Сергей Меринов: Я считаю, что кино — это частный случай мультипликации, причем халявный

Режиссёр-аниматор Сергей Меринов — о мультиках и Перми

Поделиться

В Перми открывается судия анимации «Капризка», где мультипликаторы буду «дорисовывать» сначала одноимённый мультик, а потом создавать и другие картины. Но сначала мультипликаторов нужно научить. Для этого в Пермь приехал известный режиссер-аниматор Сергей Меринов. На своей творческой встрече он приоткрыл двери в «кухню» мультипликаторов и показал несколько работ.

Сергей Меринов
Сергей Меринов
Фото: Алёна Ужегова

О региональной мультипликации

Мне повезло, что в Перми есть неравнодушные люди, которые хотят здесь развивать российскую анимацию. Все началось с того, что Павел Печёнкин хотел снять фильм по книжке пермского писателя и сказал об этом Павлу Лунгину, а тот предложил снять мультфильм и поговорил с несколькими аниматорами, в том числе со мной. Мне эта идея понравилась, мы сделали пилотный ролик. Работа шла достаточно сложно, но очень нам симпатична история сама по себе, и мы решили дальше делать этот сериал. В Перми нашлись люди, которые профинансируют учёбу мультипликаторов и работа продолжится в Перми. Пока этот сериал, а потом новые проекты. И анимация придёт на пермскую землю.

Для меня это важно, потому что я очень давно веду педагогическую деятельность, и в поездках по стране, как говорил Остап Бендер, «отовсюду мы слышим стоны»: «Почему анимация есть только в Москве и Петербурге?! А если я не хочу уезжать из родного города, что мне делать?»

Анимация идет семимильными шагами вперед. Сейчас любой игровой фильм — наполовину анимация. Очень много требуется контента для телеканалов, и работу отдают в Китай и Индию. Зачем, когда у нас много молодых талантливых людей?

Сергей Меринов
Фото: Алёна Ужегова

О себе

Я родился в Москве, всё детство хотел быть художником. Родители не разрешали, говорили: «Что это за профессия такая? У них денег нет, и пьют они постоянно». В общем-то, так и было в советское время. Ну и благодаря тому, что быть художником мне запрещали, я очень этого хотел. Об анимации не думал: мне казалось, это что-то запредельное и этим вообще какие-то волшебные люди занимаются. Непонятно, как туда попасть, хотя мне это очень нравилось, я даже в детском саду волка из «Ну, погоди!» лучше всех рисовал.

Но так получилось, что, работая художником-оформителем, я увидел в программе «Взгляд» в 90-м году интервью Александра Татарского и Игоря Ковалева, которые приглашали на студию «Пилот» молодых художников. Они набирали курс конкретно для себя — в анимации это стандартная история, потому что удобнее учить сразу под свой стиль. Часто мы жалуемся, когда к нам после ВГИКа, проучившись 6 лет, люди приходят и знают меньше чем те, кто год отучился на курсах. Ну вот тогда пришел я и ещё 1000 человек. А набирали 18. И я чудом попал, хотя было много людей, которые рисовали намного лучше меня. Потом устроился сразу работать на «Пилот» и счастливо работал аниматором 12 лет: студия 90-х была собранием безбашенных молодых людей — 150 человек художников.

Открытие студии Капризка
Фото: Алёна Ужегова

Об аниматорах

Покажу сейчас одну знаковую для меня работу — клип группы «Ногу свело». Хотя я делал её вечерами, но она как-то в душу запала.

Вообще самые главные люди в профессии — мультипликаторы. По аналогии с кино — артисты. Только вы играете все роли в мультфильме, даже стихии. Я когда рисовал, мне всегда огонь давали, он у меня хорошо получался. Как-то мне одна студия заказала 40 огней. Иногда до сих пор их встречаю, порой в совершенно неожиданных местах.

Я считаю, что кино — это частный случай мультипликации, причем халявный. Они в кино отлично устроились: пришли, поставили камеру, в реальном времени всё снимается. По 25 кадров в секунду фиксируется происходящее. А мы эти 25 кадров должны нарисовать для каждой секунды или слепить. Поэтому в профессии остаются работать только фанатики, те люди, которые запали на это чудо: ничего не было, но ты своими руками что-то создал, и оно ожило. Оно говорит, у него есть характер. Это может быть один персонаж, а может быть и целый мир. Для меня это главный стимул в профессии. Придумали персонажа, и он ПОБЕЖАЛ. Мы в полном смысле слова творцы. Ничего другого не держит в профессии.

Павел Печёнкин
Павел Печёнкин

«Если нравится результат — надо бросать»

Единственный момент — страшно потом в реальный мир попадать, но мы из своего редко выходим. Важно получат удовольствие именно от процесса, результат почти никогда художника не устраивает. Если нравится результат — надо бросать. И ещё нужно быть готовым к тому, что работу просто никто не увидит. Мы же как зрители не смотрим все выходящие фильмы. И это может быть страшной трагедией для того, кто к этому не готов.

Как-то раз я рисовал клип. Там была сцена, где колышутся листики с объявлениями на столбе. А я уже был опытный мультипликатор, казалось бы, что, не сделаю листики? А сижу рисую — ну неправда! Надо было пойти на улицу, холодно так ещё было. У подъезда плохо колышутся, вспомнил, что у «Детского мира» много объявлений и вот они красиво колышутся. Доехал туда и минут 40 смотрел — покадрово в себя информацию загружал. На экране эта сцена длится 5 секунд и вообще всем на неё пофигу (смеётся). Так 12 лет я работал мультипликатором, а потом стал режиссёром.

Открытие студии Капризка
Фото: Алёна Ужегова

О секрете успешного проекта

Сейчас покажу сказку «Петушок и кошечка». Её нам самим было ужасно интересно снимать. Эта сказка была для нас экспериментальная, но и дети, и взрослые её хорошо смотрели. Команда выросла из пластилинового отдела на «Пилоте». Отдел создан был, а фильмов много не заказывали, и мы сами стали искать работу.

Первым большим заказом стал клип на песню «Несчастный случай». Забавная была история. Я еще студентом случайно столкнулся с ними в коридоре телевизионной студии и говорю: «Давайте я вам клип сниму». Они посмотрели мои работы, вежливо как-то отказались и ладно. А потом, много лет спустя, на анимационном фестивале я встретил их директора Андрея Воронцова и к нему пристал с этой идеей. Показал уже больше своих фильмов, и он согласился, отправил мне песни. Я тогда обнаглел и сказал, что мне песни не нравятся: по ним мультфильм не нарисуешь. Наглость была ужасная. С заказчиками так не разговаривают, но художники же такие люди… Он говорит мне: «А приходи на презентацию нового альбома». Мне понравилась «Шла Саша по шоссе», я в метро набросал сценарий и оправил. Месяца за 4 мы его делали. Как-то клип хорошо пошёл и понравился и оппозиции, и в Совете Федерации его показывали. Всех волнует примерно то же, что и художника. Вообще секрет успешного проекта — это сделать фильм о том, что зрителя волнует. Художник — это всё-таки зеркало жизни, а не политический деятель.

Почему мы стали снимать другого «Капризку»? Книжка не очень подходила: там реалии 50-х годов, а мы делаем фильм для современных детей. Поэтому решили к сценарию достаточно смело подойти. Мне казалось, здорово, что Капризка будет как бы старшим приятелем, который учит плохому детей, а книжные герои обратно хорошему. Мне сказали уже: «Тебе в Перми оторвут уши за неканоничного Капризку». Пока не оторвали.

Сергей Меринов
Фото: Алёна Ужегова

Поделиться