Рождество-Рождество

Алексей Мирошниченко представил свою версию «Щелкунчика»

Плюсануть
Поделиться
Щелкунчик
Фото: Антон Завьялов

Первая балетная премьера сезона в Пермском театре оперы и балета оказалась и последней в году, что логично: речь идёт о «Щелкунчике», который не просто балет, а ещё и детский утренник, светский бал, рождественский подарок и новогодняя ёлка. Все эти праздничные опции театр реализовал: вечер премьеры стал светским событием с сюрпризами и подарками, а на утренние детские представления была разработана специальная анимация в фойе.

Сам балет более чем соответствует этим ожиданиям: Алексей Мирошниченко и вся команда постановщиков приготовили этакую сложносочинённую шкатулку с сюрпризами, в которой один за другим открываются ящички, отодвигаются шторки, а за ними — нарядно упакованный подарок: ёлочная игрушка, экзотическая статуэтка, музыкальная открытка, леденец на палочке... И всё это в хрустящем целлофане, с блёстками, с шёлковыми ленточками...

Алексей Мирошниченко стремился сделать сказочную феерию, и ему это удалось.

Как и в истории с «Золушкой» Прокофьева, хореограф переписал либретто, перенеся действие в годы, близкие ко времени создания балета, но сюжет на сей раз изменён не слишком радикально. История о Мышином короле, орехе Кракатус, советнике Дроссельмейере, Мари и принце-щелкунчике осталась. Появилась новая фактура: зимний Петербург XIX века, окладистые бороды у отцов семейств, атласные бантики у барышень, уличный раёк, множество разнообразных персонажей массовки — какие-то ямщики, торговцы, солдаты, кого только нет. Мирошниченко любит «густонаселённые» балеты, жаль, сцена для его вкусов маловата.

Дальше — больше. По мере нарастания фантасмагоричности количество и разнообразие персонажей увеличивается: пухлые меховые мыши и белые медведи, ангелочки с золотыми крылышками — точнёхонько рождественские статуэтки, сказочные Король с Королевой, цветы, снежинки... Словом, Рождество-Рождество!

Декорации, созданные постоянным соавтором Мирошниченко Альоной Пикаловой, стилизованы под книжную графику: никакой имитации объёма, картинки плоские, слегка схематичные, сдержанная цветовая гамма напоминает цветную линогравюру, и — очень много декора: так, эпизод в снежном шторме происходит вообще без пейзажа, лишь множество больших, причудливых, блестящих снежинок на заднике. Всё подчёркивает, что это волшебная сказка, книжный вымысел.

Щелкунчик
Фото: Антон Завьялов

Тем не менее в либретто постановщик внёс такие изменения, которые сделали действие сказки более близким к реальной жизни. Получилась история взросления, история утраты кукольного детского мира и обретения мира реальных, взрослых чувств. Главное в сюжете — внутренний мир девочки-подростка, и этот подход позволил Мирошниченко уместить в действии и детские игры, и романтический сюжет. Момент отрезвления, перехода от сна к реальности сделан очень драматично, особо чувствительные натуры могут и прослезиться, тем более что солистка, исполнявшая роль Мари на премьере, — Полина Булдакова — выглядела и играла очень трогательно.

Алексей Мирошниченко — знаток хореографических стилей, его страсть — стилизация. Даже странно, что он до сих пор не брался за «Щелкунчика», который позволяет так резвиться со стилями! Достаточно взять характерные, «народно-сценические» танцы, где фантазия хореографа развернулась вовсю. Особенно поразил публику на премьере арабский танец «Кофе», который в новой версии стал индийским — здесь и пластика танцев Болливуда, и йога, и Камасутра; итальянский же танец — не просто тарантелла, а ещё и комическая потасовка Арлекина с Коломбиной из комедии дель арте. Всё это было исполнено очень технично; когда же пёстрые персонажи сказочного города Блюменбурга, где, вопреки традиционной «ёлочной» версии, у Мирошниченко происходят все характерные танцы, начинают превращаться в игрушек, они впадают в форменную каталепсию, так что начинаешь сомневаться: они живые или неживые?

В испанском танце выступали Анна Поистогова и Марат Фадеев, в итальянском — Ксения Барбашёва и Тарас Товстюк... Кастинг на премьере был отличный: читаешь перед спектаклем программку, и уже хочется смотреть. Достаточно сказать, что ярчайший характерный танцовщик труппы Георгий Еналдиев выступал на премьере аж в трёх партиях.

Исполнитель заглавной партии Никита Червериков подходит к своей роли по всем параметрам: и внешне — при стати и харизме настоящего «принца» он обладает слегка угловатым лицом щелкунчика, и актёрски — достаточно вспомнить, как в начале второго акта он очень понятно «рассказывает» Королю и Королеве Блюменбурга свою историю с помощью жестов и пантомимы, и танцевально — хотя Мирошниченко не любит технических наворотов а-ля Петипа, он дал Четверикову возможность попрыгать.

Уже не первый раз в балетах Мирошниченко получают красивые и значимые роли ветераны балетной труппы Галина Фролова и Виталий Дубровин: они стали бабушкой и дедушкой главной героини, участниками домашнего театра, где дедушка получил роль Мышильды в истории ореха Кракатук. Традиционно «ходульные» роли в этом балете становятся танцевальными: так, роль Дроссельмейера исполнил Герман Стариков, который уже блеснул в партии Ротбарта в «Лебедином озере». Он, кроме всего прочего, так непринуждённо показывает на сцене фокусы, как будто стажировался у Владимира Данилина.

Постановщик, верный своей традиции, позволил публике насладиться стройным, отлично подобранным кордебалетом в вальсе снежинок; кстати, пачки танцовщиц, выполненные в неожиданном и изысканном дымчато-сером цвете, украшены орнаментом в виде снежинки. И ни одна не повторяется! Сколько танцовщиц — столько рисунков.

Здесь уместно заметить, что художник по костюмам Татьяна Ногинова на сей раз даже себя саму превзошла по буйству фантазии: сногсшибательные фасоны, невероятный декор, ткани, крой как будто присланы откуда-то из будущего, хоть и стилизованы под позапрошлый век.

Щелкунчик
Фото: Антон Завьялов

Вальс цветов Мирошниченко превратил в мужской па-де-катр с кордебалетом, выполненный в причудливой «растительной» пластике, а знаменитое классическое па-де-де безжалостно истребил, заменив лирическим танцем объяснения-расставания, так что любителям подсчитывать туры в фуэте смотреть здесь не на что.

Всё танцевально-стилевое разнообразие «обёрнуто» в полупрозрачную «упаковку» сказочного флёра. Как и в «Лебедином озере», после того, как открывается занавес во втором акте, зрители созерцают дивную картинку, этакую движущуюся рождественскую открытку, где в тумане резвятся, взблёскивая крылышками, дети-ангелочки. Художник по свету Алексей Хорошев и мастера спецэффектов создали действительно сказочный момент.

Жаль, что Большой симфонический оркестр под управлением Артёма Абашева играл на премьере далеко не блестяще. Правда, большинству публики это было не важно. После окончания спектакля зрители наслаждались тёплым снежным вечером в театральном сквере — дети резвились в сугробах и катались на пони, родители обсуждали увиденное, новогодняя сказка продолжалась.

Театр имени Чайковского обновил один из своих «марочных» балетов. Теперь, по слухам, Алексей Мирошниченко думает о судьбе «Спящей красавицы»... Любопытно.




Плюсануть
Поделиться

Loading...