Евгения Пастухова

выпускающий редактор

Юлия Усольцева

главный редактор газеты «Новый компаньон»

«Сейчас для Максима Решетникова открылось окно возможностей»

Как изменится статус губернатора и муниципалитета в новой конфигурации власти

Поделиться

Для региональной повестки в послании Владимира Путина главным вопросом остаётся роль Госсовета и встраивания муниципалитетов в вертикаль. Понятно, что растёт роль депутатов Госдумы и членов Совета Федерации. Но как изменится роль губернатора и изменится ли она вообще? Каким образом органы местного самоуправления сольются с вертикалью? Мы спросили об этом российских и пермских политологов и политтехнологов. Большинство склоняется к тому, что губернаторы будут активно стремиться к тому, чтобы вернуться в Москву, но возьмут не всех, а некоторых просто уволят.

«Будет много кадровых перестановок на уровне губернаторов»

Руслан Модин, политконсультант (Москва):

— Об усилении роли губернаторов в чистом виде в послании речи не шло. Президент говорил про усиление роли Госсовета (а это все губернаторы в совокупности). Вероятнее всего, президент имел в виду усиление руководителя Госсовета и его аппарата. Это говорит о том, что у заместителя главы администрации президента Сергея Кириенко акции идут вверх. Он сбалансировал полномочия между СФ, силовым блоком, Конституционным судом и Госсоветом, уравновесил исполнительную и законодательную власть.

На мой взгляд, в этом году будет много кадровых перестановок на уровне губернаторов. Все ждали этого осенью, но не случилось. Поэтому высока вероятность, что кадровые перестановки будут в этом году. Может быть, не пакетом, но будут. И какие-то — даже в ближайшее время, потому что это можно будет сделать без большого резонанса после новостей про изменение Конституции и отставки правительства.

Сразу в нескольких регионах есть слухи о том, что губернаторы рассчитывают уйти из регионов обратно в Москву. Но это субъективная информация.

Если говорить про Пермский край и вашего губернатора, то есть ещё и объективный фактор — Михаил Мишустин настоящий технократ. Он родом из технологической среды. Он построил самую высокоэффективную налоговую систему в мире. Так считает международное сообщество. Соответственно, в команду он будет набирать людей похожего склада характера, с похожим опытом, то есть технократов.

Про местное самоуправление президент сказал то, о чём все уже давно говорили: полномочия представительных органов власти муниципалитетов с каждым годом утрачиваются. Всё себе забрали регионы и Федерация. И это вызывает острую общественную дискуссию. По сути, у представительных органов муниципалитетов осталась только возможность определить, где сделать площадку для выгула собак. А какие-то вопросы, которые должны быть на их уровне, — земельные отношение, рекламный рынок, — всё это у них забрали. Президент дал понять, что это надо изменить. Но процесс будет инерционным, потому что встретит сильное сопротивление со стороны региональной и федеральной властей.

Конечно, новые полномочия для МСУ должны быть подкреплены финансово, налогами. Думаю, новый премьер с этой задачей отлично справится.


«Сейчас многие губернаторы надеются вернуться в Москву»

Константин Калачев, политконсультант (Москва) Константин Калачёв, политконсультант (Москва):

— Реального усиления роли губернаторов я бы не ждал. Да, у них есть возможность принимать участие в обсуждениях на Госсовете. Но кто из них готов вызвать огонь на себя, заявляя о несогласии?

Я думаю, что сейчас многие губернаторы надеются вернуться в Москву через правительство. Может, кого и заберут. Шансы на это есть.

Насчёт МСУ ясно, что ничего не ясно. Есть Европейская хартия местного самоуправления, которая ратифицирована РФ. Что делать с ней? Встраивать МСУ в вертикаль публичной власти — это как? МСУ и так по факту является частью вертикали, несмотря на то что по Конституции,местное самоуправление отделено от государственной власти.

Пока вопросов больше, чем ответов. А некоторые вещи, как с губернаторами, кажутся сугубо декларативными. В усиление ответственности МСУ могу поверить. Но усиление роли предполагает совсем другие решения. Прежде всего, реальную независимость и финансовую самодостаточность.


«Сама по себе конституционная реформа не усиливает губернаторов»

Александр Белоусов, политконсультант (Екатеринбург):

— Сейчас для Максима Решетникова открылось окно возможностей. Открылось, как всегда, неожиданно. Но нужно быть реалистами: туда устремятся десятки губернаторов, а победит совсем не тот, кто проявит максимум рвения. Ещё вчера никто, кроме Маргариты Симоньян, не называл фамилию Мишустина, что уж говорить про министров. 

Правила игры изменились, никто не знает, по каким критериям будет проходить отбор. И попадание Решетникова в федеральное правительство не должно превращаться в игру с нулевой суммой.

Теперь — про роль регионов. Именно проблемы регионов стали одним из триггеров смены правительства. Полагаю, что спрос за проблемы на местах, тем более системные проблемы, станет более строгим, ответственность регионов повысится. Не исключено, что мы увидим ряд отставок в губернаторском корпусе, инициированных новым премьером: у него должен определённый быть карт-бланш в том числе и на кадровые решения. Сейчас как раз такое время, когда такие отставки возможны, а запрос на это есть. Губернаторам предстоит по-новому выстраивать отношения с новым правительством и премьером. Никто не знает, чего от него ждать, наступает волнительное время неопределённости. Что же касается Госсовета, то главное в нём — не состав, а фигура председателя. Пока сама по себе конституционная реформа не усиливает губернаторов. Как всегда, все усиления губернаторов будут результатом личных действий, как и ослабления — результатом самонадеянности и глупых конфликтов.


«Губернаторы должны будут обеспечить транзит власти»

Виктор Соколов, политтехнолог (Пермь):

— Я бы выделил несколько моментов в послании президента, которые отразятся на регионах.

Во-первых, полномочия президента разделяются с парламентом. И соответственно, президент не будет обладать всей полнотой власти, как сейчас. И если раньше депутаты Госдумы просто представляли территорию, то теперь они будут утверждать кандидатуру премьер-министра и остальных членов кабмина. И ставки за борьбу в Госдуму повышаются.

Во-вторых, рождается надсистемный орган — Госсовет. Полагаю, он будет вырабатывать стратегические правила игры для всех акторов по тем или иным вопросам. И скорее всего, в моём понимании, президент «пойдёт» на Госсовет, и это будет закреплено в конституционном режиме. Кроме того, выстраивается единая исполнительная вертикаль до уровня муниципалитетов. Предположу, что, поскольку вводится приоритет национального законодательства над международным, возможно, будет каким-то образом упразднена закреплённая в Хартии местного самоуправления норма о том, что ОМСУ не входят в систему госвласти. А для того чтобы не было регионального сепаратизма, чтобы региональное законодательство соответствовало федеральному, прокуратура получает особый статус «ока». Прокуроры, назначать которых будут в федеральном парламенте, будут обеспечивать контроль за вертикалью. Иными словами, монополизации региональной власти, вольницы, не будет. Исполнительная власть в стране будет включать три «этажа»: местный, региональный, Госсовет.

Другой аспект. Транзит власти должен проходить в атмосфере социального спокойствия. Именно с этим связаны важные социальные инициативы, озвученные в послании. Кстати, не исключаю, что на федеральном уровне ЕНВД всё-таки оставят: в приоритете сегодня система заработка и доходов населения, борьба с бедностью.

Что касается роли губернаторов в новой структуре, то они, в первую очередь, должны будут обеспечить транзит власти. Именно поэтому в новом составе правительства глав регионов мы вряд ли увидим (в крайнем случае — единицы). 

В 2021 году у нас выборы в Госдуму (которая усилилась), в ряде субъектов, в том числе у нас, выборы в Заксобрания. Плюс, учитывая, что Дмитрию Медведеву предложили пост заместителя председателя Совета безопасности, не исключено, что сменится федеральное руководство партии «Единая Россия». А это элемент административного ослабления в партии. Соответственно, уход губернатора с любой территории — это значит дисбаланс в регионе, передел политических элит. Но главам субъектов надо выполнять послание, удерживать власть и готовиться к выборной кампании. На кону стоит очень многое.


«Сложившуюся реальность просто фиксируют законодательно»

Станислав Шкель, доктор политических наук, профессор кафедры политических наук ПГНИУ (Пермь):

— Я не согласен с тем, что начался какой-то транзит. Транзит предполагает либо переход от одного режима к другому (от авторитаризма к демократии, например), либо переход власти от одной персоны к другой персоне. И потому все предложения Владимира Путина связаны не с транзитом, а с антитранзитом. Они направлены на то, чтобы он сохранил контроль даже при условии ухода с поста президента.

При этом усиливаются другие институции: Федеральное собрание (особенно верхняя палата) и Госсовет. И относительно Госсовета пока ничего не понятно. Мы знаем только, что Владимир Путин предложил существенно повысить его статус, вписать его в Конституцию, но его полномочия ещё не определены. Я думаю, что в результате мы пойдём по казахстанскому варианту, и компетенции совета будут очень значительными. Я полагаю, что туда войдут не только губернаторы, но и силовики, а председатель совета будет не ограничен по срокам. И таким образом Владимир Путин сможет бесконечно контролировать всю Россию через губернаторов и силовиков, а через лояльного ему президента — контролировать правительство.

Приоритет национального законодательства над международным — это негативная новость. Россия сможет легко отмахиваться от мирового сообщества, и произвол вертикали возрастёт. Но в целом, если посмотреть на поведение нашей власти с 2014 года (тот же Крым), мы увидим, что она и так не особо оглядывается на международные нормы.

Ожидать каких-то изменений на уровне регионов тоже не приходится. Владимир Путин просто законодательно закрепляет ту реальность, которая уже существует. Губернаторы абсолютно подконтрольны федеральной власти. И этот контроль только усилится через партии власти (в том числе и в Госдуме). Партия — самое простое средство контроля.

Отделение муниципалитетов от органов госвласти — это, по сути, рудимент 90-х годов. С тех пор как территории лишили собственных доходов, с тех пор как отменили прямые выборы глав, по факту они давно встроены в вертикаль. Пермский край и Московская область — примеры того, что уже давно идёт процесс слома европейской трёхуровневой системы (отмена поселенческого уровня). И эту реальность просто фиксируют законодательно.

Иными словами, никакого транзита не происходит. Это просто решение «проблемы 2024» для Владимир Путина, и он как главная фигура сохраняет этот статус. Какие-то страхи и ожидания мощных перемен преувеличены: на федеральном уровне всё сделано для того, чтобы сохранить статус-кво.

Поделиться