Сесиль Лартиго: Я влюбилась в звучание его усилителей

Сесиль Лартиго: Я влюбилась в звучание его усилителей

В Пермь уже в третий раз приезжает из Франции Сесиль Лартиго — исполнительница на редком инструменте, который называется «волны Мартено». Во время исполнения оратории Артюра Онеггера «Жанна на костре» Сесиль и её волны покорили пермяков, и на Дягилевском фестивале 2019 года она выступит с сольными концертами, которые пройдут ранним утром под куполом Пермской художественной галереи.

Сесиль Лартиго

— Расскажите немного о волнах Мартено. Почему этот инструмент появился именно во Франции, какова его судьба, каковы его особенности?

— Человек, который изобрёл этот инструмент и дал ему своё имя, Морис Мартено — это виолончелист, который во время Первой мировой войны служил телеграфистом. Он заметил, что радиолампы дают очень чистый звук во время подачи тока определённого напряжения, и подумал, что можно использовать этот чистый звук как «маленький лучик надежды» во время войны. Мартено посвятил всю свою жизнь тому, чтобы улучшать свои волны, чтобы этот инструмент эволюционировал, но, по сути, он оставил его незавершённым. Современные исполнители каждый по-своему улучшают волны Мартено, и мы с мастером, который создал мой инструмент, тоже стараемся его усовершенствовать, сделать более гибким с точки зрения подачи звука. Волны Мартено — инструмент податливый, он умеет приспосабливаться к потребностям человека, который на нём играет.

Сесиль Лартиго

— Насколько я знаю, волны Мартено связаны с историей не только Первой мировой войны, но и Второй, поскольку они тесно связаны с судьбой Оливье Мессиана, участника Второй мировой войны, заключённого концлагеря, который этому инструменту доверил свои самые сильные и трагические переживания, верно?

— Да, Мессиан очень хорошо знал этот инструмент, потому что сестра его жены была одной из первых знаменитых «волнисток» (это слово мы с переводчицей Анитой Поликарповой придумали буквально вчера, до сих пор в русском языке, насколько нам известно, не было обозначения для исполнителей на волнах Мартено). Мессиан очень много написал для этого инструмента: и сольные произведения, и симфонические — для волн с оркестром. Но он — не единственный композитор, писавший для волн. Я хочу показать пермякам во время своего концерта, что волны — это не только Мессиан, были и другие композиторы, которые писали для них.

Конечно, музыка Мессиана будет в нашем концерте, но не самые известные его произведения. Я буду играть произведения, написанные после встречи Мессиана с русским композитором Иваном Вышнеградским, который занимался написанием музыки на основе минимальных интервалов — 1/8 — 1/16 тона.

— Волны Мартено — идеальный инструмент для микрохроматической музыки?

— Да, традиционно идеальным микрохроматическим инструментом считается скрипка, но у волн Мартено микрохроматические модуляции (постепенное изменение тона на 1/8, 1/16 — ред.) достигаются более простым способом, модуляции получаются более плавными. Это очень эффектный приём.

Сесиль Лартиго

— Много ли в мире волнистов?

— Большинство волнистов — это французы, потому что это французский инструмент, либо канадцы, поскольку этот инструмент был экспортирован в Монреаль. Есть еще определённое движение в этом направлении в Японии, множество инструменталистов в Токио интересуются волнами, там этот инструмент и музыка для него стремительно развиваются. Существует определенный круг в Лондоне. На самом деле очень сложно сказать, сколько в мире существует волнистов, потому что есть множество направлений, в которых волнисты могут исполнять свою музыку: фильмы, поп-музыка, классический репертуар. Каждый из волнистов выбирает свою Вселенную и в ней существует, в ней развивается.

Игра на этом инструменте требует большой технической подготовки, предварительной работы. Волнистом нельзя стать за несколько дней. Необходимо посвятить много времени саморазвитию и созданию своей собственной манеры игры.

— Как вы к этому пришли?

— Я всегда была достаточно любопытной, перепопробовала множество инструментов. Конечно же, сначала училась играть на фортепиано, затем была скрипка — и барочная, и современная; потом курс музыковедения, во время его прохождения я получила возможность выбрать вводный курс владения ещё одним инструментом — и выбрала волны Мартено. Я полюбила этот инструмент, я влюбилась в звучание его усилителей и поняла, что этот инструмент был создан для меня, а я создана для него.

