Про медведей и людей

Завершился XVIII Международный фестиваль документальных фильмов «Флаэртиана»

Плюсануть
Поделиться

Открытие и закрытие фестиваля ломали стереотипы и выбивались из форматов. Впервые за историю «Флаэр­тианы» на её открытии показали фильм, в котором почти нет человека; впервые на закрытии не стали показывать фильм-победитель. Виной всему — конъюнктура: если уж фестиваль проходит ежегодно, всегда есть опасность, что год выдастся неурожайным. Ну или, как нынче, «урожай» будет специ­фическим…

флаэртиана
Фото: Алёна Ужегова

Нынче фильмы о природе изрядно потеснили в фестивальной программе фильмы о людях, а если речь шла всё же о людях, то социальность и в целом проблемность изрядно потеснили в этих картинах простоту и этнографическое любопытство, которое подразумевает «флаэртианское» кино.

Тон задал председатель жюри — молодой режиссёр из США Майкл Коллинз. Его пока рано называть мировой звездой документалистики: он автор всего двух полнометражных фильмов, и оба были показаны на фестивале. Первый, Give Up Tomorrow («Сдаться сможешь завтра», на фестивале шёл с переводом «Откажись от завтрашнего дня»), снят в жанре журналистского расследования. В нём филиппинский парень, которого вместе с шестью другими обвинили в убийстве и изнасиловании, пытается доказать свою невиновность. Ему это удалось, но лишь частично: смертную казнь ему отменили и даже освободили условно, но обвинение не сняли… Фильм Коллинза был одной из акций в поддержку Пако, и именно ради этой благой цели он взялся за документальное кино. Второй фильм — «Скоро рассвет» — это история двух ветеранов Иракской войны, которые борются с посттравматическим стрессовым расстройством, устраивая марш через всю Америку.

Это фильмы, с одной стороны, совершенно «флаэртианские», потому что герои проживают в них кусок своей жизни, а камера дотошно фиксирует это проживание; а с другой стороны, абсолютно нет, потому что «флаэртианство» подразумевает созерцательность, воздержание от оценок, любование жизнью как таковой — без всякой авторской тенденции. Здесь же авторская тенденция сильна и активна, и Майкл Коллинз — горячий сторонник активного, действенного, публицистичного кино.

Фильмы председателя жюри, конечно, в конкурсе не участвовали, но те, что участвовали и победили, тоже близки к этому жанру.

Интонация большой Одессы
Кадр из фильма «Into_нация большой Одессы»

В национальном конкурсе «Российская «Флаэртиана» победу одержала лента Ольги Аверкиевой «Вырваться. История любви», она же получила специальный приз от генерального партнёра фестиваля — компании «Астер». Это решение жюри горячо поддержали зрители: ещё бы, ведь молодой автор вырос буквально на глазах пермяков! Ольга Аверкиева — новая надежда студии «Новый курс» и человек очень добрый. Недаром уже не первый фильм она делает вместе с фондом «Дедморозим», внося свой вклад в судьбу подопечных фонда.

«Вырваться» она снимала три года, успела за это время выйти замуж и стать мамой, не забывая при этом о своих героях и не бросая их. Героев трое — Коля, Гера и Наташа. Они — обитатели психоневрологических интернатов. Их состояние характеризуется как лёгкая умственная отсталость, и фонд решил вернуть ребятам официальную дееспособность и обучить профессии. Если эксперимент удастся, они смогут самостоятельно жить, распоряжаться своим имуществом, временем и в целом судьбой, а ещё — завести семью, о чём мечтают Гера и Наташа, потому что они вроде как пара… Ребята оканчивают училище и получают профессию садовода, и Коля с Герой успешно доказывают свою дееспособность в суде. Наташа, которая на протяжении фильма демонстрировала самый быстрый и гибкий ум, от этой процедуры отказывается: у неё есть наследственный долг, крупный, и, стоит получить паспорт, придётся платить… Получается, что история любви завершается многоточием.

Вырваться
Кадр из фильма «Вырваться. История любви»

Можно подумать, что Ольга Аверкиева сняла документальную мелодраму, но нет: главное достоинство фильма — это очень точная, без пережимов, интонация, аптекарски выверенное сочетание сентиментальности и трезвости. Режиссёр не приукрашивает своих героев. Пафос картины — не прекраснодушные высказывания типа «Они такие же, как мы!», а флаэртиански доброжелательный и сочувственный интерес. Молодому автору удалось освоить главный профессиональный навык кинодокументалиста, и это не умение выстроить кадр или внятно и складно рассказать историю, а способность расположить к себе людей, заставить их раскрыться, перестать стесняться камеры. Когда это удаётся с таким непростым «контингентом», то вызывает огромное уважение к режиссёру. И к героям, кстати, тоже.

Фильм-победитель международного конкурса остался для многих загадкой, поскольку на закрытии фестиваля показали лишь его маленький фрагмент. Картина сирийца Талала Дерки «Об отцах и сыновьях» — история про отцовскую любовь и гордость за своих детей. Но это очень своеобразная любовь: отец выращивает воинов для «Аль-Каиды» — террористической организации, запрещённой в России. Именно по причине этого запрета и всех связанных с ним оговорок фильм и не стали показывать на закрытии, испугались обвинений. Но это неофициальная версия. Слухи.

Кадр из фильма Об отцах и сыновьях
Кадр из фильма «Об отцах и сыновьях»

Зато показали лауреата одной из «младших» премий. «Серебряного Нанука» с формулировкой «За открытие новых тем и новых героев» получила германо-израильская лента «Постоянно временная жизнь Мухи» (режиссёры Рина Кастельнуово, Тамир Эльтерман). Это история палестинского мальчика, страдающего редкой формой иммунодефицита. Ему не было ещё и года, когда ему ампутировали кисти рук и ступни ног. Зритель знакомится с ним, когда Мухаммеду — Мухи — уже четыре, и все эти годы он прожил в израильской больнице. Будет жить здесь и дальше, потому что без поддерживающего лечения он тут же умрёт, а в Палестинской автономии таких больниц нет.

Вместе с ним живёт дедушка — единственный член большой семьи, который решился оставить дом, чтобы поддерживать и воспитывать мальчика-инвалида.

Кадр из фильма Медведи Камчатки
Кадр из фильма «Медведи Камчатки. Начало жизни»

Больница, конечно… Нам, россиянам, это лучше не видеть. У деда с внуком что-то вроде однокомнатной квартиры или, скорее, гостиничного номера с собственной ванной комнатой. Их любят и уважают врачи, с ними подружились израильские волонтёры. Один из них стал для деда лучшим другом — а ведь сын этого человека погиб во время одного из бесчисленных арабо-израильских конфликтов. Вся больница, все, кто соприкасается с этой семьёй, стараются сделать для них что-то хорошее… Благодаря этой поддержке мальчик не чувствует себя ущербным. Он очень подвижен, бегает на протезах так, что за ним не угнаться. Лишь время от времени к нему приходит осознание своего увечья, он постепенно начинает задумываться о несправедливости своей судьбы — и тут же снова отвлекается на игры.

Но, несмотря на самоотверженность и бескорыстие людей, окружающих героев — старого да малого, реальность ближневосточного конфликта превращает жизнь этой семьи в трагедию. Выбраться из Газы, чтобы навестить малыша в больнице, — целая история. Мать годами не видит больного сына. Дед, напротив, не может выйти с территории больницы, потому что у него нет разрешения на проживание в Израиле. Для него проблема — уехать на родину, к семье, даже на пару дней. Без него хоронят его младшего сына, пятнадцатилетнего школьника, погибшего в результате странного несчастного случая.

И всё же фильм — не о проблемах и бедах, а о любви, которая цементирует народы и семьи, сближает чужих и делает родными. О том, что жизнь Мухи даёт смысл многим другим жизням.

Несмотря на столь гуманистический пафос, фильм церемонии закрытия не подарил людям того чистого катарсиса, за который пермяки любят лучшие «флаэртианские» фильмы. Вообще, с подобными фильмами, от которых слёзы на глазах и заново родившаяся душа, в этот раз были сложности. Если кто и приносил зрителям с экрана нежность и ощущение бесконечной радости жизни, то не люди, а животные.

Фильм «Медведи Камчатки. Начало жизни» сняла в соавторстве с Владиславом Гришиным пермячка Ирина Журавлёва. Будучи одним из авторов проекта «Красота леса», с которого пошла традиция устраивать баннерные выставки в Театральном сквере, она так увлеклась темой природы, что два года своей жизни посвятила фильму про медведей. Непосредственно съёмки в Кроноцком заповеднике на Камчатке заняли полгода. С мая по ноябрь съёмочная группа фиксировала жизнь двух медвежьих семей — медведицу Теслу с двумя малышами и медведицу Самапятую (английские титры называют её почему-то Машей) с четырьмя детишками.

Фильм почти видовой. Медведи просыпаются после зимовки, совершают длинные переходы, ловят рыбу и жиреют на нерестилищах, выясняют отношения и снова уходят на полгода в зимние берлоги. Ничего особо драматичного не происходит — это не роман Оливера Кервуда и не французский фильм «Птицы». «Медведи Камчатки», хоть и напоминают зрителям о том, что популяция бурого медведя сокращается и надо принимать меры к его спасению, фильм не проблемный, а созерцательный. Он похож по идеологии на тот самый проект «Красота леса», где были показаны лучшие российские фотографии лесных пейзажей и их обитателей. Кадры — умопомрачительные. Вид сверху в эпизоде, где медведица бросается в озерцо, красное от бесконечных косяков лосося, просто операторский шедевр.

Это, конечно, нечто новое для «Флаэртианы». Пермский фестиваль — это всё-таки о человеке. Есть много других фестивалей, где фильмы о природе составляют всю конкурсную программу, например «Человек и природа» в Иркутскец, где президент «Флаэртианы» Павел Печёнкин увидел картину «Хрупкий мир» (режиссёр Антс Таммик, Эстония), которая получила Гран-при. Она произвела на Печёнкина такое впечатление, что он решил показать её на открытии «Флаэртианы».

Это невероятной красоты рассказ о том, как совершенно прекрасный и очень живой хрупкий мир болот, где живёт милый смешной совёнок и другие зверушки — в том числе и бурые медведи, — уничтожается ради добычи торфа. Остаётся безжизненная, пустая коричневая земля.

За все 40 минут, пока длится картина, с экрана не звучит ни слова. Только музыка. Временами это напоминает «Кояанискатси», знаменитый документально-видовой фильм Годфри Реджио с музыкой Филиппа Гласса. Антс Таммик никаких оценок не даёт, никаких ультиматумов не выдвигает. «Хрупкий мир» — фильм скорее философский, чем публицистический, и в упорядоченном движении машин, добывающих торф, есть какая-то конструктивистская красота. Режиссёр не призывает запретить разработку месторождения, он размышляет о хрупкости живого мира, о том, как он меняется под воздействием человека…

Но что же делать? Таков человек!


Итоги фестиваля

По словам президента фестиваля Павла Печёнкина, рекордным днём по числу зрителей фестиваля стала среда. В этот день в киноцентре «Премьер» и на площадках «Вуз-Флаэртианы» документальное кино посмотрели 1454 человека. Всего же фестиваль посетили 9840 человек.

Гран-при за лучший фильм фестиваля получил фильм совместного производства Германии, Сирии, Ливана и Катара «Об отцах и сыновьях» режиссёра Талала Дерки. Фильм рассказывает о том, каково это — расти внутри исламского халифата.

«Серебряный Нанук» отправлен документалистам из Израиля за трогательную и правдивую картину «Постоянно временная жизнь Мухи» режиссёров Рины Кастельнуово и Тамира Эльтермана.

Второй «Серебряный Нанук» — приз за оригинальное художественное решение — получил фильм «Вкус цемента» режиссёра из Сирии Зиада Калтхума.

Специальное упоминание жюри получили две картины: «Песни для Кита» Руслана Федотова и «Далёкое созвездие» Шивон Мизрахи. Картина польского режиссёра Марты Пруст «За пределом» получила приз зрительских симпатий.

В национальном конкурсе «Российская «Флаэртиана» главный приз за лучший фильм — «Малый золотой Нанук» — был отдан пермскому режиссёру Ольге Аверкиевой за фильм «Вырваться. История любви». Документалист также получила приз главного спонсора фестиваля.

Жюри конкурса отметило специальным упоминанием за откровенность и художественность раскрытия образа героя фильм «Небесный тапёр» российского режиссёра Сергея Ландо.

Приз за кинематографичность фильма-портрета получил Евгений Голынкин за фильм «Все хотят жить вечно», приз за критический анализ гендерных стереотипов — фильм «Петь» Ольги Короткой.

Награду «Лучший студенческий фильм» забрала выпускница школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова Ксения Шкреба за документальную картину «Залом». Специальное упоминание жюри получили студенческие фильмы «Свободные радикалы» Дарьи Гнашко и «Большие декорации» Юлии Балабановой. Призы партнёров фестиваля достались фильмам «Терапия» Юлии Серьгиной и «Миссия» Клавдии Бершадской.


Плюсануть
Поделиться