Не стой под стрелой…

Ситуация с задержанием и счастливым высвобождением пермского журналиста в прошедшие выходные необычна и редка для Пермского края

Плюсануть
Поделиться

Казалось бы, чего волноваться?

Задержали — отпустили.

Хочу провести сложную, высокопарную и неуместную аналогию. Не так давно наши коллеги, увы, погибли в Африке: поехали туда бог знает с какими удостоверениями, без связи с «родной редакцией», без защиты, без страховок, без виз…

О чём я?

Закон предельно краток в описании прав журналиста на массовом мероприятии: «…Журналист, присутствующий на публичном мероприятии, должен иметь ясно видимый отличительный знак представителя средства массовой информации…»

Тогда бы и не возникло предмета колонки.

Журналист человек особый. С особой функцией: написать правду «as is». На самом деле, в реальности. Выслушать обе (три, пять, восемь) стороны конфликта. Узнать все версии.

Именно поэтому — чтобы общество могло знать правду — журналист имеет особые, данные ему законом права. Есть люди, боящиеся «корочек» корреспондента больше полицейских…

Традиционно в Прикамье отношения прессы и правоохранителей — уважительны. Как минимум.

Полиции достаётся от журналистского цеха. Ведь человек в форме — тоже на особом счету, он представитель государства, к нему повышенные требования и ожидания. Всегда ли мы справедливы к людям в погонах? Нет.

Будем откровенны. Редакторам интереснее негатив. Кто и кого убил. Кто растратил и похитил. Откуда пахнет жареным.

Повседневная и тяжёлая работа участкового, ежедневный обход пьяниц и дебоширов, обшарпанный стол и недостаток кадров, даже то, как раскрыли то или иное преступление, — не очень интересует журналистов.

Конфликт в системе «журналист — власть» заложен потенциально. Искушённый читатель «Компаньона» прекрасно знает, что любая правда по своей природе эластична. Поясню на примере.

Глава говорит: «…Дорога построена!» — и это правда.

В устах его критика звучит: «…Дорога построена. Она стоила 200 млн».

Весёлый автор из соцсетей добавляет: «…Наконец-то, через 40 лет, построена дорога…»

Всё это, согласитесь, «правды».

У полицейского, как и у журналиста, есть чётко описанные в законе права и обязанности. Правильно ли требовать соблюдения законов только от одной стороны?

Красивые удостоверения «Пресса» (как и значки, бейджи, жилеты) имеют главное предназначение, вовсе не для того, чтобы постоять на трибуне у ног главы города с фотоаппаратом.

Это — оружие, орудие и защита журналиста.

Работай, например, такой журналист на заводе, его бы оштрафовали за то, что он стоял под стрелой, да ещё и без каски. Техника, так сказать, — безопасности.

Прочитав всё это, вы скажете: «Ну журналист-то ведь был не на войне… Чего сгущать краски?»

Мероприятие может быть мирным. Но бывает всякое. Быть в круговороте всего этого «кипеша» — работа репортёра. Вот только времена, когда журналистов в городе было двадцать и их всех знали в лицо и по голосу, — вообще прошли. От слова «совсем».

Требовать от сержанта полиции знать в лицо всех журналистов?

Наверное, местному Союзу журналистов стоит придумать отличительный знак, как это сделано во всём мире уже давно?

Прошу коллег: напроситься поработать в дежурной части любого райотдела полиции — смену от начала и до конца, как это бывало в 90-х годах прошлого века. Возможно, тяжёлые сутки покажут читателю и другую сторону жизни полиции…

И купить каску.

P. S.

Автор колонки имеет опыт «заметания» милицией в дни августовского путча в Москве, когда снайперы неизвестной стороны стреляли по неизвестным гражданам — прямо вокруг метро «Краснопресненская».

Поэтому я не то чтобы за яркие жилеты. Я просто за взаимное уважение журналиста и полиции.


Плюсануть
Поделиться