Борис Михайлов

журналист

Криминализация инноваций

В резонансном деле Александра Макарова наметился «обвинительный уклон»

Поделиться

В Ленинском районном суде Перми продолжается слушание уголовного дела по обвинению директора и совладельца инновационной компании ЗАО «ЭКАТ» Александра Макарова. C апреля по ноябрь рассматривались доводы свидетелей обвинения. Теперь наступила очередь защиты. На этой стадии стал заметен обвинительный уклон заседания, в том числе выражающийся в грубых нарушениях УПК РФ и принципа равноправия и состязательности сторон.

Александр Макаров

 

Предприниматель обвиняется в злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК РФ, до четырёх лет лишения свободы), причинении имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 — до пяти лет), присвоении и растрате (ст. 160 — до 10 лет). Сам Макаров и его адвокат Аркадий Иванов последовательно доказывают абсурдность обвинения и отсутствие реальных потерпевших, как и нанесённого кому-либо ущерба. Несмотря на это, в судебном заседании наметился явный «обвинительный» крен.

Напомним, компания «ЭКАТ» — один из немногих успешных пермских стартапов, удачный пример коммерциализации научных разработок. Компания была создана учёными — отцом и сыном Макаровыми в начале 2000-х годов. «ЭКАТ» специализируется на создании установок, резко снижающих объём вредных выбросов в атмосферу, что очень актуально для предприятий нефтегазового сектора. Разработанная «ЭКАТом» система, установленная на отечественных газокомпрессорных установках, делает эти агрегаты соответствующими мировым стандартам по уровню чистоты выбросов и, более того, многократно превышает эти стандарты. С учётом разницы в стоимости это делает отечественные турбины конкурентоспособными на мировом рынке.

В 2007 году ЗАО «ЭКАТ» получило финансирование своих разработок от инвестиционного венчурного фонда, пайщиками которого были частные лица и фонд содействия развитию венчурных инвестиций (учреждён правительством Пермской области). По условиям этого финансирования в уставный капитал «ЭКАТа» вошла специально выбранная фондом для этой цели управляющая компания «Альянс Инвестиции», которая получила около 75% акций ЗАО «ЭКАТ».

В 2014 году у ОАО «Альянс Инвестиции» закончился срок реализации проекта, и оно было обязано выйти из проекта. На 75% акций ЗАО «ЭКАТ» покупателей на рынке не нашлось, и ценные бумаги было предложено выкупить Александру Макарову. Согласно экспертной оценке Пермской торгово-промышленной палаты, рыночная стоимость пакета акций на тот момент составляла чуть более 6 млн руб. За эту сумму Макаров и приобрёл пакет. Но затем эта сделка легла в основу уголовного дела, возбуждённого ещё в апреле 2016 года (сначала по ч. 4 ст. 159, затем дело переквалифицировали на ст. 160). Якобы, если пакет куплен дешевле, чем была в своё время сумма венчурных инвестиций, бюджету был нанесён ущерб. Позже в ходе «расследования» добавились ещё две статьи.

Подготовка уголовного дела к передаче в суд шла три года. Сначала Александр Макаров пытался обжаловать сам факт возбуждения дела. Ведь, согласно разъяснениям Верховного суда РФ, подобные дела должны возбуждаться по заявлению потерпевшей стороны, однако никакого заявления не было, потерпевшим на момент возбуждения уголовного дела ни одно лицо себя не признало. Многочисленные ответы на запросы из Министерства промышленности, предпринимательства и торговли Пермского края, венчурного фонда, управляющей компании и Центробанка подтверждают как законность сделки по приобретению пакета акций Макаровым, так и отсутствие какого-либо ущерба бюджету и пайщикам. Несмотря на это, дело всё же было «завизировано» в прокуратуре и доведено до суда.

Александр Макаров связывает уголовное преследование в отношении него с тем фактом, что он «поймал за руку» на нечистоплотных манипуляциях со средствами «ЭКАТа» ряд сотрудников, в том числе финансового директора Анастасию Стрекаловскую и директора по развитию Константина Фоминых. Впоследствии он уволил их и подал гражданские иски о возмещении ущерба. Бывшего финдиректора признали виновной в растрате денег компании. Что касается Фоминых, то в суде первой инстанции его признали виновным в нанесении ущерба, но в апелляции ему удалось отменить это решение. Также в ходе судов выяснились факты подделки документов компании Стрекаловской и Фоминых.

К несчастью для Макарова, оба уволенных им менеджера оказались родственниками высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. В частности, во время судебного процесса в отношении Константина Фоминых его представителем выступала его мать, предъявлявшая удостоверение работника краевой прокуратуры. Как рассказывает руководитель «ЭКАТа», после увольнения Фоминых выдвинул ему ряд требований и в случае их невыполнения обещал создать проблемы. Александр Макаров отказался, и вскоре проблемы действительно появились.

Суд начался весной 2019 года. На протяжении почти полугода заслушивалась сторона обвинения и её свидетели. Фактически ни один из них не подтвердил версию следствия о хищениях и нанесении ущерба. Среди свидетелей были также Стрекаловская и Фоминых, но их показания опровергались документами, имеющимися в самом деле. О некоем ущербе заявили лишь двое свидетелей — бывших пайщиков венчурного фонда. Однако они оба не проживают в Перми и до суда о существовании «ЭКАТа» даже не знали, что неудивительно: они вкладывали средства не в компанию, а в фонд. Ранее было неоднократно указано, что пайщики фонда имеют отношения лишь с управляющей компанией и все финансовые вопросы должны адресовать ей. Между компаниями («ЭКАТ» был не единственным, кто получал субсидии из фонда) и пайщиками никаких отношений не существует в принципе.

После того как государственный обвинитель заявил об окончании предоставления доказательств и отказался от допроса других свидетелей, в процессе начались грубые нарушения права на защиту Александра Макарова. Об этом устно и письменно высказывался его представитель Аркадий Иванов.

Так, во время защиты представитель прокуратуры, ранее заявивший об окончании представления доказательств, внезапно захотел допросить по видеоконференцсвязи ещё одного свидетеля. Подобного перехода ст. 274 УПК РФ не допускает, тем не менее такое разрешение судом было дано. Допрос Анастасии Стрекаловской, указывает адвокат, также проведён с нарушениями ст. 278 УПК РФ. В её допросе был объявлен перерыв, в ходе которого шли допросы других свидетелей. Хотя согласно ч. 1 ст. 278 УПК РФ свидетели должны допрашиваться порознь и не знать, какие показания дали остальные.

В то же время защите было отказано в ходатайстве об организации допроса иногородних свидетелей через видеоконференцсвязь (ВКС). Отказы выносились судом под предлогом того, что ВКС организовывалась, но свидетели либо не являлись, либо отказывались. Между тем проживающий в Севастополе свидетель защиты Денис Мерзляков написал письмо в суд и адвокату Макарова. Из письма следует, что ему из суда звонили, спрашивали о возможности его участия в слушании через ВКС, но затем ни время, ни место допроса не сообщили. Таким образом, утверждает адвокат Макарова, это прямое ущемление защиты. Также защите было отказано в истребовании ряда доказательств, которые могут быть представлены только по запросу суда, в предоставлении копии аудиозаписи протокола судебного заседания, в назначении повторной оценочной экспертизы и др. Возражения против этих действий судьи адвокат попросил занести в протокол судебного заседания.

В судебном заседании, состоявшемся 19 ноября, выступил свидетель защиты Роман Парамиенко, руководитель правового департамента АО «СКТБ «Катализатор». Эта новосибирская группа компаний летом 2019 года приобрела контрольный пакет (50% + 1 акция) компании «ЭКАТ». Как пояснил свидетель, перед приобретением пакета была проведена глубокая проверка правовой, финансово-экономической и прочей документации «ЭКАТа» фактически с момента её создания. Каких-либо нарушений со стороны руководства и конкретно генерального директора «ЭКАТа» Александра Макарова выявлено не было, и сделка состоялась.

16 ноября 2019 года состоялось собрание совета директоров АО «ЭКАТ», в котором из пяти человек трое представляли крупнейшего акционера — АО «СКТБ «Катализатор». В решении совета директоров было отмечено, что деятельность Александра Макарова на посту генерального директора оценивается положительно, она направлена на развитие и улучшение экономического состояния общества. Его полномочия как генерального директора были продлены.

Показания свидетеля и протокол совета директоров были приобщены к делу, несмотря на позицию прокурора, который счёл этот документ не относящимся к сути обвинения. В то же время суд отказал защите Макарова в ходатайстве об изучении вещественных доказательств: изъятой в ходе обыска документации и жёстких дисков, на которых, в том числе, хранилась переписка. Мотивировка: данные доказательства уже изучены следователем, основания не доверять следователю не имеется. Александр Макаров и его адвокат считают эти доказательства ключевыми, а отказ в изучении вещественных доказательств в уголовном обвинении — существенным нарушением права на защиту.

Александр Макаров и его защитник делают неизбежный вывод: нарушается принцип состязательности и равноправия сторон, судебное заседание приобретает явный обвинительный уклон. На протяжении ряда месяцев подробно рассматривались доказательства обвинения, однако, как только настала очередь защиты, началась «гонка», в ходе которой защите постоянно отказывают в возможности представить доказательства.

Можно предположить, что доказательства защиты — это и впрямь лишняя формальность, пустая трата времени. В пользу этого предположения говорит вся практика работы российских судов. Против Александра Макарова — неумолимые цифры статистики, согласно которым оправдательным приговором заканчивается лишь 0,2—0,3% судебных слушаний. Да и из них 43% затем отменяются вышестоящими инстанциями. Иными словами, после того как дело Макарова только попало в суд, с вероятностью 99,8% можно было сразу прогнозировать вердикт: виновен. Несмотря на отсутствие ущерба и реальных потерпевших.

Поделиться