Евгения Пастухова 1

Евгения Пастухова

выпускающий редактор

Щекотливая централизация

Максим Решетников взял курс на госкапитализм

Поделиться

Реформы и предложения губернатора Пермского края Максима Решетникова, которые он озвучивал и проводил в 2019 году, в большинстве своём были направлены на огосударствление и централизацию. Эта тенденция сформировалась ещё в прошлом году, однако в этом году она прослеживается более чётко. Сам глава региона этого не отрицает. Он объясняет свои решения соображениями прагматизма и повышением качества госуслуг для жителей. Эксперты отмечают, что, с одной стороны, в сверхцентрализованной стране регионам с подобным управлением проще конкурировать за финансирование со стороны Федерации. С другой стороны, такая система ручного управления и госкапитализма доказала, что она эффективна, лишь пока эффективен её создатель.

Максим Решетников

По мнению экспертов курс на централизацию проводится в стране с середины 2000-х годов. И Пермский край сегодня просто подстраивается под доминирующий тренд. Причём одним из последних
 

Курс на государство

Многие решения относительно ренационализации были приняты ещё в прошлом году. Минтранс купил 100% акций ООО «Дорожный институт» и создал на его базе ГБУ «Управление дорожного проектирования». Кроме того, появилось ГБУ «Управление автомобильных дорог и транспорта», которое занимается содержанием дорог. В крае активно воссоздаются муниципальные управляющие компании (в Перми — ООО «ПМУП ГКТХ»), которые не только берут неликвидный фонд, но и — для финустойчивости — набирают хорошие дома. Часто при поддержке районных администраций. Миллиардные субсидии выделены ПКГУП «Теплоэнерго» — регоператору по обращению с ТКО.

В этом году стартовали две транспортные реформы — в городе и в крае. Речь идёт о возрождении муниципального и государственного автопарка, централизации всех поступлений в бюджет.

В ходе бюджетного послания губернатор заявил, что краю нужен собственный проектировщик по линии минстроя. Он привёл в пример детскую поликлинику в Орджоникидзевском районе, где в ходе проектирования «не была нормально сделана геология», из-за чего не выдержали фундаменты. А опыт работы ГБУ в сфере дорожного проектирования показывает иное качество, поэтому краю нужен подобный институт и по линии минстроя.

Поправками в бюджет предусмотрена покупка автомобилей скорой помощи. В минздраве поспешили заверить, что не планируют пока отказываться от услуг компаний предпринимателя Евгения Фридмана, который на протяжении десятка лет выигрывает тендеры на услугу. Однако край должен иметь «подушку безопасности», которая подстрахует медучреждения, если по каким-то причинам машины аутсорсера не выйдут на линию.

Таким образом, Максим Решетников проводит политику ужесточения контроля в важных социально-экономических сферах.

Централизация, кстати, лучше всего проявляется в двух моментах. Во-первых, Максим Решетников продолжает совмещать работу губернатора с должностью главы правительства (то есть сам определяет и стратегию, и тактику развития региона). А во-вторых, в этом году из 46 муниципалитетов не объединились только семь. Для того чтобы увеличить масштабы интеграции, с подачи Пермского края даже были внесены поправки в 131-ФЗ, предусматривающие образование муниципальных округов плюсом к городским. Таким образом, объединение оставшихся семи муниципалитетов — дело будущего. И даже Большая Соснова (в сентябре 2020 года здесь состоятся выборы в земское собрание) вряд ли избежит этого пути.

Максим Решетников

 

Уверенность и прагматизм

Губернатор в ответ на вопрос «Нового компаньона» в ходе недавней инстаграм-конференции заявил, что ренационализация в крае — это «элементарный прагматизм». «Людям нужен результат, — говорит Решетников. — Людям неважно, аутсорсинг это или бюджетное учреждение. Людям важно, чтобы собак на улицах не было, объекты были построены, мусор вывозился. И мы уже дальше, внутри системы, должны понимать, где мы сможем привлечь частника и нормально с ним отработать, а где мы, скорее всего, частника привлечь не сможем или понесём очень большие риски».

Максим Решетников отметил, что работал в разных командах. В правительстве Москвы (здесь степень централизации довольно высока), в правительстве РФ, в администрации экс-губернатора Олега Чиркунова (когда активно внедрялся аутсорсинг). «Я смотрел, как другие управляют. Есть случаи, когда эффективна одна модель, есть случаи, когда другая. Просто надо всегда взвешивать и адекватно оценивать предел, которым ты можешь управлять. Он не бесконечен», — заявил глава региона.

Он подчеркнул, что выбор ГУП в качестве регоператора по обращению с ТКО был полностью оправдан. «Очевидно же, что мы на 100% были правы, когда создавали ГУП, — эмоционально заявил губернатор. — Несмотря на то, что мы попали в зону критики ФАС (в июле антимонопольщики возбудили дело о нарушении закона о конкуренции; бюджет выделил ГУП 211 млн руб. на обеспечение заявки, которые после аукциона компания вернула обратно в бюджет. — Ред.). По последним отчётам, 19 регоператоров в стране находятся, мягко говоря, в предбанкротном состоянии. Почему? Да понятно же почему. Сборов недостаточно, не просчитали, как войти в реформу. Да, мы тоже просчитались и потому выделили миллиард на покрытие кассового разрыва «Теплоэнерго». И на следующий год субсидию запланировали. А если бы это был частник? Как бы мы ему деньги выделили? Давать ему возможность обанкротиться? Чтобы он не рассчитался с возчиками, возчики тоже стали банкротами и полностью разрушилась вся отрасль?»

С проектировщиками — аналогичная история. Проектировать небольшие простые объекты проще силами бюджетного учреждения. Максим Решетников привёл в пример минтранс: достаточно бюджетного задания, и на следующий же день ГБУ «Управление дорожного проектирования» может садиться за проект. На конкурс же ушло бы не меньше двух месяцев. «А потом, не дай бог, пришёл бы не тот проектировщик. И нам пришлось бы долго расторгать контракт, вновь проводить торги. Возьмите историю наших долгостроев. Та же поликлиника в Кировском районе. Всё делаем по процедурам и вроде особо не стоим, но сперва одного выгнали, потом второго и так далее. Нужны свои силы», — сказал губернатор.

При этом власти адекватно оценивают свои возможности. По словам Решетникова, проектирование больших и знаковых объектов типа инфекционной больницы, онкоцентра, художественной галереи — «это безумие». И для этой цели надо отбирать сильных подрядчиков, «руководствуясь не столько ценой, сколько способностью спроектировать хороший объект и репутацией компании».

По ряду направлений наличие собственных подрядчиков позволяет «просто увереннее себя чувствовать». «Если частник вдруг где-то споткнулся, разорился, у нас есть свои мощности, — заявил губернатор, подразумевая ГБУ «Управление автомобильных дорог и транспорта». — Мы же не забрали все дороги, взяли только маленькую часть. Но теперь у нас всегда есть возможность сравнить, сколько услуга стоит у нас и сколько в частном бизнесе. В 2016 году Горнозаводск завалило снегом и никто туда не приехал. А сейчас у нас есть свои ресурсы, своя техника».

По поводу объединения муниципалитетов у губернатора тоже однозначная точка зрения: «всех призываем». В качестве основания для перехода на одноуровневую систему местного самоуправления на пресс-конференции 25 июня он назвал реализацию нацпроектов. Например, для качественного расселения и строительства нового жилья нужны квалифицированные специалисты, которых почти невозможно найти на поселенческом уровне. Любая ошибка — и деньги надо возвращать в Федерацию, а штрафы накладываются на весь край. «Конечно, нам в одноуровневой системе проще работать с муниципалитетами и проще их страховать. 46 муниципалитетов мы отстрахуем, 325 — не сможем. Если все муниципалитеты примут решение об объединении, мы будем это приветствовать», — заявил Максим Решетников.

Иными словами, и решение об ужесточении контроля направлено на то, чтобы снизить управленческие риски. Однако эффективность этого стиля управления, по мнению экспертов, сомнительна.

Госкапитализм

В других регионах нет трендов, подобных тем, что наблюдаются в Пермском крае, отмечает столичный политолог Александр Кынев. По его словам, такой стиль родился не сегодня. Похожую политику проводил бывший мэр Москвы Юрий Лужков и сейчас проводит Сергей Собянин. «Это психология управленца, — отмечает Кынев. — Каждый бюрократ стремится максимально расширить сферу своей компетенции».

Он считает, что подобный курс довольно сомнителен. «Ситуация, когда власть забирает под своё крыло управление всеми сферами, — это, по сути, госкапитализм, — говорит Кынев. — Как показывает практика, он неэффективен, потому что ведёт к монополизации, которая всегда сопровождается ростом цен и снижением качества. Кроме того, надо понимать, что, когда вы всё контролируете, это режим ручного управления. А режим ручного управления — вещь, по определению не застрахованная от личных сбоев».

У Максима Решетникова серьёзный трудовой опыт, говорит один из собеседников «Нового компаньона». Именно этим объясняется его вмешательство во многие сферы: он много знает и прекрасно разбирается в вопросах экономики и финансов. Но в результате это приводит к тому, что по целому ряду направлений он глубоко анализирует, принимает решения, ставит на контроль и так далее. «Режим ручного управления эффективен, пока эффективен сам человек, пока у него сверхвысокая работоспособность и он в состоянии не упустить какие-то моменты», — говорит эксперт.

По словам заведующего кафедрой менеджмента экономического факультета ПГНИУ доктора экономических наук Игоря Мерзлова, централизованный стиль управления свойственен технократам, которые «ориентированы на жёсткую иерархию и жёсткое соподчинение».

Профессор кафедры политических наук ПГНИУ Станислав Шкель отмечает, что курс на ренационализацию проводится в стране с середины 2000-х годов. Он приводит в пример создание госкорпораций. И Пермский край сегодня просто подстраивается под доминирующий тренд. Причём одним из последних регионов. «С одной стороны, был такой рыночный и либеральный Пермский край времён Чиркунова, — говорит политолог. — С другой стороны, мы видим градуалистский Татарстан, и в общих для всех авторитарных и централизованных условиях Татарстану в экономическом смысле удаётся больше. Возможно, Решетников сделал такой вывод, что в нынешних условиях выстроить регион по такой модели будет лучше с точки зрения получения экономических преференций со стороны центра». Для того чтобы получать деньги от Федерации, нужно показывать результаты. И в среднесрочной перспективе регион от этой модели выиграет.

Игорь Мерзлов не согласен с тем, что это общераспространённая среди регионов модель. В половине субъектов приоритет отдаётся аутсорсингу. Он отмечает, что главным плюсом централизации является бóльшая управляемость и оперативность. По его словам, когда та или иная функция находится на аутсорсинге, нужно выстраивать отношения с подрядчиками. В случае прямого административного подчинения можно «значительно ускорять и упрощать время реакции на какие-либо изменения и отклонения».

По мнению Мерзлова, при текущем развитии гражданского общества в стране и регионе сегодня достаточно, чтобы та или иная госуслуга просто оказывалась. Поэтому подход губернатора, направленный на бóльшую управляемость, пока оправдан. Но у госаппарата, по словам эксперта, нет стимулов для самосовершенствования, потому что они — «не в рынке». «Формально услуга предоставляется, «галочка» в отчётах стоит, — говорит Мерзлов. — В текущем моменте проблема решена — на каком-то среднем или ниже среднего уровне. Будет ли это качество улучшаться в дальнейшем? Нет, не будет, это не в традициях госаппарата исторически. С точки зрения латания дыр и недоработок здесь и сейчас — подход правильный. С точки зрения долгосрочного стратегического развития — неправильный». В Европе, по его словам, основной акцент делается на повышении качества жизни. И когда наше гражданское общество достигнет такого уровня развития, «внимание будет обращено в сторону частного сектора, который более конкурентоспособен и может оказывать услуги качественнее».

Более того, такая централизованная система неспособна функционировать в кризисных условиях. «В этих цепочках нижние этажи всегда смотрят наверх, ждут указаний и демонстрируют свою недееспособность, — говорит Станислав Шкель. — Они не могут принимать смелые решения, поэтому централизация рано или поздно приводит к отсутствию контроля. Как показал опыт Советского Союза, система не функционирует и разрушается. Это главный риск».

Наконец, когда государство начинает замещать бизнес, активно развивается коррупция. «Чиновник не заинтересован в прибыли, в каждом госпредприятии он видит дойную корову вне зависимости от его эффективности», — заключает политолог. Но в российской сверхцентрализованной системе эта модель оправданна.

Поделиться