Мария Шакина: Театр — моя семейная история!

Поделиться

Люди уходят, и семейная память стирается. Она уходит вместе с людьми.

Слуга двух господ Владимир Шакин справа
«Слуга двух господ», Владимир Шакин справа

Неожиданно около года назад на сайте «Кинопоиск» я нашла свою бабушку — Наталью Вадимову Шакину. Она ж снималась в «Географе, который глобус пропил»! Я этот фильм так и не посмотрела до сих пор: тяжело было после её смерти. Я зашла на страничку этого фильма, где полностью перечислен актёрский состав, и почти в самом конце была ссылка на её страничку. Там практически не было никакой информации — ни фотографии, ничего. Только указано, что она снималась в «Географе» и в «Реальных пацанах». Всё, что у меня было, я отправила на этот сайт. Меня спросили, откуда информация, и я написала, что я её внучка. Они всё это одобрили.

Опять же в интернете я уже о дедушке нашла информацию, о Владимире Шакине. И фотографии, которых я раньше не видела.

Я знаю, что в спектаклях Пермского ТЮЗа он буквально с самого начала играл, а потом снимался в фильме «Иван Семёнов» в роли милиционера. Я специально смотрела этот фильм, именно с того места, где появлялся дедушка — буквально несколько кадров.

Я планирую узнать как можно больше о нашей семье. Сестра моей бабушки живёт в закрытом городе под Екатеринбургом. Нужно туда добраться. У неё очень много архивов, фотографий, остались даже эти программки спектаклей и деда, и бабушки.

Три мушкетера
«Три мушкетера»

На самом деле, у меня, получается, две театральные бабки: мама моего отца и мама моей мамы. Моя мама разошлась с отцом, когда я была ещё маленькая, у них брак был очень недолгий. Мы с ним особо близко не общались. Отец со своей матерью — с бабушкой Натальей Вадимовной — вместе жили, а я всё детство провела с бабушкой Маргаритой Андреевной Терентьевой — это мама моей мамы, и театр больше знаю с её стороны. Поскольку она реквизиторским цехом заведует, то я чаще-то была в реквизиторском цехе.

Маргарита Терентьева
Маргарита Терентьева

Как мама с папой познакомились и как бабушка Наташа и дедушка Владимир познакомились, бабушка Маргарита мне рассказала. Бабушка Наташа изначально была не театральным человеком: она окончила в Екатеринбурге Уральский технический институт и была инженером. Когда она приехала в Пермь, её позвали в театр, который недавно основали, и дед туда приехал из Березников. Так они и познакомились.

Маргарита Андреевна пришла в театр позже и начинала с работы с художника, затем стала с реквизитом работать. У бабушки Наташи намечался юбилей — это был 1992 год. Все были на гастролях, и некому было помогать его приготовить. Бабушка Маргарита рассказала об этом моей маме, и она вызвалась помочь. Потом бабушка Наташа пригласила ее на юбилей 31 августа, и там моя мама и познакомилась с моим отцом.

Бабушку Наташу в спектаклях я не помню, потому что была ещё маленькая, а когда я стала чаще ходить в театр, она уже работала помощником режиссёра. Мы раз в год встречались в театре на Новый год, на празднике для театральных детей. Мы приходили, смотрели спектакль, потом была ёлка, подарки. Я помню, что бабушка Наташа всегда выдавала подарки. Она была моей личной Снегурочкой.

Московские каникулы, Владмимир Шакин
«Московские каникулы»

Когда я была маленькая, помню, приходила в реквизиторский цех, и он мне казался огромным, просто огромным. Высокие полки, и на каждой уйма каких-то вещей непонятных. На меня всегда это производило такое впечатление, будто это какие-то горы, какая-то Нарния.

Я помню искусственные фрукты и там много каких-то атмосферных вещей, абсолютно не бытовых.

Дома у нас была лошадка, детская игрушка, и вдруг я её увидела в цехе: «Так это же наша лошадка!» А она на спектакле нужна, внучка выросла уже. Бывало такое: игрушки какие-то перекочёвывали, были дома — оп, в театр понадобились.

Я очень хорошо с детства помню запах театра. Не знаю, что именно так пахнет, но это что-то от старины и при этом такое таинственное, и я этот запах часто узнаю, свои детские ассоциации. Сейчас я работаю в языковом центре Hilton, мы готовим смены в языковом лагере для детей, и у нас там очень много театрализованных представлений, шоу, выступлений. У нас есть своя костюмерка, и, когда я первый раз туда зашла, я этот запах узнала.

Город на заре
«Город на заре»

Бабушка Маргарита Андреевна делится иногда впечатлениями от театральной жизни. Если какой-то новый спектакль или новый режиссёр, рассказывает: «Слушай, вот сейчас такой-то спектакль ставит, обязательно надо сходить». Или, например, какой-то кусочек увидела, говорит: «Понравилось, сходи».

В театре я иногда вижу её в антрактах, когда бывает, что она выходит на сцену и делает там перестановку. У неё всё всегда на своих местах. Когда в детстве я заходила к ней в цех, мне казалось, что тут всё как-то навалено, а у неё это к спектаклю всё лежит, и она знает, где что. Если показать какую-то вещь, то она сразу скажет: «Это в таком-то спектакле задействовано, это там-то, это там».

Когда я родилась, она уже работала реквизитором, и только потом я узнала, что она начинала как художник. У нас дома есть её картины, старые масляные краски, кисти. Хотя у нее сейчас нет времени рисовать, мне кажется, что она видит мир как художник — в необычном ключе. У неё есть чувство вкуса — это то, что, по-моему, объединяет всех художников.

Шакин В. П. в спектакле Судьба барабанщика
Владимир Шакин в спектакле «Судьба барабанщика»

Когда я кому-то говорила раньше, что моя бабушка работает в театре, первый вопрос был: «О! А кем?» Я говорила: «Одна бабушка у меня — заведующая реквизиторским цехом, а другая — помощник режиссёра и актриса», — и видела такой восторг! Видимо, нечасто встречаются люди, которые знают театр изнутри.

У меня не получилось деда на сцене увидеть, бабушку тоже нечасто видела на сцене, но, ещё когда она была жива, я всегда радовалась её портрету в фойе. Если приходила в театр с кем-то, обязательно его показывала: «Моя бабушка!»

Спектакли я чаще всего смотрела как обычный зритель, из зала. Один раз смотрела спектакль оттуда, где сидят звукооператоры. Там техника, пульты, и ты себя чувствуешь каким-то диджеем. Большинство спектаклей я смотрела на генеральных прогонах: они проходят очень по-семейному, по-домашнему как-то. Театр для меня — неотъемлемая часть моей семьи, здесь я чувствую себя как дома — не в том смысле, что всё знакомо и обыденно, как диван и тапочки. А в том смысле, что здесь хорошо.

Мне очень нравится наблюдать, как люди, которые не так близко знакомы с ТЮЗом, начинают приходить на спектакли, смотреть их проникаться этой атмосферой. У меня есть коллега, который первый раз летом сходил в этот театр, затем мы вместе сходили, потом мы были на сдаче спектакля... Я не знаю, что такое произошло с взрослым человеком, но теперь он ходит в ТЮЗ каждую неделю, и ему так нравится! Он говорит: тут что-то такое домашнее, семейное, такие актёры, такие спектакли... Так приятно, что мои ощущения кто-то разделяет.

Автор — преподаватель английского языка, переводчик, внучка Владимира и Натальи Шакиных и Маргариты Терентьевой


Поделиться