Мечты о городе

Как видят Пермь молодые архитекторы

Плюсануть
Поделиться
зелень центр

На фоне масштабных планов по реновации Перми в рамках подготовки к 300-летию в общественной повестке на первый план вышли вопросы пространственного развития и формирования комфортной городской среды. Вокруг этой темы постоянно идут дебаты: проводятся семинары, презентации, форумы, в том числе с участием краевых и городских властей. «Новый компаньон» решил взглянуть на эту проблему глазами молодёжи: мы изучили дипломные работы выпускников Уральского филиала Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова и проанализировали проекты, представленные в рамках «Школы главного архитектора».

Оба мероприятия прошли летом. Защиты — в июне, ШГА — в июле. В этом году РАЖВиЗ выпустил 10 специалистов, которые представили своё видение общественных пространств города. «Школа главного архитектора» — образовательный проект. В разработку Школы поступило четыре кейса: «Реновация территории завода им. Шпагина»; «Все дороги ведут на Каму» — попытка «открыть» набережную, сделать её доступной с разных улиц города; «Новые смыслы городской железной дороги» — в первую очередь развитие территории вокруг вокзала Пермь I; «Центральное место» — попытка «перенастроить» площадь перед гостиницей «Урал» и связать её общими смыслами с городской эспланадой. На участие в работе Школы было подано около 700 заявок, из которых было отобрано 60 участников.

Ставка на озеленение и пешеходов

Когда речь заходит о центральной части города, то что бы ни предложил молодой архитектор, почти со стопроцентной вероятностью сведётся к увеличению зелёных насаждений и пешеходных зон. И, в общем-то, не важно, о какой части центра идёт речь: будь то Комсомольский проспект или эспланада.

Самый яркий пример — проект победителей кейса «Центральное место» на «Школе главного архитектора», команды New Vision. Они попытались создать грамотно организованное пространство для людей и наполнить его новым смыслом. Например, урбанисты предложили ограничить функционирование огромной парковки на Октябрьской площади только будними днями, а выходные и праздники открыть её для пешеходов и обустроить здесь мобильный парк (без ущерба для движения автомобилей). «Если опыт окажется успешным, то территорию можно оставить как общественное пространство, а парковку заменить на подземную», — предложили участники команды.

Участок напротив гостиницы «Прикамье» студенты видят как многофункциональный остановочный комплекс с кафе и магазинчиками. По сути, он таковым сейчас и является, но они предложили сделать его более привлекательным и структурированным.

Площадь перед гостиницей молодые архитекторы хотят превратить в новый сквер с арт-объектами, разделённый на исторические зоны: период создания Перми, период губернии, советский период и так далее.

Денис Галицкий, общественный деятель, член комиссии по землепользованию и застройке Перми:

— Участники «Школы главного архитектора» в чём-то, конечно, молодцы. Старались, кайфовали от своей креативности. Но они не первоклашки, чтобы их самооценку беречь от реальных оценок, да и не научатся они ничему, если не получать правдивую обратную связь.

Проще всего объяснить на задании «Центральное место» — молодым архитекторам «дали на растерзание» пространство от Октябрьской площади мимо гостиницы «Урал» и до «Колизея».

По-моему, все три группы разработчиков хотели бы продолжить бульвар Компроса, убив Октябрьскую площадь. Неужели им непонятно, что длиннющий, не прерывающийся на протяжении 2,5 километров ряд деревьев утомляет и навевает тоску? Открытое пространство Октябрьской площади очень к месту, оно прерывает однообразие, нельзя его уничтожать.

Конечно, зелень эстетичнее грубой функциональности парковки. Но в зелени нет ни капли креатива. Вот если бы кто-то придумал, как сделать парковку и иные функциональные элементы площади более эстетичными... Но никто не удивил!

Стадионы и спорткомплексы

Спортивные объекты, пожалуй, являются лидерами по числу проектов среды студентов за последние несколько лет. Почти каждый автор начинает свою презентацию со слов, что он или его друзья занимаются таким-то видом спорта, а «нормальной площадки для него в городе нет».

В этом году четыре из десяти защит дипломных работ Уральского филиала Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова были посвящены именно спортобъектам (годом ранее таковых было два, что тоже символично): автоспортивному комплексу, центру гребли и скалолазанию, спортшколе и всесезонному горнолыжному комплексу.

