Вера Гиренко


В Пермь пришла гроза

На сцене Пермского академического Театра-Театра состоялся единственный показ спектакля Театра наций «ГрозаГроза» в постановке Евгения Марчелли

Поделиться

Рефрен в названии был необходим, чтобы сгладить пафос, который неизбежно сопровождает пьесу А. Н. Островского для всех, кто ходил в школу. Луч света в тёмном царстве, домострой, бедная Катерина, ужасная Кабаниха… Расстаться с косными представлениями о литературном первоисточнике пришлось и исполнительнице главной роли Юлии Пересильд. «Когда я училась на филологическом факультете, писала работу по «Грозе» и, разумеется, читала всё, что было написано об этой пьесе. У меня была оскомина от всего этого. Поэтому я немного расстроилась, когда Евгений Марчелли предложил мне играть Катерину», — призналась актриса журналистам перед спектаклем.

ГрозаГроза

 

Работе над постановкой предшествовал «застольный» период: в течение месяца актёры, вместе читая пьесу, пытались найти для поступков классических персонажей современные мотивировки. В итоге получился спектакль, который вполне можно было бы назвать эпатажным, если бы не скрупулёзная верность тексту первоисточника. Если, конечно, не считать вкрапление саундтрека, датированного нашими днями: песню самой разнузданной российской группы «Ленинград» «Рыба моей мечты» поют в начале и в финале.

ГрозаГроза

 

Первое, что сделал Евгений Марчелли, — избавил «Грозу» от отчётливых признаков времени и места. Условный хронотоп дал возможность сместить внимание на персонажей и их взаимоотношения. Главный их нерв образован противостоянием двух персонажей: Катерины (Юлия Пересильд) и Кабанихи (Анастасия Светлова). Если трагедия первой — несвобода от обстоятельств в сочетании с эмоциональной безудержностью, то несчастье второй — маниакальная любовь к сыну, которая проявляется и как забота, и как жажда повелевать его судьбой, и как банальный «фрейдистский» импульс, дающей героине основание воспринимать Катерину как врага и соперницу в борьбе за благосклонность любимого мужчины. А Катерина… Что Катерина?

ГрозаГроза

 

У Юлии Пересильд получилась далеко не виктимная особа. В любой момент готовая к беде Катерина в её нежном и звонком исполнении получилась энергичной и страстной, прекрасно понимающей трагическую несовместимость своей внутренней природы и сложившихся обстоятельств. Финальное самоубийство для неё — это скорее не акт отчаянья и, тем более, не следствие чувства вины за измену мужу, а закономерное следование законам собственного характера, настойчиво требующего свободы, выраженной так или иначе.

ГрозаГроза

 

А ещё, как призналась актриса перед спектаклем, «Катерина из тех женщин, которые дважды наступают на одни и те же грабли». Это «дважды» выражается в «ГрозеГрозе» тем, что Тихона и Бориса играет один и тот же актёр. Павел Чинарёв блестяще перевоплощается из трусливого и жестокого Тихона в малодушного и нежного Бориса (в спектакле он одет в белое, испачканное кровью, что делает его похожим на юродивого). Обоих героев объединяет то, что они, каждый по-своему, любят Катерину и что они жертвы несправедливости, произвола и насилия: первый — своей матери, второй — дяди Дикого. Очевидно, такие мужчины чем-то привлекают Катерину и таким образом отражают внутреннюю проблему или потребность этой героини. Может быть, на контрасте с ними ей нравится быть/казаться непокорной и внутренне свободной? Может быть, для неё важно не попасться на удочку их, таких мужчин (она же, как-никак, — рыба их мечты), ценностей и одержать трагическую, но всё же победу?

ГрозаГроза

 

Создатели спектакля утверждают, что он — про любовь. Возможно, в бОльшей степени он всё же про свободу. Свободу делать что хочешь, найдя для этого любой возможный способ. Любопытно, что «ГрозаГроза» получилась про то, что свобода — у женщин. Именно они, закованные в корсеты, осторожно передвигающиеся на высоченных шпильках, обязанные соблюдать разнообразные писаные и неписаные правила, находят — каждая — свой глоток свежего воздуха (если угодно, свой луч света в тёмном царстве). Для Кабанихи это произвол и жестокость, для молоденькой её дочки Варвары (Юлия Хлынина) это хитрость, с помощью которой она добывает себе волю и радость, для странницы Феклуши (Анна Галинова) это мракобесная болтовня и уморительно смешное в своей настойчивости любопытство... Мужчины в этом бабьем царстве оказываются в роли целиком и полностью подчинённых обстоятельствам персонажей. Даже голос правдоруба и обличителя Кулигина (Дмитрий Журавлёв) оказывается тихим и жалким.

ГрозаГроза

 

«Тёмное царство» в спектакле Евгения Марчелли если и присутствует, то оказывается не внешними обстоятельствами, а системой внутренних противоречий между желаниями и сдерживающей их «цензурой» расчёта и общественных норм. Чтобы дать волю желаниям, и нужна прекрасная освобождающая от оков гроза-гроза.

ГрозаГроза

 

Поделиться