«Волк, который дождя не видел»

Плюсануть
Поделиться

Все неудачные судьбы имеют какие-то свои причины, а все счастливые — свои закономерности. Причём независимо от того, какой на дворе век и политический строй, есть люди, которые, пробившись наверх, там и остаются. В чём их секрет? «Зигзаг удачи» — новая рубрика газеты «Новый компаньон» о тех, кто преуспел в жизни. (В скобках заметим, что это — несколько иное, чем преуспеть в бизнесе или в карьере.) Эта рубрика — о счастливых людях.

Стартовой площадкой Виктора Кинёва была школа в Кишертском районе. Когда потом, через много лет, он будет облетать свою малую родину на вертолёте, выбирая с коллегами места, которые бы могли быть интересны иностранным туристам, один из них скажет: «Вон там — фактически аэропорт для НЛО. Там их видели много и часто». «А вон там, рядом — покос, на котором я когда-то косил траву и никаких инопланетян не видел, только медведей», — скажет Виктор Кинёв.

Между сельскохозяйственным трудом и этим полётом было много чего. ПТУ №19 в Перми, где готовили нефтепереработчиков, армия, где он был адъютантом командира дивизии, юридический факультет университета, школа КГБ, возвращение в Пермскую область, где Виктор Кинёв отвечал за безопасность нефте- и газопроводов. В 1983 году после медкомиссии, во время которой некоторые вдруг неизлечимо заболели, был направлен на спецподготовку.

Своё рабочее место в управлении КГБ Кинёв передал тогда Олегу Чиркунову.

Учили их в Ташкенте исламу по-настоящему, особый упор был на язык. В группе Кинёва было шесть человек. Все они учили фарси, «французский язык Востока». К подготовке отнеслись со всей серьёзностью: на выходе группа даже собрала материал для книги афганских пословиц. Она впоследствии была издана и использовалась по назначению — для спецподготовки.

Шутки шутками, но Кинёв говорит, что пословица, сказанная к месту на родном языке, способна творить чудеса — возникает совсем другой уровень контакта и доверия. Имеют они и прикладное значение, к примеру, на рынке. Для человека с прибаутками да пословицами — одна цена, и совсем другая — для всех остальных.

В дипломе его специальность сформулирована так: «востоковед со знанием языка». А на деле их забрасывали в Афганистан работать, по сути, советниками.

Друзья Кинёва рассказывают о его службе в Афганистане фантастические вещи: якобы его забрасывали в тыл к моджахедам, якобы там его поймали и вроде бы даже расстреляли.

«Нет! — категорически отрицает Кинёв. — Ничего этого не было. Так, по мелочи».

Однажды ракета рядом с машиной попала. В другой раз ехал без охраны — задержался, чтобы провести опрос очевидцев теракта на рынке — и глаза в глаза встретился с боевиком, переодетым в форму правительственных войск. «Я ещё думаю, отчего это афганским полицейским (царандою) разрешили национальные штаны носить?» Приехал в место расположения, а там уже телефон раскалился от звонков: «Жив?» — «Жив!» — «Ну слава богу». До сих пор не знаю, что его тогда удержало. Он мог бы запросто убить меня».

В третий раз худо пришлось не ему, а Мирзохану — одному из генералов афганской спецслужбы. Кинёв его вытащил из горящего БТРа.

«Недавно с Мирзоханом встретились в Домодедово. Он же из серьёзного пуштунского племени — со свитой, тело­хранителями. Куда-то летел, а я ждал пересадку. Очень тепло встретились, поговорили».

О чем поговорили, Кинёв не уточняет. По старинной КГБшной привычке больше, чем надо, он никогда не скажет. Но поговорить, наверное, им было о чём. Старые раны затягиваются, но шрамы остаются. А афганское братство — не миф, оно есть и действует до сих пор. (К слову, в Пермском крае, где через Афган прошли многие, оно особенно крепко.)

Забегая вперёд, скажем, что в своё время у Кинёва был проект по реабилитации «афганцев», то есть тех, кто там служил. В 2000-е годы он предлагал им делать бизнес в Болгарии — тогда на недвижимость в этой стране были просто смешные цены, но что-то не получилось. Знает Кинёв и настоящих афганцев, волею случая заброшенных в Пермский край. Так, один из тех афганских генералов теперь в Очёре торгует обувью.

Но вернёмся к судьбе самого Кинёва. В Афганистане он служил почти до самого вывода советских войск, а потом его направили учиться в Академию внешней торговли. А оттуда — в облисполком. И всё, что с конца 1980-х до 2000 года делалось во внешней торговле Пермской области, проходило с непосредственным участием Виктора Кинёва. В том числе именно он регистрировал первых участников внешнеэкономической деятельности. Именно ему каким-то чудом удалось включить Пермь в состав Ленфинторга, который занимался приграничной торговлей.

Тогда, наверное, было как в Афганистане: опасно и интересно одновременно.

Да, с Григорием Лучанским он тоже знаком. Да, созданием СП «Евразия» тоже занимался. Да, формирование отдела, а затем управления международных и внешнеэкономических связей облисполкома и города, таможни — тоже его рук дело.

С 2002 года Виктор Кинёв — в Болгарии, в Управлении делами президента. Занимался госзагрансобственностью. Начали с инвентаризации и за голову схватились: полная неразбериха. Тогда-то он и вошёл в очень узкий и закрытый круг болгарской элиты, познакомился и подружился со многими видными политиками и бизнесменами. Эти связи помогают ему и сейчас, ведь он — руководитель ТП «Прикамье», которое занимается поиском направлений сотрудничества и инвестиций.

«Я раньше обижался, когда говорили «пермское болото», а сейчас я сам так думаю!» — так Кинёв комментирует переговоры с пермскими бизнесменами о бизнесе в Болгарии. При этом интересных проектов масса: от постройки коттеджей, отелей с использованием термальных минеральных источников до вертикальных ветрогенераторов.

Несколько лет назад ему предлагали идти на выборы в Госдуму, но он подумал и отказался — последовал своей любимой афганской поговорке, которая идентична нашей «Семь раз отмерь — один раз отрежь», а в буквальном переводе звучит так: «Волк, который дождя не видел».

Одна из главных работ Кинёва сейчас, которую он ведёт на общественных началах, — восстановление памятников-монументов Пермского полка, установленных в русско-турецкую войну 1877-1878 годов.


Плюсануть
Поделиться