950-х, ещё всё очень благополучно. Галина жива, хотя её болезнь уже начала давать знать о себе. Елена стала заниматься фигурным катанием у первого в Перми тренера по этому виду спорта — Нины Онаховой. В 1963 году Елена Оборина даже стала чемпионкой города! Естественно, она входила в сборную Перми и много ездила по стране — соревнования проводились в разных городах. Свои коньки 34-го размера, сделанные по спецзаказу, Елена Оборина и сейчас хранит. На фотографиях того времени красавица в коротком платье и капроновых колготках делает па на фоне людей в зимних пальто и шапках: крытого стадиона ещё не было, причём не только в Перми.

При таких родителях выбор профессии для Елены не стоял. Тем не менее вопрос с будущей работой она решила по-своему, бросив художественное училище в Екатеринбурге и поступив в текстильный институт в Москве. Конечно, в столичный вуз она попала не с первого раза, но это не важно. Елена Оборина вернулась в Пермь дипломированным художником-модельером. Тогда Пермский дом моделей вступал в свои лучшие годы. Коллекции Елены Обориной на основе коми-пермяцких мотивов и пермской деревянной скульптуры произвели такой фурор, что о них в 1971 году даже сняли документальный фильм. Назывался он «Старина, вкус, мода» и был одним из первых цветных фильмов пермского телевидения. Главная героиня фильма — сама Елена. Сюжет таков: в белом берете она ездит в дровнях на лошадях по коми-пермяцким деревням, задумчиво смотрит на деревянных богов, а потом модели демонстрируют стильную, модную одежду с элементами старины, в которой и сейчас было бы уместно ходить.

В Пермском доме моделей сменился директор, а Елену позвали на телевидение — делать мультфильмы. Кто бы отказался? Она работала под руководством великой Светланы Можаевой. Кто не помнит пермские мультфильмы «Самый уважаемый», «Май-мастеровой», «Замочек с секретом», «Потя и Потиха», «Сказание о Кудым-Оше», «Легенда о Пере-богатыре»? Есть в них частица труда и Елены Обориной.

Дальнейший список мест работы Елены Обориной слегка обескураживает: сборщица пианино, переплётчица документов и даже (о боже!) укладчица на хлебозаводе! На последней работе она продержалась всего семь дней — физически это оказалось невыносимо. Но объясняется такой фантастический расклад профессий после текстильного института очень просто одним словом — перестройка.

А что знаменитый Пётр Оборин? Мог бы и помочь! «Он и помогал, без него бы мы с дочкой пропали», — признаётся Елена.

Но художник в то время сам был без заказов. Есть мнение, что всё дело в портрете «Ленин в Горках». По-настоящему его разглядели только в 1990-е годы: «На красной, словно бы залитой кровью скамье, чем-то напоминающей плаху, на которой в старину палачи рубили головы непокорным, сидел растерянный и сломленный человек с жёлтым, больным, измученным лицом. От полотна веяло тревогой. Чувствовалось, что вождь революции не знает, что ему делать, не видит выхода». В период развитого социализма такие портреты Ленина, мягко скажем, не приветствовались.

комс площадь

Комсомольская площадь. 1953 год. Пётр Оборин

На просмотре картины в 1960-е, рассказывают, только легендарный журналист Борис Назаровский подошёл и молча пожал руку Петру Оборину. Художественный фонд картину не купил. Более того, заставил отдать аванс. А где деньги брать совсем небогатому художнику? Пришлось отдать картину «Оранжевый ветер», которой он особенно дорожил.

Здесь обязательно нужно сказать, что в советское время работа художников оплачивалась в соответствии с тарифами. Портреты Ленина стоили дороже всего. Главным же пермским специалистом по портретам Ленина был Евгений Широков: он со студенчества ими увлекался, а при случае козырял. Когда в 1982 году в Пермском союзе художников прорвало «гнойник» и художники, возмущённые политикой художественного совета, стали писать о ненормальной ситуации в Перми в разные инстанции, в том числе в газету «Советская Россия», то Евгений Широков «якобы пригрозил (кому — неизвестно), что если не уймут всю эту группу, то начатые им пять картин с Лениным он-де не покажет в Перми. Вот как!» — писал в частном письме выдающийся пермский художник Александр Репин своему другу.

Оборина

Сейчас это читать смешно, а тогда это была серьёзная угроза. Для нашего же повествования важно, что в тот момент художник Пётр Оборин оказался на обочине жизни, причём сделано это было технически. Там же и Александр Репин пребывал, с трудом сводя концы с концами.

Вскоре Елена Оборина нашла наконец дело по душе: пройдя казематы чертёжницы, оформителя, педагога по рисунку, она стала расписывать доски. Вроде простое дело — доска! Но она это стала делать так, что все её работы тут же расхватывали, причём на сувениры для иностранцев. Что она не хотела продавать, то выпрашивали. И публикации в прессе пошли уже про неё, и выставки тоже.

Собралась владелица галереи «Марис-Арт» Татьяна Пермякова делать выставку «Три «О» и просит у Елены Обориной её работы. А та: «Нету. Ни одной! Все раздала». И фотографий не сохранилось.

Зато уж Елена Оборина за каждый листочек, который остался от её родителей, радеет. Всё сохранила, даже медицинскую карту отца, билеты на поезд 1957 года, квитанции сберкассы об оплате работ 1948 года и т. д. Не говоря уже о рисунках, этюдах и картинах: в маленькой двухкомнатной квартире одна из комнат представляет собой хранилище со стеллажами, а другая — склад бумаг в коробках. На стенах — диковинные коллажи Петра Оборина из листьев, мхов и коряг. При этом в квартире всё время какие-то звуки. За стенкой кто-то постоянно охает, вздыхает, ходит, кашляет. «У меня домовой живёт», — серьёзно говорит Елена. Охотно верим: в этой квартире жил Пётр Оборин, а он непростой был человек.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться