Президент просящих

«Прямая линия» с Владимиром Путиным показала, что в нашей стране самая выгодная позиция - просить

Плюсануть
Поделиться

Физическая форма Владимира Путина — единственное, что оставило благоприятное  впечатление после прямой линии.  Не исключено, что в рамках существующего в стране  стиля управления, когда всё завязано на одного человека, это и был основной месседж, который хотели донести устроители пресс-конференции до народа:  руководитель в хорошей форме, готов ответить на любой вопрос, владеет цифрами. Нам показали очередное шоу с постановочными вопросами от социально одобряемых образов. Состоялся сеанс массового гипноза.

Была слабая надежда, что президент наконец-то обозначит, какой в стране экономический курс. Но этого так и не прозвучало, PR-акция с Кудриным не в счёт. Общие слова об уходе экономики от нефтезависимости уже стали избитыми штампами и не воспринимаются всерьёз. Путин ограничился обещаниями либо общей констатацией фактов. Хотелось вместо слов «надо делать, надо добиваться» услышать «мы сделаем, мы добьемся, и я знаю, как».

Недавние социологические опросы показали: 32% молодых специалистов хотят уехать из России. Два-три года назад во время подобных исследований этот показатель составлял порядка 20%. Но  когда речь зашла о миграционной политике, все задавались вопросом, как ограничить въезд таджиков на территорию страны. Но никто не озвучил, как удержать молодёжь, получившую высшее образование.  Выходит, это та  часть населения, на которую Путин не смотрит.

Вторая говорящая цифра: только 2,2% активного населения в России готовы создать свой бизнес. Это меньше, чем в любой развитой стране и странах BRICS. И как проблема эта тема  вообще не обсуждалась. Как будто класса предпринимателей в России не существует.

Вопросы про коррупцию прозвучали. Но попытки  Путина  сказать, что все решения будут объективны,  и последнюю  точку поставит суд, вызывают только усмешку. Достаточно сравнить дело Навального по «Кировлесу» и дело «Обронсервиса». В первом случае цена вопроса 16 млн руб., Навальный находится в статусе обвиняемого и уже идёт судебный процесс. Хотя сумма  ущерба ещё даже не подтверждена. С другой стороны, есть «Оборонсервис», где уже доказанная сумма ущерба составляет более  20 млрд руб. И говорят, что «ещё ничего не ясно».

Есть и другие примеры таких непонятностей. Дагестанский боксер Расул Мирзаев, убивший студента, получил два года условно и был освобожден в зале суда. А участницы  Pussy Riot  получили реальный срок  — два года. Получается, для государства ценность человеческой жизни меньше чем танец. И об этих двойных стандартах тоже не было внятного ответа.

«Прямая линия» с Владимиром Путиным показала, что в нашей стране самая выгодная позиция — просить. Я слабо представляю, чтобы Барака Обаму житель штата Огайо (своими глазами видел, весьма депрессивный штат) попросил построить баскетбольную площадку. Президент это не сити-менеджер, а вопросы и просьбы были именно этого уровня. Когда всё закончилось, у меня возник вопрос (скорее, к себе):  а что делать тем, кто ничего не хочет просить, а требует, чтобы президент не подачки раздавал, а ясно формулировал курс страны, создавал условия для их самостоятельного развития и был гарантом их конституционных прав?

Общий итог от мероприятия  — это даже не разочарование. Разочароваться можно лишь в случае, когда был очарован. 


Плюсануть
Поделиться

Быстрый поиск

Владимир Путин

Loading...