Мария Трокай


«Важно снять табу с темы онкологии»

Доктор медицинских наук Людмила Банковская — о том, как телемедицина улучшает качество онкологической помощи и почему онкопациентам нужна психологическая поддержка

Поделиться
Людмила Банковская

Людмила Банковская
 

— С какими трудностями чаще всего сталкиваются пермяки, имеющие онкологические заболевания?

— Хотелось бы, чтобы у наших пациентов был более широкий выбор при обращении за онкологической помощью. От этого зависит, сколько времени выиграет пациент, удастся ли ему избежать стресса и остановить развитие заболевания.

Большинство наших пациентов обращаются в Пермский онкодиспансер. Для того чтобы попасть к доктору или получить процедуру, многим приходится ожидать по несколько недель, а то и месяцев. К сожалению, люди, которые привыкли полностью перекладывать ответственность за своё здоровье на врачей, покорно ждут своей очереди. Хотя для них это может обернуться серьёзнейшим осложнением и повышением риска для жизни. При онкологии каждый день становится решающим.

Онкология - цифры2.6

— Как действовать пациенту, если он на протяжении долгого времени не может записаться на приём к онкологу?

— Брать ответственность за своё здоровье на себя и искать другие варианты. Обращаться к специалистам федеральных онкологических центров. Сейчас такая возможность появилась в Перми — с помощью телемедицинских технологий можно получить рекомендации специалистов из НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина.

— Вы имеете в виду второе мнение, подтверждение или опровержение поставленного диагноза и выбор другой схемы лечения? А возможно ли в принципе другое мнение у выпускников одной и той же высшей медицинской школы?

— Если говорить о пермском регионе, действительно, большинство специалистов обучались на одной и той же университетской кафедре. Поэтому за вторым мнением пациентам лучше обращаться к врачам столичных онкологических центров, где сильные онкологические школы. Это можно сделать бесплатно: приехать в один из специализированных научно-исследовательских центров, записаться на приём и получить рекомендацию онколога. Проблема в том, что не у всех пациентов есть силы на поездку в другой город. Московский ритм жизни требует значительных затрат энергии, не говоря уже о финансовых ресурсах. Обратиться к ведущим онкологам Москвы или Санкт-Петербурга можно дистанционно.

— Применение телемедицины в онкологии — это совершенно новый вид медицинской помощи. Какие задачи помогают решить современные технологии?

Онкология - цифры

— В 2019 году «Весна Медикал Груп» стала первой в стране частной клиникой, которую подключили к защищённой федеральной телемедицинской системе Минздрава России. Благодаря этому пациенты с онкологией в нашем регионе могут обратиться в передовые научно-исследовательские центры России, не выезжая из Перми. Почему это значимый шаг? Именно в федеральных центрах внедряются современные технологии и методики в онкологии, которые затем применяют врачи в регионах.

Основная задача онкологии сегодня — выиграть время у заболевания. Чем раньше выявляется онкология, чем быстрее ставится точный диагноз и назначается лечение, тем больше шансов у пациента на выздоровление. Если человек тратит месяцы на то, чтобы сидеть в очереди, ждать тот или иной препарат, его шансы постепенно тают. Здоровья на поездку в Москву или Санкт-Петербург у таких пациентов может не хватить. Использование интернет-технологий помогает решить целый комплекс задач онкологических пациентов, и в первую очередь облегчить доступ к высококвалифицированным специалистам.

Людмила Банковская

 

— Чем телемедицина в онкологии отличается от обычных онлайн-консультаций?

— Законодательство запрещает врачам ставить диагноз без очного приёма пациента. Вот почему телемедицинская консультация со специалистами НМИЦ онкологии им. Блохина проводится только в клинике и только с использованием защищённого канала связи.

Я обязательно присутствую рядом с пациентом. Но работа начинается раньше. Когда пациент обращается к нам, мы выясняем его ситуацию, собираем все необходимые исследования, отправляем их в Москву на рассмотрение специалистов НМИЦ онкологии им. Блохина. Через несколько дней назначается консультация. Все предварительные переговоры и согласования медицинской документации ведутся на уровне врачей. Это, с одной стороны, ускоряет процесс, освобождает пациента от лишних трудностей, с другой стороны, обеспечивает высокое качество медицинской помощи. По крайней мере, во всех случаях, с которыми мы уже обращались к коллегам НМИЦ им. Блохина, пациентов консультировали не рядовые врачи, ведущие приём амбулаторно, а доктора наук.

Факты

Тема онкологической помощи стала активно обсуждаться в западном обществе ещё в 1970-е годы благодаря знаменитостям, открыто говорившим о своём заболевании.

В 1976 году журналистка NBC News Бетти Роллин опубликовала книгу «Сначала ты плачешь» о собственном опыте преодоления рака.

Яркий пример современности — судья Верховного суда США Рут Гинзбург, объявившая 8 января о том, что в четвёртый раз победила рак.

В России значительный вклад в эту работу внёс Андрей Павленко, хирург-онколог. После его смерти 5 января созданный им фонд поддержки и развития онкологической помощи Cancer Fund объявил о создании в России первого СМИ об онкологии.

