«Весна» пришла

Как «Сатурн-Р» получает участки под строительство

Поделиться

Купив объект недвижимости, вы можете выяснить, что он давно зарегистрирован на известный холдинг. Причём даже если суд первой инстанции подтвердит, что это ваше здание, апелляция в краевом суде заставит усомниться в своей беспристрастности.

Из «России» в «Россию»

В 2009 году три женщины Елена Карасёва, Марина Куликова и Нина Вотинова купили здание площадью 64,7 кв.м. по адресу ул. Карпинского, 118б 2004 года постройки. Но когда в 2018 году они обратились в кадастровую палату за тем, чтобы «привязать» здание к земельному участку (обозначить координаты), им в этом отказали. Тогда они узнали, что здание «закоординировано» другой компанией — ООО «Весна».

Право собственности «Весна» оформила в 2012 году. Причём адрес звучит иначе: юго-западнее жилого дома по ул. Карпинского, 118. И называется зданием столовой, которое построено ещё в 1985 году. Выяснилось, что основанием для регистрации права собственности стал некий передаточный акт от СХПК «Россия». Собственно, все перипетии подробно описаны в решении Индустриального районного суда Перми от 23.10.2019 (дело №2-1984/2019).

Цепочка такая. Изначально это здание якобы принадлежало колхозу «Россия». В 1996 году колхоз был преобразован в одноименное СХП. И так существовал до 26 мая 1998 года — пока не стал СХПК. Но передаточный акт датирован 16 мая 1998 года. Получается, рассказывает Елена Карасёва, что он появился в тот момент, когда колхоз уже не существовал (его история закончилась в 1996 году), а СХПК ещё не был зарегистрирован. И это противоречит законодательству. Во втором передаточном акте, уже «Весне», дата корректная: 4 апреля 2007 года.

Отметим, что согласно данным СПАРК-Интерфакс, ООО «Весна» появилось в 2006 году после ликвидации СХПК «Россия». Собственником 100% долей является владелец холдинга «Сатурн-Р» Александр Репин, директор — Андрей Витюховский. Основной профиль «Весны» — выращивание рассады и смешанное сельское хозяйство. «Весне» также принадлежит 48,99% в ООО «Русь».

«Весне» дорогу

Карасёва и Куликова стали разбираться в истории дальше. Случайным образом они выяснили, что «Весна» в этот самый момент судится с ТУ Росимущества в Арбитражном суде (дело № А50-23616/2018) по шести объектам недвижимости, один из которых (тот самый, на Карпинского, 118б) вообще-то принадлежит им. Компания посчитала, что теруправление незаконно отказало им в утверждении схемы расположения земельных участков по улице Карпинского, на которых расположены объекты недвижимости «Весны». Суд первой инстанции пошёл им на встречу, но Росимущество оспорило решение в апелляции.

Карасёва и Куликова зашли в процесс третьими лицами. Суд, для того чтобы подтвердить, что речь действительно идёт об одном и том же объекте, отправил стороны на совместный осмотр спорного здания. Во время этого выезда им всё объяснили «по понятиям». «На площадке ко мне подлетел какой-то мужчина, который в грубой форме начинал обвинять меня в том, что здание его, — рассказывает Марина Куликова. —И нанёс лёгкий вред здоровью: по этому факту уже есть уголовное дело. Мы вызвали полицию, и когда она приехала, ко мне подошёл другой человек, и, представившись службой безопасности Репина, заявил, что здание берёт под свой контроль, заявляет, что выставит тут охрану и настойчиво прочит не соваться сюда больше во избежание конфликтов».

Накормили строителей

Владельцы здания решили урегулировать вопрос в правовом поле и 16 апреля обратились в Индустриальный суд. Суд, сделав запросы в налоговую инспекцию, установил, что в пакете документов, которые им поступали в моменты многократной реорганизации колхоза «Россия», никакого здания столовой, 1985 года постройки, никогда не было. Там были поименованы объекты, расположенные, как правило, в 25 км от города Перми. «Видимо, юрист, который готовил эти передаточные акты, ошибся», — иронично замечает Елена Карасёва. А, возможно, они и вовсе были сфальсифицированы, предполагает Карасёва.

В суде «Весна» не смогла доказать, что владела этим зданием. Так, в доказательство компания приложила договоры с энергетиками. Однако, сделав запросы, истцы выяснили, что они распространяются на объект иной площади и по другому адресу.

Что касается спорного передаточного акта между двумя несуществующими юрлицами, то представитель «Весны» в суде ответил, что «возможно, что-то не передали изначально»: «Когда передаточный акт передавался, какие-то объекты вовремя не были внесены и далее это уже были дополнительные документы. Все эли лица, колхоз «Россия» и СХПК «Россия» — это одни и те же лица, один и тот же председатель. Это было сделано в достаточно короткий период и, возможно, эти лица что-то упустили. Передаточный акт никем не оспорен».