Так, например, Алексей Макаров предлагает разместить в Камской долине картодром площадью 10 га, где круглогодично можно хранить автомобили в специальных боксах.

Светлана Бояршинова полагает, что за Коммунальным мостом неплохо смотрелся бы центр гребли и скалолазания. Из любопытных моментов: архитектура в виде рельефа гор, прозрачная крыша для большего освещения, большая проходимость — центр рассчитан на 2 тыс. посетителей.

центр скалолазания

Горнолыжный центр (проект Ивана Полиева) автор предложил расположить там, где на самом деле власти и запланировали горнолыжный кластер, — в долине р. Егошиха. Из «фишек» — наличие большой трассы длиной 250 м и шириной 55 м, где одновременно могут кататься до 500 человек, плюс гостиница для туристов.

Вокзалы

Ещё одной часто встречаемой темой являются вокзалы. В прошлом году был масштабный проект железнодорожного хаба, который расхвалил главный архитектор Перми Дмитрий Лапшин. На этот раз выпускниками академии презентован автовокзал в Перми (Вероника Баженова) и речной вокзал в Чайковском (Александр Якимов).

Мотивация студентов также логичная: нынешний автовокзал не справляется с потоком (его предложено «перенести» к Перми II, что и предусмотрено генпланом), а в Чайковском его фактически вообще больше нет.

Автор проекта автовокзала подчеркнула, что в нынешнем месте у Центрального рынка проект развивать невозможно из-pа ограниченных площадей. По её замыслу, новый вокзал будет способен обслуживать в сутки 6 - 8 тыс. пассажиров. Зал ожидания одновременно вместит 300 человек.

автовокзал

Максим Гусев, руководитель архитектурной студии Alter Ego:

Гусев Максим Alter Ego Пермь 1

— В проекте автовокзала меня с первого взгляда заинтриговала смелая, динамичная композиция плана, состоящая из пяти пересекающихся треугольников. Помимо формальной выразительности эта планировка хорошо зонирована и достаточно функциональна.

Интересно решена и объёмно — пространственная композиция комплекса. При общей стилистической сдержанности и даже аскетизме в выборе средств получилась довольно сложная скульптурная композиция из призматических объёмов, восприятие которых динамично меняется при круговом обходе и с разных ракурсов.

ALTER EGO

Недостатком данного проекта, на мой взгляд, является неразделенность транспортных потоков и пешеходных коммуникаций. Было бы продуктивно «поиграть» с рельефом и, например, заглубить под землю транспортный уровень.

Или, не меняя рельеф, приподнять здание на опоры и в образовавшемся под ним пространстве организовать процессы посадки — высадки пассажиров.

Хотелось бы увидеть также более развитые и проработанные взаимосвязи данного комплекса с привокзальной площадью и зданием вокзала Пермь II».

Завод им. Шпагина

Во время проведения «Школы главного архитектора» эта тема стала одной из центральных. Практически все студенты, которые к ней подключились, заявляли, что хотят сделать территорию Ремпутьмаша как можно более доступной, поскольку сейчас она находится внутри кварталов за забором.

В частности, команда PRO_Движение, проект которой был признан лучшим в этом кейсе, предложила создать на территории завода постоянные «активности» посредством «заманивания» на площадку арендаторов кафе, магазинчиков и т. п. Наряду с размещением там музеев. В общем, создать ещё один центр городской жизни в виде площади.

шпагина

Дмитрий Лапшин, главный архитектор Перми:

— На мой взгляд, все работы интересные, продемонстрирован необычный взгляд, даже необычное видение. С другой стороны, есть очень реалистичные предложения, особенно это касается проработки территории завода им. Шпагина. Это работа, которую можно поэтапно реализовывать в виде тактического урбанизма. Это нормальное видение концептуального задела, который может стать мастер-заданием для внешнего благоустройства, ЖКХ. То есть эти идеи можно использовать как общие концепции.

Новая жизнь пермского трамвая

На фоне реорганизации железнодорожных путей вдоль Камы переформатировать ветку как минимум в трамвайную предлагает каждый второй студент. Наиболее смелым, пожалуй, стал проект команды Pro_ЖД на «Школе главного архитектора». Участники не требуют убрать саму дорогу, но считают, что её можно сделать частью кругового трамвайного экспресса, который будет следовать и по левому, и по правому берегу через существующий ж/д мост и ГЭС. Речные трамвайчики будут частью системы с несколькими остановками-хабами, где пассажиры смогут осуществлять пересадки с речного трамвайчика на обычный трамвай.

