Вечная музыка

Поделиться

Первую музыкальную школу в Перми в 1888 году открыл учитель музыки, выпускник Миланской консерватории Э. Кабелла, который, как пишет Владимир Верхоланцев в книге «Город Пермь, его прошлое и настоящее», приехал из Италии с концертами да так и остался, как и его соотечественник Гораций Террачиано (неизвестная дата — 1914). Школа «теперь давно не существующая», уточняет автор в далёком 1913 году.

Музыкальная школа
Фото:  Государственный архив Пермского края

Интересно было бы знать, что это был за человек, какие перипетии судьбы забросили его в Пермь и почему закрылась школа, но, увы, вместо подробностей до нас дошли только телеграфные строчки с именем и годом.

Второе «пришествие» состоялось уже в XX веке: 1 сентября 1904 года открылась музыкальная школа Софьи Гедговд, о личности которой тоже мало что известно, а уже в декабре 1907 года в Перми открылись фортепианные классы Людмилы Басовой-Гольдберг. О ней данных тоже почти не сохранилось, кроме того, что её супругом был Михаил Басов-Гольдберг, военный дирижёр. По данным Владимира Порозова, он руководил выступлениями оркестра в саду Общественного собрания (Загородном саду), приглашался дирижировать большим симфоническим оркестром на царский курорт в Лифляндии, а также принимал участие в концертах как виолончелист. В качестве рецензента сотрудничал с газетой «Пермские губернские ведомости».

Александр Городцов 1920
Фото:  Государственный архив Пермского края

Известно, что супруги Басовы-Гольд­берг в 1913 году уехали из Перми в Москву. Михаил Басов-Гольдберг стал директором нового кинотеатра на Триумфальной площади, который принадлежал самой мощной на тот момент и неуклонно набирающей обороты в России кинематографической компании Ханжонкова. В книге воспоминаний «Первые годы русской кинематографии», вышедшей в 1937 году, Александр Ханжонков пишет, что вместимость театра была 750 человек, вдвое меньше задуманного, однако «и в таком виде руководимый опыт­ным директором М. З. Гольдберг-Басовым, поставившим музыкальную иллюстрацию картин на должную высоту, кинотеатр оправдывал вполне возлагаемые на него надежды».

Супруги Басовы-Гольдберг оказались на своём месте. Кино тогда было немым, поэтому музыка была одним из главных действующих лиц. Михаил ­Басов-Гольдберг нашёл себя ещё в одном деле. Он стал сценаристом! Знаменитый фильм «Грёзы» («Обманутые мечты»), который в 1915 году с огромным успехом прошёл по экранам страны, а теперь стал классикой русского кино, был снят по его сценарию.

Адрес-календарь Москвы на 1915 год указывает адрес Басова-Гольд­берга и место его работы — секретарь редакции «Вестника кинематографии». В справочнике 1916 года должность уже звучит так: замещающий редактор «Вестника кинематографии».

дом городцова ул б. ямская
Дом Александра Городцова на ул. Большой Ямской (сейчас ул. Пушкина)
Фото:  Государственный архив Пермского края

Неизвестно, что происходило в жизни Басовых-Гольдбергов с 1917 по 1923 год. Возможно, вместе с Ханжонковым они эмигрировали. Но в адрес-календаре на 1923 год Басовых-Гольд­бергов нет. А в 1924 году появляется один Михаил Зиновьевич, в том же доме, Людмилы Николаевны в ­книге нет, да и часть фамилии — Гольд­берг — тоже где-то утерялась. С этого времени он только Басов. Место работы на 1924 год — НКПрос. В 1930 году Михаил Басов возвращает свой прежний номер телефона, а напротив его фамилии появляется пометка «Госкино и Наркомпрос».

Последнее упоминание в сети Интернет о Михаиле Зиновьевиче Басове: заслуженный артист РСФСР, умер в 1948 году, похоронен на втором участке Ваганьковского кладбища. Наш ли это, пермский, Басов-Гольд­берг, игравший на виолончели и учивший до революции музыке пермских детей, доподлинно неизвестно, но хочется верить, что одна из ниточек загадочных судеб музыкальных педагогов в Перми если и не разгадана, то хотя бы намечена.

Нотная библиотека
Нотная библиотека на ул. Большой Ямской
Фото:  Государственный архив Пермского края

А в это время в Перми дети продолжали учиться в музыкальных школах. По состоянию на 1915 год их было две. В 1917 году пермской прессе было не до освещения музыкального образования. Тем не менее в 1917 году пермские педагоги получили своего рода соцзаказ: в рамках плана по борьбе с пьянством, который озвучила «Пермская земская неделя» (от 30 апреля 1917 года), было решено проводить народные концерты, а ответственность за их организацию возложить на известных музыкальных деятелей А. Д. Городцова и М. И. Гильдина, которые могли «устраивать со своими школами певцов и музыкантов данные концерты, а также приглашать церковные хоры и оркестры».

Александр Городцов (1857—1918) был известен на всю империю как организатор народных хоров. Он возглавлял Пермское филармоническое общество и входил в число директоров отделения Императорского Российского музыкального общества в Перми. Благодаря его деятельности «огромная и удалённая от центра Пермская губерния стала одной из самых «поющих», самых музыкальных в стране: было создано более 400 хоров — больше, чем во всей остальной России».