Кроме того, «Весне» не удалось доказать, что здание было построено именно в 1985 году. Департамент градостроительства и архитектуры Перми в ответе на письмо Карасёвой говорит о том, что в архиве города нет документов о строительстве столовой в 1985 году по данному адресу.

А вот на руках у Карасёвой, Куликовой и Вотиновой есть документы, подтверждающие историю спорного объекта с 2004 года. Оно, кстати, было построено без разрешения на строительство, но потом первые собственники в 2006 году через суд зарегистрировали свои права. В материалах дела есть письма из администрации Перми и Росимущества, которые против этого не возражали. Есть даже техзадание на его строительство.

В итоге суд подтвердил правоту заявительниц и признал, что «Весна» не имеет права на здание. Первые собственники здания (те самые, что построили его самовольно) зарегистрировали свои права в 2006 году, при том как «Весна» обратилась за регистрацией только в 2012 году. Суд посчитал, что установить действительную дату изготовления передаточных актов не возможно. И ответчик не сумел доказать, что изначально объект принадлежал колхозу и СПХ. В то же время Вотинова и Куликова в 2013-2017 годах исправно платили налоги.

Коллизия в апелляции

«Весна» решила оспорить решение в Пермском краевом суде. По словам истцов, кстати, практикующих юристов, тактика ведения заседания и её соответствие законодательству вызвала у них сомнения «в объективности беспристрастности судей». Все они указаны в жалобе на действия судей, которую они направили в квалификационную коллегию 4 февраля.

Во-первых, к апелляционной жалобе вдруг оказалось приложено два документа, которых не было в материалах дела. Это съёмка и заключение строительно-технической экспертизы. «Весна», отвечая на вопрос судьи, подтвердила, что они были изготовлены после вынесения решения Индустриальным судом. После чего суд указал, что рассмотрит ходатайства позже, но никаких ходатайств об их приобщении заявлено не было. На следующий день Елена Карасёва выяснила, что съёмка (опять же без ходатайств) уже вшита в дело.

Но дополнительные доказательства могут быть приобщены (ч.2 ст. 327 ГПК РФ) только если сторона докажет, что не могла представить их по уважительной причине в первой инстанции. Или если суд необоснованно отклонил такие ходатайства. Однако в Индустриальном суде судья несколько раз спрашивала (и это есть в протоколе заседания) о том, будет ли «Весна» проводить экспертизу. Но представитель компании отказался, прямо заявив, что не просит суд назначить экспертизу.

Во-вторых, одна из судей в беседе с представителем «Весны», по словам Карасёвой, прямо подсказывала, что нужно сделать, чтобы доказать свою позицию. Говорила, какие именно свидетели нужны (работники, которые трудились в спорном здании с 2007 года). И указала, какие документы нужно предоставить дополнительно. Другие судьи её поддержали, продолжает Карасёва. И это тоже нарушение ГПК: стороны сами доказывают свою позицию и сами избирают тактику защиты: как именно они будут это делать. При этом в первой инстанции «Весна» так и не привела свидетелей.

Более того, суд объявил перерыв в заседании со странной формулировкой: «Коллегия ставит вопрос о возможности назначения по делу экспертизы по тем вопросам, которые вы сочтёте, предлагается вам предоставить экспертное заключение, вопросы для экспертизы и в связи с этим перерыв до 17 февраля». При этом, рассказывает Карасёва, судья заметно нервничала и допускала оговорки: 

«Мы так и не поняли: нужны вопросы для экспертизы или всё-таки заключение? И на каком основании его надо изготовить?». И оснований для объявления перерыва у неё не было. Возможно, это было сделано для того, чтобы дать «Весне» время на поиск свидетелей».

Росимущество бездействует

Ещё во время участия в рассмотрении дела в Арбитражном суде (третьей стороной) Карасёва, Куликова и Вотинова сделали заключение кадастрового инженера. Он определил, что из пяти объектов недвижимости по Карпинского, землю под которыми «Весна» тогда пыталась истребовать у Росимущества, три отсутствуют физически. А, значит, нет никаких оснований выделять участок. Они направили письмо в Росимущество по Пермскому краю, где указали, что права Российской Федерации (а это, напомним, федеральные земли) тоже нарушаются. Более того, по их словам, основанием для регистрации всех этих пяти участков тоже являются передаточные акты, в подлинности одного из которых усомнился Индустриальный суд. И этого имущества, которое «Весна» получила от колхоза «Россия», также нет в документах налоговой службы, говорит Марина Куликова. «В одном случае были нарушены наши права, но в остальных же пяти случаях «Весна» претендует на земли РФ. Прецедент уже есть, идите, оспаривайте другие, объекты», — говорит Куликова. Однако теруправление ничего не ответило. И сейчас собственницы спорного здания направили письмо в прокуратуру, где они указывают на бездействие краевого Росимущества.

Поделиться