Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Два коленца от Ленца

Первая премьера сезона в Театре-Театре оказалась, разумеется, мюзиклом

Поделиться
Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

На пресс-конференции, посвящённой премьере «Трёх товарищей» (16+) в Театре-Театре, постановщики в один голос говорили о том, что эта работа для них принципиально новая: «Такого мы раньше никогда не делали». На самом же деле, спектакль ровнёхонько укладывается в репертуарную политику театра, начатую в 2005 году «Владимирской площадью», с опорой на драматические мюзиклы, в основе которых — большие и серьёзные художественные тексты. В эту логику укладываются и Достоевский, и Пастернак, да и Александр Грин с Александром Дюма тоже вполне себе литература.

Так что часто звучащие вопросы вроде: «Каааак? Ремарк — и мюзикл?» — не вполне уместны. В Театре-Театре — запросто, тем более что в популярнейшем романе о «потерянном поколении» уже «заложена» музыка: главный герой работает тапёром.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

В спектакле действительно много открытий, много такого, с чем Театр-Театр никогда не сталкивался, но не в жанровом, а в эстетическом плане. Германия 1920-х годов, экспрессионизм, свинг, автогонки… Богатейшая и благодарнейшая фактура, и постановщики во главе с режиссёром Борисом Мильграмом достойно воспользовались возможностями, которые она предлагает. Прежде всего, конечно, музыкальными: Евгений Загот, известный театральной публике Перми по «Винилу», написал очень стильный саундтрек, радующий джазовыми синкопами, а артисты показали достойный вокал. С огромным удовольствием (и некоторым удивлением) меломаны могут признать, что на сей раз звук ничуть не раздражает: не бьёт по ушам, не давит «низами» — словом, культура звукорежиссуры в театре выросла, что уж говорить.

Под стать музыке текст, написанный Михаилом Бартеневым («Алые паруса»): по-джазовому рваный ритм и неожиданные, интересные рифмы, которые всё время встряхивают зрителя, не дают утратить внимание.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Любопытных режиссёрских ходов и находок множество, в них — огромный оммаж Ремарку и всем авторам «потерянного поколения» и отсылки к «культурным кодам эпохи»: немецкому экспрессионизму, иконному образу Марлен Дитрих… При желании можно «вычитать» цитаты из «Волшебной горы» и «Степного волка», а когда в музыке вдруг возникает тема из «Розовой пантеры» или «Берлинское танго», постмодернизм рулит.

Показ «коричневой чумы» важен и актуален. У Ремарка фашисты упомянуты не так явно, однако мы-то с высоты своего исторического опыта знаем, во что это вылилось, так что режиссёрский волюнтаризм здесь более чем оправдан.

Почему-то после первого премьерного показа был ликвидирован эпизод «Кормилица-война», так интересно отсылающий к гравюрам Отто Дикса и Георга Гросса… Видимо, решили, что «это слишком».

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Культуроцентричное сознание зрителя не может не наслаждаться всей этой смысловой многослойностью, тем более что и глаз радуется: сценография Зиновия Марголина — остроумная и стильная. Образ уходящей вдаль дороги делает сцену такой глубокой, такой многозначительной, а ретрокары, движущиеся по этой «дороге» — настоящие звёзды постановки. Художник рассказал, что старинные машины — Mercedes-Benz, BMW-326 и Opel Super 6 — взяты были из коллекции актёра и режиссёра Олега Долина, сына бардессы Вероники Долиной и брата кинокритика Антона Долина; в качестве хобби он разыскивает в разных уголках России немецкие трофейные автомобили в любом состоянии и ремонтирует их до сказочного блеска, каковой они и продемонстрировали на сцене Театра-Театра.

Вообще, «картинка» — загляденье: в какой бы момент ни щёлкнуть фотоаппаратом — получится красиво.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Все эти достоинства — причина множества лестных отзывов, украшающих зрительские мнения в соцсетях, да и готовить зрителя Театр-Театр умеет как никто: стильные фотозоны, уже привычные на премьерах, на сей раз дополнил бар «Интернациональ» — интерактивная действующая декорация прямо в фойе; здесь три товарища-бармена артистично смешивали для зрителей «ремарковские» коктейли под живую саксофонную музыку. Позитивное восприятие было обеспечено.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Однако у поклонников Ремарка не могут не возникнуть вопросы к авторам либретто (кроме Михаила Бартенева в этом качестве выступил и Борис Мильграм). «Три товарища» Ремарка потому так любимы читателем, что в этом «коктейле» в очень тонких и точных пропорциях смешаны сентиментальность и юмор, а о больших и важных вещах, таких как дружба, любовь, верность, жертвенность, родина, говорится без пафоса, но и без снижающей иронии. Эти тонкие пропорции при переносе на сцену, да ещё в музыкальный спектакль были нарушены: возник перевес в сторону сентиментальности; трёх товарищей маловато, упор сделан на историю Пат и Робби; у Отто Кестера практически нет текста, а гибель Готтфрида Ленца так смазана и затёрта, что непонятно, что произошло. Частенько спектакль вызывает в памяти другой роман Ремарка — «Жизнь взаймы»: те же темы автогонок и туберкулёза, но в более драматичном, надрывном варианте.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Поклонникам культовой книги будет недоставать в её инсценировке многих эффектных эпизодов. С персонажами авторы либретто обошлись более милосердно. Кастинг можно признать идеальным, роли подходят к актёрам, как по меркам. Три товарища — Роберт Локамп, Отто Кестер и Готтфрид Ленц — прекрасно совместились с Александром Гончаруком, Иваном Вильховым и Маратом Мударисовым и внешне, и по характеру. Эва Мильграм в роли Патриции Холльман трогательна и изящна, правда, смеётся многовато и слегка деланно, но лишь в начале спектакля.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Ремарк вывел в своём романе множество ярких второстепенных персонажей, и авторы спектакля их не стали игнорировать. Здесь даже Карл (Карл!), который вообще-то автомобиль, получил собственное человеческое воплощение, странноватое, правда. Художник по костюмам Ольга Шаишмелашвили придумала ему байкерское облачение из чёрной кожи с заклёпками, а плюс к тому — шляпу-котелок и длинные седые волосы. Альберт Макаров в этом образе почти неузнаваем. Что ж, Карл — машина в возрасте, мог и поседеть.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Ну, а остальные… Актёры Театра-Театра оказались звёздами эпизода. У многих из них по две или даже три роли, пусть и совсем маленькие, но играют артисты ярко, широко и смачно. Можно всем сказать «браво»; хочется особо выделить Дмитрия Васёва в роли Хассе: надо бы ему почаще появляться в премьерах — он и музыкальный, и в меру гротескный. Истинная суперзвезда этого шоу — Анна Сырчикова в роли певицы (натурально, Марлен Дитрих). Её хочется многократно вызывать на «бис», чтобы видеть этот безупречный образ и слушать эти богатейшие вокальные модуляции. Такое владение голосом не всегда присуще профессиональным певицам, а здесь — драматическая актриса!

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Не в первый раз уже актёры Театра-Театра играют премьеру с такой отдачей, что кажется, будто от этой игры и этого пения зависит существование человечества. Актёры буквально подкупают публику: уже не хочется говорить о недостатках, не хочется даже помнить о них…

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Но они, увы, есть. Собственно, глобальный недостаток один — это танцы, вернее, эстрадные подтанцовки; это барышни в белых мини-юбочках, которые, кажется, так и просят дать им в руки пипидастры. В таком стильном спектакле — и такая примитивная хореография! Создаётся впечатление, что Борис Мильграм сотоварищи просто не подозревают, что в музыкальном театре эстрада — не единственный возможный танцевальный стиль.

А в целом получилось живо, задорно, энергетично, искренне. Театр-Театр продолжает свою линию драматических мюзиклов не только с упорством, но и с качественными подвижками, достойными уважения.

Три товарища Театр-Театр

  Никита Чунтомов

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться