С кем «поссорился» Дмитрий Махонин

ТОП-5 «громких» антимонопольных дел врио главы Прикамья

Поделиться

Дмитрий Махонин с 2009 возглавлял краевое УФАС, а с 2013 года занимал пост начальника управления регулирования топливно-энергетического комплекса и химической промышленности ФАС. Мы выбрали пять масштабных антимонопольных «расследований» Дмитрия Махонина (и членов его команды), так или иначе связанных с Пермским краем.

Дмитрий Махонин

Дмитрий Махонин
 

УФАС vs Бюро городских проектов

В 2008 году по инициативе губернатора края Олега Чиркунова и сенатора Сергея Гордеева МАУ «Бюро городских проектов» (БГП) без проведения торгов поручило трём западным архитектурным фирмам (голландским KCAP Architects&Planners и BureauAlleHosper, а также финской Poyry) разработку мастер-плана Перми. Этот документ должен был заменить отменённый в 2007 году Пермским краевым судом главный градостроительный документ города. Услуги иностранных проектировщиков власти оценили в 135 млн руб., а общая смета создания генплана составила 431,6 млн руб.

Но осенью 2009 года в Генпрокуратуру с жалобой обратились некие лица, и региональная прокуратура нашла нарушения при заключении договоров с западными консультантами. Надзорный орган отправил материалы в УФАС, и служба предписала мэрии и БГП расторгнуть договоры.

В мэрии и БГП с выводами антимонопольщиков не согласились. По их мнению, статус муниципального автономного учреждения давал БГП возможность заключать договоры без конкурсов, в обход ФЗ №94 «О госзакупках». В декабре 2009 года чиновники обжаловали это решение в суде, но проиграли тяжбу.

Несмотря на то что на момент судебного решения разработку мастер-плана уже завершили, УФАС все равно требовало расторжения договоров. Дмитрий Махонин пояснил, что победа в суде создаст прецедент, который позволит антимонопольной службе предъявить претензии другим автономным учреждениям. «Кроме этих трёх договоров с европейскими исполнителями был заключен не один десяток договоров с российскими компаниями, также без конкурса. Решение суда в нашу пользу позволит избежать дальнейших трат бюджетных средств без необходимых конкурсных процедур», — говорил Дмитрий Махонин.

Отметим, что БГП в то время возглавлял эксперт архитектурного бюро MLA+ Андрей Головин. Эта компания является автором проекта «Пермь — 300 лет на Каме». И именно в рамках этой концепции идёт подготовка к юбилею города. Андрей Головин в качестве эксперта (официально его статус по отношению к краевым властям определить нельзя, должности в правительстве у него нет) консультирует краевые власти по многим градостроительным аспектам.

ФАС vs Виктор Басаргин

В декабре 2012 года по поручению губернатора Пермского края Виктора Басаргина КГУП провело отбор потенциальных инвесторов строительства нового аэровокзального комплекса. При этом победитель получал права на владение и пользование существующим аэропортом. В результате выбрали ОАО «Кольцово-Инвест» (управляет аэропортами в Екатеринбурге и Нижнем Новгороде, принадлежащими холдингу «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга).

В апреле 2013 года гендиректор ООО «БазэлАэро» Леонид Сергеев обратился с жалобой в ФАС России. По итогам проверки антимонопольная служба направила губернатору Пермского края Виктору Басаргину письмо, в котором рекомендовала провести торги во избежание нарушения Закона о приватизации. Однако за день до этого краевые власти и инвестор заключили инвестиционный меморандум, а через два дня создали совместное предприятие ОАО «Большое Савино — Терминал». В сентябре 2013 года ФАС России возбудила дело по признакам нарушения Закона «О защите конкуренции» в отношении губернатора Виктора Басаргина и компаний, принявших участие в сделке. И. о. руководителя УФАС по Пермскому краю Антон Удальёв на заседании комитета Заксобрания по экономическому развитию и налогам назвал процедуру отбора инвестора таким образом «фикцией». У антимонопольщиков были документы, доказывающие, что победитель этого отбора был определён заранее.

В декабре 2013 года, уже после того как вопрос о приватизации аэропорта был принят депутатами в первом чтении, Басаргин отменил результаты отбора предложений о строительстве аэропорта (победителем которого и стало «Кольцово-Инвест») и распорядился подготовить проектную документацию для проведения открытого конкурса. По данным «Коммерсанта-Прикамье», это решение Басаргин принял после того как экс-полпред в ПФО Михаил Бабич ознакомился с позицией ФАС России и доказательствами антимопольщиков — перепиской между краевыми властями и инвестором, которая могла стать сильным аргументом в суде.

Комментируя это дело, Дмитрий Махонин, который в то время уже был начальником управления топливно-энергетического комплекса ФАС России, отметил, что в ситуации со строительством аэропорта в Перми пришлось приложить много усилий, чтобы доказать правоту ФАС. «На другой стороне были достаточно серьёзные юридические консультанты, административный и лоббистский ресурс. Очень помогла выездная проверка с изъятием доказательств сговора, которая стала полной неожиданностью для оппонентов. Помогла также позиция ряда пермских депутатов Законодательного собрания, общественников и СМИ: как говорится, это специфика региона, которую мы в Москве хорошо понимали», — заявил он.

ФАС vs Газпром

Летом 2017 года ФАС проверила обоснованность тарифов двух ключевых активов «Газпрома» в Перми — ООО «Газпром межрегионгаз Пермь» и АО «Газпром газораспределение Пермь». Тарифы данных организаций регулирует непосредственно сам федеральный орган, а не Региональная служба по тарифам. Тогда ФАС в тарифе на транспорт для АО «Газпром газораспределение Пермь» признала необоснованными расходы на 300 млн руб. в год. Это затраты на дополнительное медицинское страхование, негосударственное пенсионное обеспечение, а также излишняя плата за аренду газопроводов, которую пермские газовики платят в адрес головного офиса. ФАС предложила «Газпрому» и краю направить эту сумму на газификацию Прикамья в рамках заключения регуляторного контракта. Но бывший топ-менеджер «Газпром газораспределение Пермь» Николай Благов отказывался подписать этот документ, предлагая снизить сумму до 200 млн руб. в год.

Из-за этого конфликта тариф для газовиков был заморожен и не индексировался с июля 2016 года. Но в сентябре 2019 года после двух лет переговоров с участием губернатора Пермского края Максима Решетникова «Газпрому» и ФАС всё-таки удалось найти компромисс: газовики согласились в течение пяти лет направить дополнительно 510 млн руб. на газификацию региона. ФАС, в свою очередь, одобрила повышение транспортного тарифа для «Газпром газораспределение Пермь» на 1,4% (порядка 30 млн руб. выручки).

Тарифы «Газпром межрегионгаз Пермь» также были повышены с 13 ноября 2019 года на 1,4%. Кроме того, соглашением предусмотрено, что для «Газпром газораспределение Пермь» начиная с 1 июля 2020 года и до 2023 года тариф будет увеличиваться на 3%.

«Тариф был заморожен и не индексировался с июля 2016 года, а инфляция была. За это время у «Газпром газораспределение» появились новые сети, а это дополнительная амортизация, которую мы обязаны учитывать. Самое главное: мы решили проиндексировать затраты на фонд оплаты труда выше темпов инфляции, то есть поднять зарплату простому персоналу ГГП до уровня среднего по отрасли в Пермском крае. Причём управленческого персонала эта индексация не коснулась, уровень их зарплат не увеличился. Итоговая сумма очень серьёзная для развития газификации региона», — заявил тогда Дмитрий Махонин.

ФАС vs ресурсники

В феврале 2017 года центральный аппарат ФАС провёл проверку РСТ по жалобе общественных организаций на завышенные коммунальные тарифы на услуги тепло- и электроснабжения, а также услуги горячего водоснабжения. ФАС проанализировала тарифные решения для 13 организаций Пермского края, включая ООО «ПСК», ПАО «Т Плюс», ОАО «МРСК Урала».

Антимонопольщики обнаружили множество нарушений в работе РСТ. Так, с 2015 года были зафиксированы нарушения законодательства при установке тарифов «Т Плюс». В объём необходимой валовой выручки засчитывались затраты на добровольное медицинское страхование (12, 2 млн руб. в 2016 и 2016 годах), расходы на аренду имущества, принадлежащего ряду компаний (1,5 млн руб.), на обучение несписочного персонала (1,5 млн руб.), на компенсацию износа основных средств, не относящихся к производству, и другое. Кроме того, 759 млн руб. составили «расходы на выполнение работ и оказание услуг производственного характера, выполняемых по договорам со сторонними организациями», а также «расходы на оплату иных работ и услуг». ФАС вынесла предписание пересмотреть тарифы. И с 1 октября РСТ (её руководителем к тому времени уже стал глава УФАС Антон Удальёв) тарифы были снижены: для ПАО «Т Плюс» — на 0,5%, для «ПСК» — на 1,2%, для ООО «ПСК» — «ОСП Котельные» — на 3%, для АО «БСК» — на 1,1%, для ООО «Инвестспецпром» — на 0,3%.

Среди прочего проверка ФАС тогда выявила аффилированность ряда сетевых компаний сотрудникам краевого правительства. «Там вообще всё плохо. Договоры аренды оказались фиктивными, ремонты не подтверждены актами выполненных работ, не предоставлено штатное расписание, а некоторые бумаги вообще несут в себе признаки мошеннических действий. К тому же эти компании оказались аффилированы лицам, работавшим в правительстве Пермского края», — заявил тогда Дмитрий Махонин, но имена чиновников не назвал.

Вероятно, речь шла о ООО «СетьЭнергоТранс». Проверяющие обнаружили, что компания выписывала платёжные поручения на имя В. И. Рыбакина, а также подписывала договоры займа с О. М. Рыбакиной и другими организациями.

Результаты проверки электросетевых компаний и принятые по итогам проверки решения стали основанием для возбуждения уголовного дела по факту злоупотребления должностными полномочиями со стороны сотрудников РСТ. Во исполнение предписаний ФАС РСТ 8 сентября 2017 года провела заседание правления, на котором трём организациям тарифы были «срезаны», шесть компаний были лишены статуса территориальных сетевых организаций, а значит, и тарифа на передачу энергии. Сейчас производство по этому делу прекратили, но выделили в отдельное производство материалы в отношении замминистра тарифного регулирования и энергетики Владислава Степина. Ему предъявлено обвинение в халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность) при подписании документов, касающихся тарифов для двух организаций, которых лишили статуса.

ФАС vs нефтяники

Дмитрий Махонин возглавил управление контроля топливно-энергетического комплекса ФАС РФ в 2013 году. И вскоре ФАС заподозрило нефтяные компании в злоупотреблении доминирующим положением на топливном рынке в связи с резким ростом цен на бензин. Только за июль цены на топливо выросли на 20—30%, или в среднем на 5 руб. за литр. Также вопросы у антимонопольного ведомства вызвало то, что нефтяные компании при снижении запасов на внутреннем рынке экспортировали слишком много топлива. Антимонопольщики предположили, что нефтяники специально создавали искусственный дефицит на внутреннем рынке.

В 2014 году история получила новый виток — в июне ситуацию усугубил взрыв на Ачинском НПЗ «Роснефти», из-за которого завод встал. Рынок недосчитался около 100 тыс. т высокооктанового бензина в месяц. А в ноябре ФАС возбудила антимонопольные дела в отношении «Роснефти», «Башнефти», «ЛУКОЙЛа» и его дочерней структуры «ЛУКОЙЛ-резервнефтепродукт» за манипулирование на бирже. ФАС установила, что с января по сентябрь во внебиржевом сегменте рост стоимости бензина АИ-92 и АИ-95 составил порядка 20%. В то же время в биржевом крупнооптовом сегменте цена АИ-92 увеличилась на 34%, а АИ-95 — на 35%. В результате вскоре оптовая стоимость топлива начала снижаться.

Отметим, что всякий раз, когда цены на бензин росли быстрее инфляции, ФАС предпринимала меры. Поэтому в 2016 году ФАС вновь уделила пристальное внимание ценам на нефтепродукты — биржевая цена падает, а мелкооптовая стоит. По данным информационно-аналитического центра «Кортес», за прошедшую неделю биржевая цена на Аи-92 снизилась на 867 руб. — до 41,259 тыс. руб. за тонну, а мелкооптовая выросла на 227 руб. — до 44,81 тыс. руб. за тонну. На Аи-95 цена на бирже снизилась на 250 руб. — до 43,814 тыс. руб. за тонну, в мелкооптовом сегменте выросла на 351 руб. — до 46,535 тыс. руб. за тонну топлива. Поэтому ФАС ещё раз попросила нефтяные компании проводить корреляцию между мелкооптовыми и биржевыми ценами. «Как ни смешно это звучит, но им было дано последнее предупреждение. Мы надеемся, что мелкооптовые цены стабилизируются и, может быть, снизятся. По крайней мере, компании нас заверили в вероятности такого тренда. Если на следующей неделе мы этого не увидим, то будем реагировать», — комментировал тогда Дмитрий Махонин.

В 2017 году цены вновь начали расти. Но после того как ФАС попросила российские нефтяные компании обосновать рост цен на топливо на внутреннем рынке в последние недели, цены начали снижаться.

Поделиться