Полина-Путякова

Полина Путякова

журналист

Оттенки серого

Доля теневой экономики в Пермском крае будет расти

Поделиться

Среднее официальное значение теневой экономики Пермского края составляет 20—30% от валового регионального продукта. Такие данные приводят учёные ПГНИУ. Наиболее подверженными отраслями теневого сектора краевой экономики считаются сельское хозяйство, промышленность, торговля, транспорт, связь, а также строительная отрасль. Помимо этого, многие экономисты обращают внимание, что с 2014 года происходит снижение показателя реально располагаемых доходов населения, которое не остановилось даже после того, как три года подряд фиксируется рост экономики. Это говорит о том, что предприятия чаще стали использовать «серые» схемы оплаты труда. В перспективе теневая экономика, в отличие от официальной, будет только укрепляться, полагают эксперты.

Деньги

 

Трудности счёта

Теневой сектор экономики — это экономическая деятельность и полученный от неё доход, которые находятся за пределами системы государственного регулирования, налогообложения или надзора. То есть теневая экономика включает в себя как противоправные, так и законные виды экономической деятельности. Общее в них то, что они неконтролируемы и нерегулируемы. При этом масштабы и характер деятельности теневого сектора варьируются в очень широких пределах — от огромных доходов, извлекаемых преступным путём, до мелких бытовых доходов. Как правило, объём теневого сектора оценивается по суммарному незаконному обороту товаров и услуг.

Примерно 20—30% экономики края (от валового регионального продукта) находится «в тени», говорит Марина Руденко, доктор экономических наук, заведующая кафедрой предпринимательства и экономической безопасности ПГНИУ. По словам эксперта, это примерно соответствует данным в целом по стране. Согласно оценкам Росфинмониторинга, в России около 20% поступающих из казны средств сразу попадает в теневой сектор. В отдельных случаях на него приходится до 40% денежной массы. Доля теневой экономики России в 2018 году превысила 20 трлн руб. и составила около 20% ВВП. Россия вошла в пятёрку крупнейших теневых экономик, заняв четвёртое место в рейтинге, куда включены 28 стран, говорится в исследовании международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (ACCA), посвящённом оценке и прогнозу развития глобальной теневой экономики (по данным 2017 года).

Опрос, проведённый центром социально-политического мониторинга РАНХиГС, показал: неофициально на основной работе трудится 13,6% всего занятого населения в России. В 2003 году таких работников было 8,6%. По данным Росстата, на долю торговли приходится 34,3% всей нелегальной занятости, сельского хозяйства — 24,9%, строительства — 10,1%, транспорта и связи — 9,2%, обрабатывающих производств — 8,9%, в сфере услуг — 4,6%, в сфере операций с недвижимостью — 3,2%, гостиничного и ресторанного бизнеса — 2,3%. «Приведённые виды экономической деятельности со значительной долей теневого сектора общеизвестны в этом качестве. В обрабатывающей промышленности, а также в финансовом секторе доля «неформалов» сравнительно невелика. И это определило попадание промышленно развитых субъектов РФ в последнюю «двадцатку» списка рейтинга — от Челябинской области до Санкт-Петербурга», — говорит Марина Руденко.

Первую же «двадцатку» рейтинга составляют регионы со значительным количеством безработных и высокой долей торговли, сельского хозяйства и строительства. По словам эксперта, доля неформальной экономики снижается ближе к Северу и в направлении промышленного Урала и Сибири.

Ещё один способ измерения теневой экономики — оценка экономической преступности. Правда, точную количественную оценку размера теневого сектора таким образом дать сложно. Во-первых, существует латентная, скрытая от учёта преступность. Во-вторых, для характеристики теневого сектора недостаточно учитывать только экономические преступления. «Взять незаконную рубку леса. По своей сути это экологическое, а не экономическое преступление, но в результате него причиняется огромный ущерб, а преступники получают незаконную прибыль. Мы можем говорить об экономической направленности этого преступления, хотя оно относится к другой отрасли права. Такие пограничные случаи есть и в гражданском праве, и в налоговом, а также в других отраслях права, где возможно причинение ущерба кому-либо», — говорит Григорий Толпышев, старший следователь по экономическим преступлениям Дзержинского РОВД Перми.

Несмотря на сложность точной оценки, подобная преступность не снижается, уверен эксперт. По его словам, на сегодняшний день преобладают такие преступления экономической направленности, как уход от налогов и легализация, отмывание денежных средств. Среди новых тенденций — сокращение количества привычных грабежей, разбоев, краж и преобладание дистанционного мошенничества. Как следствие, средняя сумма ущерба растёт, а раскрываемость преступлений и возмещаемость ущерба снижаются.

Региональная специализация

Специфика теневого сектора экономики зависит от типа региона и его структуры экономики, отмечает Марина Руденко. Например, экономическая преступность и коррупция распространены там, где наблюдается относительно активная экономическая деятельность. А в стагнирующих регионах (Северный Кавказ, Центр России, Чукотка и др.) традиционно процветают криминал и вынужденная нелегальная экономика.

В Москве и Санкт-Петербурге — это преимущественно кредитно-финансовая сфера, операции с недвижимостью. Во многих регионах теневая экономика связана с экспортно ориентированным сырьевым производством: Тюменская область (нефть), Кемеровская область (уголь), Красноярский край (никель, алюминий), Якутия (алмазы, золото) и так далее. Свои особенности теневая экономика имеет в портовых и приграничных городах: здесь она связана в основном с незаконным рыбным промыслом, контрабандой, махинациями с имуществом судоходных компаний. В свою очередь, регионы с высоким уровнем безработицы стали поставщиками дешёвой рабочей силы для теневой экономики не только российских городов, но и стран ближнего зарубежья. В крупных промышленных городах России криминальные структуры развернули активную деятельность вокруг промышленных гигантов, сформировав разветвлённую сеть посреднических организаций, теневую деятельность которых трудно контролировать.

В регионах Приволжского федерального округа, в том числе в Пермском крае, прослеживается увеличение доли теневого сектора в лесообрабатывающей промышленности, строительной отрасли, финансовой сфере. «В отраслевой структуре экономики Пермского края превалируют предприятия обрабатывающих отраслей, энергетики, что, с одной стороны, способствует высоким показателям её легальности. Однако надо учесть, что, по данным Росстата, Пермский край относится к регионам — лидерам по числу малых предприятий на количество жителей. Поэтому теневые риски в регионе можно оценить как немного ниже средних», — полагает Марат Сафиулин, управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров.

Плюс или минус

На современном этапе вопросы о положительном и отрицательном влиянии теневой экономики на экономический рост, о том, является ли она преградой для выхода на стабильные темпы развития или, наоборот, помогает преодолеть последствия экономического кризиса, пока остаются малоизученными, говорит Марина Руденко. Большинство учёных выделяют преимущественно негативные стороны теневой экономики. Но некоторые исследователи косвенно указывают на возможность позитивного влияния «тени» на экономический рост.

Однако в любом случае она несёт в себе угрозу экономической безопасности. «Основными последствиями развития теневой экономики являются развал и кризис экономики народного хозяйства, потеря управляемости, разрушение хозяйственных связей, спад производства, рост экономической преступности и ряд других аспектов. В социальной сфере теневая экономика ведёт к резкой дифференциации, расслоению общества на бедных и богатых, потерявших моральные и нравственные ориентиры, к ориентации значительной части общества, в том числе интеллигенции, на получение дохода любыми средствами: с использованием служебного положения, путём взяточничества, спекуляции, воровства и так далее», — считает Марина Руденко.

Один из сегментов теневой экономики — это откровенно криминальный бизнес: производство и распространение наркотиков, подпольная торговля оружием, финансовое мошенничество, оказание преступных «услуг» и коррупция. «В отношении необходимости полного искоренения такого бизнеса существует общественный консенсус. Криминальные виды деятельности невозможно легализовать, они запрещены по своему содержанию. В мотивации борьбы государства с криминалом нет фискального компонента», — отмечает Марат Сафиулин.

Второй сегмент — незапрещённая деятельность компаний, скрытая от учёта и налогообложения. Его декриминализация, по мнению эксперта, обычно стимулирует экономику, снижает государственные расходы, однако одновременно может приводить к сокращению сбора налогов.

Наконец, третий сегмент теневой экономики — это производство товаров и услуг отдельными гражданами, домохозяйствами. Фискальная мотивация государства в этом случае присутствует, хотя она не является основной: администрирование налогов в этой сфере непростое, затратное, а сборы ограниченные. Борьба с «частными теневиками» нередко стимулируется хозяйствующими субъектами и их ассоциациями, которые вступают с ними в реальную конкуренцию на рынке. В этом случае малые предприятия, которые платят налоги, ведут бухгалтерию, сдают отчётность, контролируются рядом надзорных органов, оказываются заведомо в менее выгодной позиции.

Какая тенденция перевесит

По словам Татьяны Букиной, доцента департамента экономики и финансов НИУ ВШЭ в Перми, согласно официальным оценкам за период с нулевых годов по сегодняшний день теневой сектор экономики сокращался. «Это связано с совершенствованием законодательства в отношении теневых доходов, делающего их невыгодными и создающего преференции для вывода их из «тени», а также с изменением налоговой системы», — комментирует эксперт.

Впрочем, статистика в данном случае — это «средняя температура по больнице», считает Марат Сафиулин. В разных секторах экономики и разных регионах в одно и то же время происходят порой совершенно различные процессы. «Например, в «бизнесе» финансовых пирамид мы в последние годы наблюдаем аккумуляцию денежных потоков на частных небанковских счетах физических лиц нерезидентов. Кроме финансовых пирамид, продолжают процветать «чёрные» кредиторы, бизнес которых проходит мимо официальной отчётности», — рассказывает эксперт. Также многие экономисты обращают внимание, что с 2014 года неуклонно снижаются реальные доходы населения — несмотря на то что три года подряд фиксируется рост экономики. Одно из возможных объяснений этой диспропорции заключается в том, что предприятия чаще стали использовать «серые» схемы оплаты труда.

Более того, в перспективе доля теневой экономики может увеличиться, говорят экономисты. По словам Марины Руденко, этому в том числе будет способствовать её прямая финансовая поддержка даже со стороны тех, кто работает официально. По данным Центра социально-политического мониторинга РАНХиГС, на протяжении 2016 года в течение одного месяца хотя бы раз оплачивали работы или услуги «из рук в руки» более половины занятых в экономике — 51,3%. О том, что скорого сокращения теневого рынка труда ожидать не следует, свидетельствуют и данные ещё одного исследования. По результатам опроса, проведённого порталом Superjob.ru, в настоящее время от «белой» зарплаты готовы отказаться 47% респондентов, в то время как «против» чётко высказались только 29% (ещё 24% опрошенных затруднились с ответом). Примечательно, что половину из тех, кто готов отказаться от социальных гарантий, составляют молодые люди в возрасте от 25 до 34 лет.

«Налог на самозанятых направлен как раз на легализацию занятости, и, возможно, определённый эффект он даст. Но есть и обратный процесс: одновременно в России происходит ужесточение законодательства в отношении людей, имеющих хорошие доходы, имеющих собственность, и это стимулирует перевод доходов в теневой сектор. Какая тенденция перевесит, сейчас непонятно, но я предполагаю, что вторая», — резюмирует Татьяна Букина.

Поделиться