Полина-Путякова

Полина Путякова

журналист

Во власти бюджета

Экономический рост в 2020 году зависит от госрасходов

Поделиться

Эксперты по-разному оценивают экономические итоги уходящего года — от стагнации до слабого роста. Однако в прогнозах на 2020 год их мнения сходятся. В самой экономике нет значимых очагов для развития, и существует только одна сила, способная её подтолк­нуть: господдержка и нацпроекты.

Производство

Экономисты отмечают, что одним из сдерживающих факторов роста экономики является высокий износ основных фондов
  Константин Долгановский

Неоднозначные оценки

Доцент департамента экономики и финансов НИУ ВШЭ — Пермь Татьяна Букина обращает внимание на то, что ряд ключевых экономических показателей региона в 2019 году имели положительную динамику. Среди них — индекс промышленного производства, который по итогам девяти месяцев 2019 года составил 102,9%. Кроме того, за это время в полтора раза вырос объём грузов, перевезённых транспортом, а общий грузооборот вырос почти в два раза. Внешнеторговый оборот Пермского края увеличился на 10%. «Другой вопрос, достаточно ли этого, чтобы говорить о том, что экономика края растёт опережающими темпами. Мне это кажется преждевременным. Эксперты утверждают, что говорить об устойчивой тенденции можно тогда, когда темпы роста в течение некоторого периода сохраняются на уровне более 3%. Да, сейчас по сравнению с 2018 годом мы наблюдаем положительную динамику, но не более того», — рассуждает Букина.

Старший преподаватель кафедры «Экономика и финансы» ПНИПУ Юлия Стародумова оценивает прошедший год как стабильный — с невысокими темпами роста (и в Пермском крае, и в целом в России), но и без падений. Среди основных причин такой динамики экономист называет реальные доходы населения. «Не нужно смешивать эту тенденцию с динамикой средних заработных плат, которые весьма оптимистично увеличиваются. Уровень покупательной способности определяется не ими, а ростом или снижением реальных располагаемых доходов, а они пока не растут после снижения в предыдущие годы. Поэтому не растёт и спрос», — говорит Юлия Стародумова. Как ни парадоксально, но в условиях невысокой покупательной способности населения низкая инфляция тоже отчасти играет в минус, отмечает эксперт. Она снижает мотивацию тратить деньги прямо сейчас, ведь и через год покупка будет стоить почти столько же.

По мнению Стародумовой, кроме невысокого спроса есть ещё один фактор, ограничивающий развитие экономики, — высокая степень износа основных фондов. «Не считая добывающего сектора, вся остальная промышленность находится в очень изношенном состоянии, основные фонды практически не обновляются. Это сказывается как на количестве производимой продукции, так и на её качестве и современности», — говорит эксперт.

Наконец, нельзя забывать и о влиянии внешних факторов. По словам доцента кафедры предпринимательства и экономической безопасности ПГНИУ Александра Бобкова, давление со стороны ведущих мировых экономик, поддерживающих, а иногда и усугубляющих политику санкционного вмешательства, негативным образом сказывается на динамике экономического роста Российской Федерации и её регионов. Особенно тех, промышленный потенциал которых во многом ориентирован на экспорт и использование высоких технологий. И Пермский край как раз относится к этой группе регионов.

Пермский край в сочи

В минэке говорят, что потенциал для развития у региональной экономики есть. Так, в 2019 году Пермский край вошёл в топ-15 регионов РФ по объёму экспорта
  Константин Долгановский

Взглянуть глубже

К сожалению, последствия невысокой экономической динамики несколько глубже, чем отсутствие роста в розничной торговле. Вследствие снижения спроса началась волна банкротств предприятий, констатирует Юлия Стародумова. По её данным, в Пермском крае в 2019 году количество банкротств юрлиц увеличилось примерно на треть. Это и крупные застройщики, такие как «Трест №14» и «Трест №7», завод «Машиностроитель», и ряд других, более мелких компаний, среди которых перевозчики и другие производственные и непроизводственные компании. «Развитию экономики Пермского края помимо внешних факторов препятствует ряд негативных тенденций, протекающих непосредственно в самом регионе. В ситуации стагнации экономика не строит много, не расширяет производство, поэтому строительный сектор неизбежно сжимается, и это коррелирует с предбанкротным состоянием сразу нескольких строительных компаний», — поддерживает коллегу Александр Бобков.

