Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Андрей Борисов: Без одобрения Теодора никакие решения приниматься не будут

Директор Пермского театра оперы и балета — о планах на предстоящий сезон и о новой структуре управления театром

Поделиться

— В последнее время много разговоров ходит о том, кто будет новым художественным руководителем театра и будет ли он вообще. Даже фамилии называют…

— Хочу прояснить ситуацию: Теодор Курентзис пока что не написал заявление об увольнении, он только сообщил о своих намерениях. До конца августа он остаётся художественным руководителем нашего театра и активно работает в этом качестве. Перед вашим приходом я полчаса разговаривал с ним по телефону, мы обсуждали новый сезон и следующий Дягилевский фестиваль.

У нас есть время, чтобы разработать оптимальную модель руководства театром и новую стратегию его развития. Это делается совместно с Теодором, он в курсе всего, что здесь происходит, и без его одобрения никакие решения приниматься не будут. Он хочет оставить надёжный корабль, который может преодолевать океаны. Мы — команда.

Очевидно, что прежняя управленческая модель не сможет дальше функционировать, потому что она была «заточена» под Теодора. Новая модель должна учитывать многие факторы, в том числе и то, что Курентзис уходит с должности — но остаётся с нами, и не только идейным лидером. Он будет руководить Дягилевским фестивалем, давать симфонические концерты, ставить оперные постановки А-класса. Понятно, что в этой ситуации нет смысла искать нового худрука, поэтому мы предложили учредителю модель интендантского театра, и учредитель нас поддержал.

Это западная модель, где вся ответственность — и административная, и художественная — сосредоточена в одних руках. Интендант оперного театра — это человек, который знает ситуацию в музыкальном и театральном мире, знает дирижёров и режиссёров, спектакли и фестивали. Он должен обладать художественной интуицией, острым ощущением вызовов времени. Он должен уметь вести переговоры, привлекать к сотрудничеству художественные силы мирового уровня. У него есть команда, он — не диктатор, а организатор совместной работы, в рамках которой с художественными лидерами определяет стратегию движения. Он создаёт условия для появления конкурентоспособного творческого продукта. При этом он сам не поёт, не танцует, не дирижирует, находится над схваткой, вне творческой конкуренции и может объективно оценивать работу творческой команды.

— Очевидно, что интендант — это вы…

— Без Теодора, конечно, справиться было бы трудно, но он готов помогать и верит в меня.

— Из кого будет состоять команда?

— У нас есть главный балетмейстер Алексей Мирошниченко, директор оперной труппы Медея Ясониди и две вакансии — главный дирижёр и главный хормейстер. На первую должность будет назначен Артём Абашев, контракт с которым уже находится в работе. Артём долгое время работал ассистентом Теодора и очень хорошо себя зарекомендовал. Кроме него остаются штатные дирижёры Пётр Белякин, Илья Гайсин и Дамир Максутов.

По желанию Теодора Курентзиса в театре снова будет главный приглашённый дирижёр. Думаю, что он непременно должен быть со значительным опытом работы за рубежом, чтобы сохранить тот европейский музыкальный код, который некогда принёс к нам Теодор и который стал частью пермского культурного кода. Поэтому мы ведём переговоры с несколькими зарубежными дирижёрами. Сантту-Матиас Роували, о котором пишут СМИ чуть ли не как о преемнике Курентзиса, — один из них, но есть и другие, и переговоры ещё не завершены.

Теодор знает Роували, это очень достойный и перспективный молодой дирижёр. Ему всего 33 года, он ученик Лейфа Сегерстама — финского композитора и дирижёра. Финская школа дирижирования славится в мире, достаточно назвать такие имена, как Пааво Берглунд, Йорма Панула, Осмо Вянскя, Юкка-Пекка Сарасте, Ханну Линту. Но самое известное имя, конечно, Эса-Пекка Салонен.

Роували — уже известный дирижёр-симфонист, но у него совсем нет опыта работы в опере. Он светлый, харизматичный, лёгкий, у него огромный интерес к оперному театру. Мы были бы счастливы с ним поработать. Однако мы не будем сразу заключать контракт с ним или с кем-то иным. Спешки здесь быть не должно. Пусть приедет, продирижирует концерт, мы посмотрим, как он будет работать с нашим оркестром, как он понравится нашим зрителям, как мы ему понравимся, Юлия Баталина возьмёт у него интервью, после этого будем решать.

Интрига с главным хормейстером скоро будет разрешена. Скажу лишь, что на эту должность претендуют несколько достойных людей. И конечно же, окончательный выбор будет сделан Теодором. Кстати, это вовсе не означает, что нынешний главный хормейстер Виталий Полонский, которого так любят в Перми, больше в оперном театре не появится. Пермь для Виталия не пустой звук, и он готов сотрудничать с театром и далее.

Вместе с Теодором уходит часть артистов оркестра и хора MusicAeterna. Уходит и сам бренд оркестра. Перед театром стоит непростая задача — за лето полностью укомплектовать симфонический оркестр и хор. Симфонический оркестр театра будет в двух составах, хор тоже. Все средства, которые были некогда выделены на симфонический оркестр, остаются в театре — MusicAeterna не увозит их с собой, губернатор и министр культуры тоже не намерены сокращать финансирование. Остаётся и президентский грант. Эти ресурсы позволяют привлекать достойные кадры. Уже объявлен конкурс на вакантные места, но, когда вы придёте на первый концерт сезона, вы увидите в оркестре много знакомых лиц: далеко не все музыканты MusicAeterna уезжают с маэстро Курентзисом, многие остаются, в том числе и по собственному желанию.

— Что скажете о репертуаре нового сезона?

— Год будет сложным. Мы входим в полосу турбулентности, но Теодор остаётся стабилизирующим фактором, репертуар создаётся под его руководством. В госзадании у нас значится 10 симфонических концертов, два концертных исполнения опер, две новые оперные постановки, два балета и один детский спектакль. Начнём с детского — это будет опера «Теремок».

Занятость Теодора такова, что постановки оперных спектаклей с его участием мы планируем ближе к Дягилевскому фестивалю. Теодор Курентзис хотел бы поставить новую версию «Пены дней» Эдисона Денисова. Это очень пермская история: российская премьера оперы была именно в Перми больше 20 лет назад. На открытии Дягилевского фестиваля 2020 года тоже будет, скорее всего, опера — Курентзис планирует поставить «Волшебную флейту» с режиссёром Ромео Кастеллуччи.

Мы собираемся возродить популярные концертные форматы — например, камерные концерты в фойе. Этого хотят и музыканты, и публика. Обязательно будем проводить хоровые концерты, в том числе концерты духовной музыки. Продолжится цикл концертов «Легенды пермского театра».

— Когда будет следующий Дягилевский фестиваль?

— В июне, потому что в мае будет проходить балетный конкурс «Арабеск», и это ещё одна из сложностей предстоящего года — два больших международных события практически встык… Кстати, для «Арабеска» тоже готовится премьера — новая версия балета Валерия Гаврилина «Анюта».

— В честь Владимира Васильева?

— Конечно! Он будет праздновать юбилей! Балет предстанет в его хореографии, и я очень надеюсь, что Владимир Викторович будет танцевать на премьере — выйдет в партии Петра Леонтьевича, отца Анюты. Это будет первоклассная постановка. Поклонники этого балета, которые выучили его наизусть, увидят много неожиданного. Маэстро Владимир Васильев их неоднократно удивит.

В театре будут восстановлены одноактные балеты «Свадебка» на музыку Игоря Стравинского в хореографии Иржи Килиана и Second Detail на музыку Тома Виллемса в хореографии Уильяма Форсайта, поздней осенью на сцену вернётся восстановленный вечер одноактных балетов «Зимние грёзы» в хореографии Кеннета Макмиллана, Фредерика Аштона и Дагласа Ли.

В общем, в новом сезоне нас всех ждёт много нового и интересного.

Поделиться