Моисей Гильдин (1870 — после 1940 года) стал первым директором советской Пермской губернской музыкальной школы, которая открылась в январе 1920 года.

Музыкальная школа
Фото:  Государственный архив Пермского края

Газета «Красный Урал» сообщала об этом так: «18 января с. г. состоялось открытие Губернской музыкальной школы. Представители культурно-просветительских организаций и учащиеся школы собрались в городском театре. В 9 часов вечера товарищ Гильдин объявил собрание открытым. Заведующая музыкальной секцией при губернском отделе народного образования тов. Покровская нарисовала картину раскрепощения русского трудового народа и приобщения его к истинному искусству.

Товарищ Гильдин дополнил речь предыдущего оратора, указав на значение музыкальной школы для Пермского края вообще и для города Перми в особенности.

Музыкальная школа
Фото:  Государственный архив Пермского края

Симфонический оркестр вместе с хором исполнили «Интернационал». Затем начался концерт, в программе которого прозвучали музыкальные сочинения Калинникова, Веплеского, Глазунова, Римского-Корсакова, Мусоргского и других известных композиторов. Концерт прошёл с большим успехом. Особенно удачны были сольные номера кларнета, скрипки и виолончели».

Лидия Покровская, к слову, была не только заведующей отделом искусств ГубОНО, но и преподавательницей игры на фортепиано. Работала она в этой должности недолго — в архиве сохранился документ, в котором она просит освободить её от занимаемой должности. Причина — проблемы со здоровьем от недоедания.

музыкальная школа
Фото:  Государственный архив Пермского края

По всей видимости, это была общая ситуация. На сайте пермской музыкальной школы №1 сказано: «В то же время не хватало топлива, классных комнат, денег на оплату труда преподавателей. За неимением ресурсов 3 декабря 1921 года музыкальная школа была закрыта». Там же есть информация о том, что первоначально школа располагалась на втором этаже в здании бывшей консистории (сейчас — дом №2 на ул. Газеты «Звезда»).

Тогда же, в 1921 году, Моисей Гильдин с семьёй эмигрировал в США, где поселился в Нью-Йорке, в Бруклине, и продолжил обучать музыке детей.

Заведующим Пермской музыкальной школой был назначен Анатолий Луканин (1897 — предположительно, не ранее 1959 года и не позднее 1964 года). Параллельно он руководил музыкальной школой завода Мотовилихи, которая, в отличие от Пермской музыкальной школы, в 1922—1924 годах продолжала работать.

Какова дальнейшая судьба Анатолия Луканина? Есть сведения, что он уехал в Москву. В ГАПК (ф. р-944, оп. 1, д. 108) есть письмо Анатолия Луканина Чайкину, которое датировано 28 ноября 1934 года, где он в числе прочего пишет: «Занимаюсь в Москве мало интересной для меня работой — заведую педагогической частью детского городка им. Парижской коммуны. Думаю оставить эту работу и вернуться к музыкальной деятельности. Живу в 16 км от Москвы по линии Казанжелдор, утомился поездками в Москву, готов оставить столицу».

В книге Натальи Арбузовой «Тонкая нить» (М., 2011, с. 28) есть упоминание об Анатолии Александровиче Луканине, «умнице руководителе» хора Дома пионеров на Большой Полянке в Москве.

В 1950—1960-е годы сборники для пения, составленные Анатолием Луканиным, активно издавали и переиздавали, как и его «Начало двухслойного пения в школе».

Между тем 7 сентября 1925 года Пермская музыкальная школа была открыта вновь, но уже как частная, «на условиях самоокупаемости и с обязательством за счёт платных 75% учащихся обучать 25% рабочих».

По состоянию на 1926/27 учебный год в городской музыкальной школе Перми, у которой не было номера, поскольку она была одна, обучались 192 ученика. Есть точные статистические сведения об этом периоде. В частности, по классу рояля в тот период занимались 146 человек, обучались сольному пению — 33, игре на скрипке — 13. Учащихся мужского пола было 56 человек, женского — 136.

Материалы дела включают анализ финансовой ситуации. В частности, написано, что «материальное положение школы неудовлетворительное, так как она ни копейки ни от кого не получает, а живёт исключительно на средства, получаемые от платы за обучение. <…> Получает школа в месяц от учеников в среднем 800 руб., а общие расходы — 900! Постоянно образуется дефицит, покрываемый концертами и постановками. <…> Отсюда состав учащихся школы остаётся непролетаризированным».

Есть сведения и о педагогах возрождённой музыкальной школы. В частности, упоминается имя Нины Террачиано (1861—1944), дочери Горация Террачиано, того самого, который, как и Э. Кабелла, открывший первую музыкальную школу в Перми, приехал в город на концерты да так тут и остался.

Вот так, через людей, соединилась в Перми цепь времён, а из первой пермской и мотовилихинской музыкальных школ выросла целая сеть учреждений детского музыкального образования, которая и сделала наш город к настоящему времени одним из самых музыкаль­ных в стране.


Поделиться