Симон Кордонский: Основа стабильности России — грызня всех со всеми за ресурсы

Заведующий кафедрой местного самоуправления НИУ ВШЭ — о том, как устроено российское общество и что для нас означает коррупция

Плюсануть
Поделиться

На прошлой неделе в пермском НИУ ВШЭ с циклом лекций «Социальная структура современной России» выступил известный социолог, профессор, заведующий кафедрой местного самоуправления НИУ ВШЭ, бывший руководитель экспертного управления президента РФ Симон Кордонский. Его главный тезис: Россия — сословное государство. Современные сословия — искусственно созданные государством категории людей с выделенным статусом, которые ведут борьбу за ресурсы в том объёме, в котором государство им позволяет это делать. Но если ты начинаешь жить не по понятиям, это плохо для тебя закончится. «Новый компаньон» публикует главные цитаты эксперта.

ск
Фото: Матвей Ефименко

История вопроса

«В имперской России была сословная система: дворяне, военные, крестьяне, мещане, казаки, служители религиозного культа и так далее. Все сословия были созданы государством со времён Петра I. Имперская структура начала размываться с конкретной даты — отмены крепостного права в 1861 году. Задачей той реформы было не освобождение крестьян, а освобождение помещиков от заботы о крестьянах. С этого времени начали появляться разночинцы — слой, представителей которого непонятно к кому можно было отнести. Именно разночинцы фактически и совершили все революции и обеспечили переход России к советской системе».

«После падения империи была создана новая социальная структура, состоящая из трёх групп-классов: рабочие, крестьяне, служащие. Фактически она сформировалась только в 1936 году при Сталине. До этого, начиная с революции, происходило физическое уничтожение имперской структуры. Уничтожались целые сословия, которым не могло быть места в той реальности для построения нового общества».

«С 1920 по 1936 год все идеологически неподходящие к коммунистическому обществу представители старых сословий назывались «лишенцами». Они были лишены прав. Вот их и уничтожали 16 лет».

ск
Фото: Матвей Ефименко

«Понятие классовой структуры сложилось в США. Американские социологи придумали её, описывая время Великой депрессии. Были названы высший, средний и низший классы. Эта формула перекочевала в другие государства. По-этому популярный у нас термин «средний класс» относится именно к Америке конца 1920-х годов. Классы определялись по степени доступа к ресурсам и благам».

«Социальная структура Советского Союза была устойчивой, но начала размываться с конца 1980-х годов».

«Советский Союз тоже имел сословную структуру, несмотря на то что официально общество делилось на классы, потому что эти классы также были созданы сверху».

Россия как социалистическо-корпоративная структура

«Россия после 1991 года — сословное государство. В отличие от классов (группы, которые возникают в условиях рыночной экономики «естественным путём» и определяются по степени доступа к ресурсам и благам), сословия — это группы, созданные «сверху» государством. Они по-прежнему отличаются доступом к ресурсам и благам».

«В России доминирует социалистический подход с элементами корпоративизма. Социализм у нас в основном на местном уровне. А на уровне государства — корпоративизм».

«Для социализма характерно сословное общество, где привилегии и статус получают наиболее важные для этого вида сословия. В корпоративной структуре главенствует принцип распределения «по понятиям», то есть не по писаным правилам, а по сложившемуся положению вещей. Блага распределяются по профессиональным организованным сообществам».

«Классический пример корпоративного общества в истории — Италия времён Муссолини. В 1920-х годах корпоративизм был весьма популярен в философии. Например, один из самых цитируемых нашим современным руководством философов является Иван Ильин, который был приверженцем как раз корпоративистского подхода».

«Система сегодня удерживается благодаря механизму «откатов»: за получение доли ренты (ресурсов) приходится платить, а размер «отката» определяется положением в сословной иерархии».

«Основной принцип российской сословной системы — извлечение ренты из часто придуманной угрозы. Как правило, внешней. Например, сейчас озвучивается угроза стабильности государства в связи с действиями стран Запада. Общество, по логике государства, должно консолидироваться, чтобы противостоять этой угрозе. Вырабатываются ресурсы, чтобы противостоять угрозе. Эти ресурсы идут определённым сословиям».

ск
Фото: Матвей Ефименко

«Придумывание угроз как формы сбора ренты — не только российская реальность. Вспомните угрозу птичьего гриппа, на которой очень хорошо заработала одна фармакологическая компания, сбыв свои лекарства. В начале 2000-х годов были популярны озоновые дыры — о них говорили из каждого телевизора. И где они теперь? Исчезли? Эту угрозу придумала компания по производству холодильников, которая объ-
явила, что фреон — газ, который используется при их производстве, — вреден».

«Задача идеального политика сегодня — грамотно придумать угрозу, чтобы на неё выделили деньги. А задача, например, губернатора — обеспечить социальную стабильность, то есть справедливое распределение ресурсов среди сословий».

«Современная сословная структура сложилась после 2003 года, когда появился закон «О системе государственной службы». Он вводит три государственных служилых сословия: гражданские служащие, дипломаты, военнослужащие. Потом был детализирован десяток подвидов, включая правоохранителей. Эти сословия существуют по закону. Это люди, которые не работают, а служат и взамен получают сословные привилегии».

«Уклон в социалистическую структуру общества наблюдается не только в России. Он существует во многих западных странах, в том числе в США. Благодаря демократической партии некоторые группы населения стали получать большие привилегии. За примерами далеко ходить не надо — достаточно посмотреть, чьи права сегодня больше защищают».

Власть, народ, священники и маргиналы

«Россия не является капиталистическим государством с рыночной экономикой, это ресурсное государство, то есть дорыночное. Отсюда и нерыночная социальная структура».

«Всё население можно разделить на группы: власть (те, кто работает во власти на всех уровнях), народ (бюджетники, работающие по найму, пенсионеры, инвалиды, безработные, в общем, все, кто получает зарплату, пенсию или какое-либо пособие), активное население (лица свободных профессий, например музыканты, а также фрилансеры, священнослужители, предприниматели или «отходники» (те, кто зарабатывает не по прямой профессии, например врач поликлиники, который ведёт частную практику) и маргиналы (служащие по призыву, осуждённые, алкоголики, бомжи)».

«В социальной структуре России сложно назвать точное количество сословий. Проще назвать категории населения. Это «иностранцы» (те, кто учились за границей и хотят, чтобы всё было так, как у них), «системные либералы» (встроены в государство, но Запад для них также является ориентиром), «чиновники» (обеспечивают стабильность структуры, придумывают угрозы, чтобы консолидировать общество), «системные феодалы» (это, как правило, люди в погонах, охранители) и «промысловики» (те, кто занимается поиском благ и доступа к ресурсам, чтобы выжить, то есть врачи, учителя и рабочие)».

«В России к властным сословиям относится примерно 7,7 млн человек, к народу — 99 млн человек, к активному населению — 22,7 млн человек, к маргиналам — 20 млн человек».

«Базовыми отношениями, связывающими современные российские сословия в социальную структуру, являются взаимное обслуживание и обеспечение, за которые представители сословий получают свои доходы: жалованье, зарплаты, премии, пенсии, пособия и так далее».

«Сочетание типа дохода (зарплата, жалованье, пенсия) с его источником (госучреждение, рынок, бюджетная организация и так далее) является основным стратификационным признаком. Это определяет социальный статус человека».

«Каждое сословие смотрит на мир совершенно иначе, чем другое сословие. Например, для «иностранцев» общая территория России (без городов, заводов и так далее) — это тундра, тайга, болота. Для «чиновников» — это транспортные магистрали. Для народа — это места промыслов. Для маргиналов — это способ физического выживания».

«Для сословной структуры характерно разное законодательство. В царской России законы были разными для крестьян и дворян, в советское время — для партийцев и непартийцев. Сейчас этот подход сглажен, но всё равно суды не выносят одинаковые решения для маргинала, укравшего банку огурцов, и для чиновника, укравшего миллионы. И в рамках понятийной системы это всё справедливо».

«Вопли про несправедливость происходят из-за непонимания реальности — напомню, у нас понятийное, а не римское право».

«Громкие аресты чиновников — исключение, а не правило. У нас это происходит, как правило, из-за того, что кто-то кому-то недодал или не тому дал. Поступил не по понятиям».

«Сословия в России не иерархизированы. Зачастую непонятно, какое из них главнее».

«Иерархия складывается естественным путём посредством передачи части ресурсов (сословной ренты, которую иногда называют «коррупцией»).

«Основа стабильности России — грызня всех со всеми за ресурсы».

«В России нет граждан. Граждане присущи только демократическому обществу. У нас — подданные».


Плюсануть
Поделиться