— Что может изменить для пациента всего одна телемедицинская консультация?

— Ряд задач одна консультация вполне может решить. Она позволяет удостовериться в правильности диагноза и определиться с тактикой лечения. Особенно важно знать мнение специалистов федеральных центров, если у пациента возникают сложности с постановкой диагноза или подбором терапии.

— А что происходит дальше?

— Это уже выбор каждого. По опыту могу сказать, что некоторые пациенты возвращались с заключением федерального центра в Пермский онкологический диспансер и врачи принимали новое заключение, поддерживали выводы коллег и меняли тактику в процессе лечения. Те пациенты, которые предпочитают лечиться в частной клинике, остаются под нашим наблюдением.

— Как вы относитесь к выбору пациентов лечиться за границей? Как не ошибиться с выбором клиники и врача в другой стране?

— Некоторые пациенты уезжают на лечение в Германию, Израиль, США и даже Японию. Такой вариант приемлем в том случае, когда пациенту хватает сил на дальние перелёты и адаптацию к условиям другой страны. Многие, получив назначение врачей, возвращаются в Россию и по данным схемам проходят курсы химиотерапии здесь. Ничего нового, надо сказать, им не прописывают. Схемы лечения те же, что и у нас. Пациенты платят в основном за сервис и скорость оказания онкологической помощи. За один день их разместят в стационаре, обследуют, их посмотрит профессор. Важно только понимать, что зарубежные клиники руководствуются исключительно коммерческими интересами. Никто не ждёт там наших соотечественников с распростёртыми объятиями и желанием вылечить. Для того чтобы правильно сориентироваться и выбрать ту клинику, где помогут максимально, я бы порекомендовала заручиться поддержкой опытного российского онколога, которому вы доверяете. Желательно быть на связи с этим доктором на каждом этапе исследований и консультаций во время пребывания в зарубежной клинике. Это поможет избежать избыточных назначений, а значит, разумно распорядиться деньгами, избежать стресса и лишних затрат. Некоторые пациенты, вернувшись из европейских, израильских или японских клиник, приходят к выводу, что схемы лечения мало чем различаются. Убедившись в этом, они спокойно проходят химиотерапию у нас по назначенным за границей рекомендациям.

— В интернете можно встретить многочисленные профили лжеврачей — людей, не имеющих медицинского образования, но берущих на себя смелость давать рекомендации в отношении здоровья. Из-за этого пациентам всё сложнее доверять врачам. Как правильно выбрать хорошего специалиста?

— Лучше всего выбирать клинику, которая имеет лицензию на медицинскую деятельность того профиля, который интересует пациента. В такую клинику не трудоустроится доктор без специального образования. На мой взгляд, это самый надёжный способ поиска врача. Ну а дальше могут быть варианты: кто-то доверяет отзывам знакомых, кто-то читает рекомендательные ресурсы в интернете. Лучше обратиться к нескольким специалистам и выбрать того, кто соответствует вашим критериям профессионала, с кем по-человечески комфортно.

— Когда человек узнаёт об онкологическом диагнозе, он испытывает шок и растерянность. Можете ли вы подсказать универсальный план, как действовать, чтобы выиграть в трудной схватке с болезнью?

— Действовать нужно быстро — это главное. Иногда при агрессивной форме рака всего за месяц заболевание может развиться от второй стадии до четвёртой. После того как выявлена опухоль или есть подозрение на онкологию, проводится биопсия или иной вид диагностического исследования тканей поражённого органа. Обязательно нужно провести гистологическое исследование — это основа диагноза. На следующем этапе надо найти доктора, который поможет определить стадию заболевания. Затем онколог определяет тактику лечения. Можно пройти любые доступные виды высокотехнологичной диагностики, но они нам скажут лишь о распространённости очагов, то есть позволят определить стадию заболевания. Сам диагноз ставится только на основе гистологии. Важно, чтобы пациент это знал. И вот тут лучше довериться врачу. От пациента требуется найти такого онколога, сопоставить мнения разных специалистов.

Огромную роль для онкологических пациентов играет психологическая поддержка. Прекрасно, если её оказывают близкие люди, но в большинстве случаев семьи онкопациентов тоже нуждаются в психотерапевтической помощи. Поэтому лучше обратиться к профессионалу — психотерапевту или медицинскому психологу. К сожалению, в российском обществе это до сих пор не вошло в практику, тема онкологии подвержена стигматизации. Поэтому необходимо снимать табу с этой темы.

— Почему психологическая помощь так же важна, как и медицинская?

— Потому что оптимальное психологическое состояние пациента — залог его выздоровления. Если больной погружается в уныние, депрессию, то у него вырабатываются гормоны стресса, которые ослабляют его организм. Это происходит на биохимическом уровне. В этом случае не запускаются процессы, направленные на восстановление здоровья. Психотерапия или хотя бы создание благоприятной обстановки, в которой человек получает повод для радости, запускают регенераторные процессы. Организм включает режим самовосстановления. По моим наблюдениям за пациентами в течение более 15 лет врачебной практики, пациенты в депрессии быстро сгорают, а жизнерадостные люди — они живут.

Поделиться