— В ХХ веке было несколько попыток создать электроакустические инструменты на основе волн, например, русский терменвокс. Почему именно волны Мартено стали наиболее распространённым из них?

— Да, я знаю, что волны Мартено и терменвокс были созданы примерно в одну эпоху. Очень часто говорят, что волны были первым электроакустическим монофоническим инструментом, но на самом деле терменвокс был создан немного раньше. Однако тот способ игры, который придуман для волн Мартено, позволяет добиться более точной передачи мелодии, более тонкой выразительности. Хотя и у терменвокса есть преданные поклонники, которые видят в нём свои достоинства и стараются их развивать.

На начальном этапе терменвокс и волны Мартено были очень схожи, поскольку основаны на одних и тех же принципах: бесконтактная игра, использование лампового электричества. Но если мы посмотрим список изменений, который был продел с волнами Мартено — это просто огромная работа. Начальный вариант инструмента — только нить с кольцом и нарисованная клавиатура. Потом появилась настоящая клавиатура, потом был переход от лампового принципа к транзисторам, затем появились различные усилители, которые позволили получить новые оттенки звучания. Можно назвать этот инструмент самым проработанным из волновых электроакустических.

Самое главное его отличие: несмотря на то, что волны Мартено — это электрический инструмент, контроль за звучанием, за выбором тембра всегда остаётся за исполнителем, за человеком. Были попытки сделать этот инструмент программируемым, внедрить возможность запрограммировать тембр заранее. Сын Мартено, в частности, пытался это сделать, но не получилось. Все параметры звука всегда контролируются исполнителем.

Когда я играю на волнах Мартено, я иногда ловлю себя на мысли, что испытываю ощущения, как будто играю на скрипке. Это для меня акустический инструмент.

— Ваши концерты будут проходить в художественной галерее, которая располагается в здании храма. Вы будете выступать среди деревянных богов — знаменитой пермской коллекции, которая для пермяков имеет сакральное значение. Это как-то сказалось на вашей программе?

— Да, конечно же, когда я составляю свои программы, я всегда учитываю место, в котором будет проходить концерт. Для меня искусство — это всегда соединения времени и места. Волны Мартено — инструмент, который способен принимать во внимание специфику места.

Я познакомилась с этим пространством в прошлом году, когда была на ночном концерте хора musicAeterna. Этот зал произвёл на меня большое впечатление — там совершенно уникальная атмосфера. Для меня играть тем — это честь. Я, конечно же, не знаю всего символизма этих деревянных богов, но я изучила историю этой коллекции, её значение для жителей региона. Я знаю, что буду играть этот концерт не одна, а вместе деревянными жителями этого пространства.

Это пространство вдохновляет. В моей программе есть два произведения, которые будто бы созданы специально для него: это «Шелест крыльев» Микаэля Левинаса — произведение, которые как будто принимает во внимание спокойствие этого места в своей чистой и простой мелодии, а так же произведение Антуана Тисне «Оммаж Мессиану» из цикла, который так и называется — «Священное пространство».

— Пермяки полюбили вас и ваши волны со времён «Жанны на костре». Нет ли у вас дальнейших совместных планов с Теодором Курензисом, оркестром musicAeterna, Пермью?

— Мне бы очень этого хотелось, потому что опыт работы с этим человеком и этим оркестром был просто феноменальным — и с музыкальной, и с технической точки зрения. Те принципы работы, которые предложили мне здесь, намного мне ближе, чем те, с которыми я сталкиваюсь в Европе.

Пока же благодаря «Жанне на костре» у меня появились другие проекты в России. Как выяснилось, слушатели в России очень любят волны Мортено, интересуются этой музыкой. В будущем сезоне мне предложили сыграть симфонический концерт в Новосибирске с дирижёром Валентином Урюпиным. Мы будем играть «Турангалила-симфонию» Оливье Мессиана.


© 2000-2019 ООО «РИА ИД «Компаньон»

Электронное периодическое издание «Новый Компаньон» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 26 октября 2017 г. Свидетельство о регистрации ЭЛ №ФС77–71333

Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.

16+

УЧРЕДИТЕЛЬ

ООО «РИА ИД «Компаньон»

РЕДАКЦИЯ

Главный редактор: Усольцева Ю.И.
Монастырская, д. 15, оф. 401
Пермь, Россия

(342) 210-40-23

info@newsko.ru

О ПРОЕКТЕ

Реклама
RSS-ленты
Подписка
Фейсбук
Твиттер
Instagram