Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Просветлённый вечер

В Пермском театре оперы и балета прошёл концерт-презентация Камерного оркестра

Поделиться

Концерт недавно созданного концертного коллектива стал ещё одним подтверждением задорного, хоть и не оформленного официально слогана нынешнего сезона театра: «Мы и сами, без Теодора, кое-что можем». На этом имя Теодора Курентзиса предлагаю больше всуе не поминать: действительно, могут и без него.

Всё в этом концерте было штучно и продуманно: состав музыкантов, программа, режиссура, даже такие не обязательные для камерного концерта обстоятельства, как расположение камер для прямой трансляции и сценический свет. Англичане о таких событиях говорят tailor-made: ручная работа, всё с иголочки. Это очень трогает завсегдатаев, поскольку демонстрирует серьёзное отношение к делу.

Было очевидно, что главный дирижёр и музыкальный руководитель концерта Артём Абашев тщательно продумал программу, собрав в неё произведения одного исторического периода — 1940-х годов; разные по характеру, «Пульчинелла» Игоря Стравинского (в редакции 1943 года), Концерт для гобоя с оркестром Рихарда Штрауса и «Просветлённая ночь» Арнольда Шёнберга, тем не менее, имеют нечто общее: все они отличаются классическим мелодизмом, а «Пульчинелла» и вовсе построена на мотивах Джованни Баттисты Перголези. Композиторы, творившие в середине ХХ века, своей музыкой словно старались сгладить катаклизмы эпохи; а Артём Абашев ту же музыку использовал для того, чтобы небанальной, но и не шокирующей программой показать, какой разной бывает музыкальная виртуозность.

Увидев на сцене театра плотно стоящие пюпитры, каждый, наверное, подумал: «А камерный ли это оркестр?» Действительно, 12 скрипок, пять альтов, пять виолончелей, три контрабаса, две флейты, два гобоя, два кларнета, два фагота, две валторны, английский рожок, труба и тромбон — этого достаточно, чтобы исполнить, например, Седьмую симфонию Бетховена, осталось только литавры добавить. Об этом говорит и заведующий труппой нового коллектива Павел Курдаков в своём интервью «Новому компаньону»:

«Камерный оркестр — мобильный коллектив, который, в зависимости от концертной программы, может разрастаться от 10—15 музыкантов до «бетховенского» состава, это удобно для выступлений на выезде. Мы будем пробовать разные составы и разные форматы».

Разные форматы были испробованы уже 16 февраля.

Стравинский. Пульчинелла

«Пульчинелла»
 

Начали с «Пульчинеллы»; эта сюита, заражённая игривым духом комедии дель арте, заставляет музыкантов стать персонажами сценического действия, а их инструменты — воплощать различные характеры и темпераменты. Здесь каждый исполнитель получает сольную или ансамблевую партию; некоторые из оркестрантов впервые смогли проявить себя в этой роли, и постоянных посетителей театра ждало немало приятных открытий. Так, тромбонист Дмитрий Зоркин работает в театре давно, но так блеснуть ему редко удаётся, а тут — удалось. Вообще, духовые в этой пьесе сорвали банк, их голоса радовали чистым и слаженным звуком.

«Пульчинелла» отлично смотрелась бы на другой сценической площадке — там, где виден весь оркестр; но в Пермском театра оперы и балета зрители в партере завидовали тем, кто был на балконах — рассмотреть всех музыкантов снизу было невозможно. В самой выгодной зрительской позиции оказались те, кто вообще не пошёл в театр, предпочтя смотреть прямую трансляцию концерта. Одна из камер была установлена на сцене прямо напротив дирижёра, так что зрителям трансляции было обеспечено увлекательнейшее зрелище... Зато они не получили эффекта личного присутствия при «родах», как в кулуарах назвал событие тот же Павел Курдаков.

Моцарт. Трио для гобоя

Третья часть квартета для гобоя Моцарта
 

Тема блистательных духовых была продолжена Концертом для гобоя с оркестром Рихарда Штрауса, где солировал приглашённый гобоист Иван Подъёмов. Артём Абашев подчёркнул плавную, текучую структуру этого меланхоличного концерта; между тремя его частями не было даже намёка на перерывы, и поэтому гобоисту-виртуозу пришлось нелегко, ведь солирующий инструмент звучит здесь почти непрерывно. Подъёмову едва удавалось перевести дух, и всё же силы у него ещё остались, ведь в конце первого отделения на «бис» прозвучала ещё и третья часть Квартета для гобоя Моцарта. Вместе с Подъёмовым её исполняли скрипачка Елена Райс, альтист Андрей Коломоец и виолончелист Игорь Бобович; играли артистично, по-барочному: стоя и слегка приплясывая под музыку. Получилось очень камерно и очень сценично.

Шёнберг. Просветлённая ночь

«Просветлённая ночь»
 

Во втором отделении играли «Просветлённую ночь» Арнольда Шёнберга. Сцена решительно изменилась: остались только струнные, освещение стало приглушённым, голубоватым (новая акустическая ракушка ещё раз продемонстрировала свои богатые сценические возможности). Популярное сочинение Шёнберга в Перми звучало не раз, и зрители могли сравнить трактовку Артёма Абашева с версиями, скажем так, не менее именитых дирижёров. Радовало, даже поражало замечательное умение нового оркестра аккуратно, но внятно разделиться на «верхи» и «низы». В пьесе Шёнберга лирическая линия скрипок постоянно поддержана басовой нотой контрабасов. Сделать этот «контраст тире сочетание» красивым — задача для мастеров; в этом же концерте всё удалось: взаимоотношения регистров были поистине волнующими, импрессионистическая картина ночи получилась и тревожной, и нежной, и страстной.

В финале концерта свет на сцене стал затухать, как лучи заката. Последние ноты прозвучали в полной темноте.

Всё это: продуманная, деликатная режиссура Татьяны Полуэктовой, красивые букеты, преподнесённые главным действующим лицам, непременные десятиминутные стоячие овации, которые стали в театре уже традиционными — создавало ощущение очень статусного события. В этом, а не только в качестве исполнения, есть и культура, и праздник.

Словом, концерт был многообещающим и обнадёживающим. В самом ближайшем времени состоится ещё один: оркестр, хор и солисты исполнят Маленькую торжественную мессу Россини. Ожидая с приятным нетерпением этого события, театралы, тем не менее, всё чаще задаются вопросом: концерты-то отличные, но будут ли в нынешнем сезоне театральные премьеры?

Поделиться