трамваи вместо поездов

P.S. Вне тенденций стоит отдельно отметить выпускной проект «архитектурно-художественной академии» авторства Анны Корниловой из академии ваяния и зодчества. Он признан лучшим на защите, и его отдельно отметило руководства учебного заведения. Идея родилась во время обучения: ей захотелось, чтобы появился такой вуз, который резко бы поднял качество образования. Выпускница предложила разместить его на пересечении ул. Героев Хасана и Чернышевского. Академия рассчитана на 1 тыс. студентов. Комиссию, правда, смутили очень большие размеры территории — 4,9 га. Но в ответ Корнилова пояснила, что там будут расположены и бассейн, и парк, и общежитие на 300 мест.

архитектурная академия
ARTCOST мал

Владимир Костенко, руководитель Artcost-dизайн:

Владимир Костенко

— Глядя на этот проект, от, безусловно, одарённого автора, сразу возникают положительные ассоциации со светлыми фантастическими романами Ивана Ефремова. Кажется, смотришь на громадный межзвёздный крейсер, стартующий к далёкой «Туманности Андромеды». Кажется, что человечество наконец-то прошло через все тяжкие испытания и «…преодолев долгий путь развития, поднялось на вершину новых общественных отношений».

И, несмотря на достаточно «сегодняшний» ритм линий, пропорции и взаимосвязи архитектурных элементов проекта, он очень по-доброму «СССР-ский». Даже интерьерные решения чем-то заставляют вспомнить модерн эпохи оттепели. Нет ни мрачного лофта с окислами железа и кирпичными завалами, ни любимой сейчас многими «кубической» псевдоготики. Как будто сделал вдох свежего воздуха.

Мнения специалистов

Дмитрий Лапшин, главный архитектор Перми:  

— Если сравнивать проекты, представленные на защите работ академии ваяния и зодчества и «Школы главного архитектора», то они очень разные. Каждая команда демонстрирует более широкий взгляд, чем взгляд чисто архитектора. Архитектор утратил в современном мире, а особенно в России, функцию носителя сакральных знаний. К нему больше так не относятся, и эти проекты позволяют вернуться к архитектору как к классическому пониманию зодчего, который рассказывает смыслы девелоперу, а не как сейчас, когда девелопер говорит, как нужно делать.

Владислав Новинский, архитектор, член комиссии по землепользованию и застройке:

— Лично мне показалось, что уровень работ не соответствует уровню подготовки ребят. Надо было брать больших профессионалов, людей более широкого кругозора, чтобы получить более высокие результаты. А здесь получилась детская клаузула, которая имеет мало смысла. Ни одна идея не имеет основания для воплощений, хотя какие-то разумные зёрна всё же есть. Чем отличается молодое поколение? Сейчас проектирование перестало быть ручным, а скорее, машинным. Это большая потеря для образования, но мы стараемся его внедрить. Сами ребята стараются и рисовать, и лепить. Всё это присутствует, но в меньшем объёме. А в целом им стало легче обращаться к каким-то зарубежным аналогам, расширился кругозор. Их нельзя назвать потерянным поколением, надеюсь, они выгонять нас с нашего места.

Виктор Щипалкин, почётный архитектор России, заведующий кафедрой архитекуры Уральского филиала Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова:

— Новое поколение пока не способно понять всей глубины архитектуры, осознать её. Но это, скорее, в силу возраста. Настоящему архитектору нужно время. Лично я почувствовал профессию годам к сорока. Для этого молодому архитектору обязательно нужно самообразование, нужно себя перескочить, спровоцировать ситуацию «на развитие». Например, на Западе выпускнику требуется ещё лет десять, чтобы архитектурное сообщество его полноценно приняло в свои ряды. Если говорить о поколении в целом, то не скажу, что оно отличается от их сверстников лет тридцать назад. Другое дело, что изменилось техническое оснащение, сейчас большую роль имеет электронное проектирование. Но это всё средства, главное — голова, то есть мыслительный процесс. Причём к новым «электронным» составляющим отношение снисходительное. Я часто слышу фразу: «это же не работать, а проект рисовать», или «нарисуй мне что-нибудь». Вот это необходимо исключать. Архитекторам предстоит доказать, что проектирование — это, в первую очередь, глубокий анализ и работа.


Плюсануть
Поделиться