Но банкротства — это лишь самое явное и заметное следствие стагнации, отмечают экономисты. «Мы наблюдаем перетекание центров принятия решений крупнейших предприятий. Например, НПО «Искра» уже перешло под контроль управляющей компании из другого региона. Следовательно, решения, касающиеся Пермского края, перестают приниматься здесь. Сбалансированность регионального бюджета вызывает вопросы в ситуации, когда основными статьями его доходов являются налог на прибыль и НДФЛ, а на три компании (ПАО «ЛУКОЙЛ», ПАО «Уралкалий» и ПАО «Метафракс») приходится как минимум 80% прибыли, заработанной топ-300 крупнейших компаний Пермского края», — перечисляет факты Александр Бобков.

Юлия Стародумова уверена, что данная тенденция является следствием стагнации и отсутствия спроса в Пермском крае, что вынуждает инвесторов уходить в другие регионы или передавать свои пакеты управляющим из других регионов. «Получается, что наш регион всё больше управляется извне. Налоговые поступления сокращаются уже сейчас, и мы теряем потенциал роста в будущем», — говорит она.

В Министерстве экономического развития Пермского края отмечают, что за девять месяцев 2019 года в регионе, напротив, наблюдается рост инвестиций в основной капитал. Без учёта данных по субъектам малого предпринимательства он составил более 139,5 млрд руб. (+12,1% к уровню аналогичного периода 2018 года).

Это стало возможным благодаря реализации инвестпроектов. В 2019 году девять проектов с совокупным объёмом вложений 38 млрд руб. получили статус приоритетных. Эти проекты должны создать в регионе 900 рабочих мест. Таким образом, сейчас в Пермском крае реализуется 28 приоритетных инвестиционных проектов с общим объёмом инвестиций 416,6 млрд руб. Планируется, что с их реализацией в крае появится 18 189 рабочих мест, говорят в минэке. «В числе наших приоритетных инвестиционных проектов не только проекты, реализуемые в специфичных для Пермского края нефтедобывающей, химической и лесопромышленной отраслях, — подчёркивают в ведомстве. — Также уделяется внимание инвестиционным проектам в социальной сфере — строительству жилья для расселения аварийного фонда края, в сфере услуг — новым многофункциональным центрам с гостиницами, аквапарку, конгрессно-выставочному центру, кампусу для иностранных и российских студентов».

В 2019 году улучшились показатели экспорта: за период с января по август было экспортировано товаров на сумму $3,49 млрд, что на 6,37% (или на $0,21 млрд) больше, чем в аналогичном периоде 2018 года (объём экспорта Пермского края за январь—октябрь 2018 года составил $3,28 млрд). В этом году Пермский край вошёл в топ-15 рейтинга по объёму экспорта с января по октябрь 2019 года среди регионов Российской Федерации, заняв 14-е место. «Эти цифры говорят о том, что экономика Пермского края находится в развитии, которое, благодаря наработкам этого года, продолжится в следующем году», — уверены в минэке.

Ограничения роста

Эксперты «Нового компаньона» не так оптимистичны. Они отмечают, что среди факторов, которые будут сдерживать экономический рост в следующем году, — налоговые изменения. Как с точки зрения законодательных нововведений, так и с точки зрения правоприменения налоговая политика будет всё жёстче, считают эксперты. «Налоговая нагрузка на бизнес и общество в целом увеличивается. Отмена ЕНВД — одно из самых неоднозначно воспринимаемых налоговых изменений последнего времени. Можно полагать, что это приведёт к определённому росту цен и на товары, и на услуги. Переход к новой системе налогообложения способствует увеличению налоговой нагрузки, что может быть компенсировано и за счёт кошельков потребителей. Кроме того, в некоторых случаях это приведёт к вытеснению бизнеса в «серую» зону. При этом инструментарий налоговых органов существенно расширился, и вероятность избежать ответственности в случае налоговых правонарушений очень невелика», — говорит декан экономического факультета ПГНИУ Михаил Городилов.

Один из наиболее ярких примеров ужесточения налоговой политики в 2019 году — изменение ставки НДС. А в следующем году наиболее значимым для малого бизнеса изменением станет как раз отмена ЕНВД, уверена Татьяна Букина. Она отмечает, что, по официальным расчётам Контрольно-счётной палаты Пермского края, даже при переходе на УСН налоговая нагрузка вырастет в четыре раза. А в некоторых случаях, по данным бизнесменов, в 15 раз. Если выбрать патентную систему, то с учётом страховых взносов нагрузка вырастет минимум в три-четыре раза. «В итоге тем, кто не справится с выросшей налоговой нагрузкой, придётся уйти. По мнению экспертов, огромная часть бизнеса — до 50% — либо уйдёт в тень, либо перерегист­рируется в других регионах, либо полностью прекратит деятельность», — отмечает Татьяна Букина. По её мнению, негативные последствия коснутся и бюджета: муниципалитет немало потеряет, так как НДФЛ, налоговые и неналоговые платежи сократятся в связи с ликвидацией бизнеса. В целом, считает экономист, сумма получится как раз такая, какую обещают выплатить в качестве компенсации из краевого бюджета.

В краевом минэке отмечают, что с отменой ЕНВД налоговая нагрузка не вырастет, а «станет соразмерной рентабельности и масштабам бизнеса». Рассматривая обращения представителей бизнеса, специалисты ведомства выяснили, что, как правило, увеличение налоговой нагрузки происходит в случае некорректного расчёта либо при выборе для расчёта неоптимального налогового режима. Например, торговое предприятие считает налог по ставке УСН (6% от дохода), в то время как предпочтительным вариантом будет УСН (15% от прибыли) или ПСН. «И даже с учётом снижения ЕНВД на величину страховых взносов в ряде случаев налоговая нагрузка для малого бизнеса снижается при переходе на иные налоговые режимы, — сообщают в мин­эке. — Для предпринимателей и организаций остаётся возможность перехода на упрощённую систему налогообложения, предусматривающую уплату налога непосредственно от реальной суммы дохода в размере от 1 до 15%. Для сравнения: налог на доходы для граждан (НДФЛ) составляет 13%. Индивидуальные предприниматели могут перейти на патентную систему налогообложения».

В наступающем году сохранится низкий уровень безработицы, отмечают эксперты кадрового холдинга «АНКОР», но это не повод для оптимизма. Ситуация в экономике не столь однозначна и заметно различается в зависимости от отрасли и конкретного предприятия. Одни отрасли стагнируют (металлургия, стройматериалы и оборудование), другие демонстрируют положительную динамику (сельское хозяйство, добыча и переработка полезных ископаемых, IT), третьи трансформируются. «В целом на рынке труда мы отмечаем скорее неравномерное развитие, дисбаланс спроса и предложения, нежели стагнацию. Такого падения спроса на персонал и кадровые услуги, как это было в 2015—2016 годах, не наблюдается уже второй год подряд. Однако спрос и предложение зачастую не совпадают географически и квалификационно», — говорит Татьяна Баскина, заместитель генерального директора холдинга «АНКОР» по работе с профессиональным сообществом.

Опасения экспертов поддерживает и Минфин России. Как сообщалось ранее, он включил Пермский край в число регионов с наихудшими прогнозами динамики ВРП в перспективе пяти лет. Тем не менее факторы, которые всё-таки могут изменить ситуацию, есть.

Вся надежда на бюджет

Четвёртое подряд снижение ключевой ставки снизит стоимость кредитных ресурсов — и для бизнеса, и по ипотечным кредитам. Это, возможно, даст толчок бизнесу и строительной отрасли, считает Юлия Стародумова. Впрочем, по мнению других экспертов, надежда на дешёвые заёмные ресурсы может не сработать. Однако скромная динамика кредитования юридических лиц является не причиной, а следствием стагнации, уверен заведующий кафедрой менеджмента ПГНИУ Игорь Мерзлов. «Деловая активность сейчас невысока: из-за неуверенности в будущем экономики предприятия не могут спрогнозировать перспективы продаж, поэтому они концентрируются на сохранении существующего объёма бизнеса, а не на его развитии. Как следствие, объём инвестиционного кредитования сократился, а наиболее частой целью кредитования стало пополнение оборотных средств», — рассуждает он.

Советник гендиректора компании «Открытие Брокер» по макроэкономике Сергей Хестанов считает, что в 2020 году экономическая динамика в основном будет зависеть от госрасходов: увеличатся они — станут больше и темпы роста экономики. С этой точки зрения у Пермского края есть надежда. «На следующий год в Пермском крае принят дефицитный бюджет, это говорит о том, что власти готовы тратить больше, чем они изымают из экономики в виде налогов. Кроме того, в бюджете есть беспрецедентная цифра — 57 млрд руб. планируется направить на инвестиционные расходы. Эта колоссальная цифра означает, что нацпроекты в различных сферах будут ударно реализовываться и, возможно, вокруг них как раз и появятся очаги роста и в малом, и в крупном бизнесе», — полагает Юлия Стародумова.

По мнению Татьяны Букиной, заметное значение для развития экономики региона будут иметь проекты в сфере дорожного строительства — за счёт их количества и масштаба. В предыдущие два года благодаря федеральной поддержке были реализованы некоторые из них: реконструкция участка автодороги Березники — Соликамск, дороги Калинино — Верхнечусовские Городки, реконструкция пересечения ул. Героев Хасана с Транссибирской магистралью и др. В краевом бюджете на развитие транспортной системы заложено порядка 40 млрд руб., из первостепенных проектов можно назвать строительство обхода города Чусового, Восточного обхода Перми на участке с 4-го по 9-й км, перехода ул. Строителей от ул. Куфонина до ул. Стахановской и др.

В рамках госпрограмм значительное число производственных предприятий получили финансирование краевого и федерального фондов развития промышленности, рассказывает Юлия Стародумова. Это завод «Синергия», АО «Пермский завод «Машиностроитель», АО «Сорбент», ГК «Новомет», ПАО «Метафракс», АО «ОДК-Пермские моторы» и др. Финансирование осуществляется на платной основе, но по очень низкой процентной ставке и с отсрочкой выплаты.

В свою очередь, малый бизнес помимо госпрограмм может поддержать эксперимент по налогу на профессио­нальный доход, который начинается в Пермском крае в следующем году, выражает надежду Юлия Стародумова. «Этот налоговый режим значительно снижает административные барьеры для тех, кто подходит под определение самозанятых. И это может стать точкой роста для микробизнеса», — говорит она.

Впрочем, Александр Бобков преду­преждает о замедлении реализации национальных проектов как о тенденции в масштабах всей страны. По его данным, средства, предусмотренные в региональных бюджетах на реализацию национальных проектов, в этом году освоены более чем на две трети лишь в 11 регионах России. При этом 30 субъектов Федерации израсходовали по нацпроектам меньше 50% плановых годовых ассигнований. В частности, как сообщал «РБК» в конце ноября со ссылкой на краевой минфин, исполнение бюджета по национальным проектам в Пермском крае составляет 55,9% (по данным на 23 декабря — 71,44%). В случае если такая тенденция сохранится и в следующем году, госрасходы могут оказаться недостаточными для того, чтобы оказать поддержку экономике.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться