Освоение пермского пространства

Истории Всеволода Бедерсона, Марии Ляминой и Марии Долгих, реализующих проекты, которые преобразуют городское пространство

Плюсануть
Поделиться

Всеволод Бедерсон, Мария Лямина и Мария Долгих реализуют в Перми проекты, которые преображают городское пространство. «Компаньон magazine» пообщался с ними, чтобы выяснить, как родился замысел, какова концепция, цель и смысл их инициатив.

На «Научные бои» идёт молодёжь

Всеволод

Всеволод Бедерсон, один из организаторов пермских «Научных боёв имени Шелдона Купера»

Случайность, которая сработала

Мы пытались найти вид активности, которым было бы интересно заниматься самим и который мог бы заинтересовать других. Некоторое время такую роль играл эгалитарный читательский клуб Txt-club. В него входили наши друзья и знакомые, человек 7—10, мы регулярно собирались, читали книжки и вместе обсуждали их. Но хотелось чего-то более амбициозного. Так родилось сотрудничество с Михаилом Фаустовым, придумавшим общероссийский проект «Открой рот». Несколько раз провели мероприятие в Перми, но заходило не очень и цель не была ясна, поэтому продолжили поиски.

Все считают, что «Научные бои» придумал я, но на самом деле это не так. Идея возникла летом 2013 года у Марии Брезгиной, которая сейчас работает в Саранске в штабе подготовки к чемпионату мира по футболу. Поэтому на сегодняшний день в нашей команде фактически двое: я и Ольга Бедерсон, моя супруга. Для нас это не основная работа, а вторая занятость.

Упущенная выгода

Кусаем локти, что сразу не стали монетизировать проект. Вряд ли он приносил бы большие деньги, но определённую выгоду из него извлекать было бы можно. В Москве вход на подобные мероприятия стоит 1 тыс. руб. и больше в зависимости от приглашённых спикеров.

По итогам пяти лет существования «Научные бои» начали приносить косвенную выгоду. Нам предложили, и мы согласились полностью покрывать лекционную программу Фестивального дома. Сотрудничаем с организаторами «Пермской ярмарки».

Всеволод

Сами по себе «Научные бои» — недорогое мероприятие. Мы пытаемся оптимизировать все расходы. Во-первых, проводим его там, куда нас пускают бесплатно, то есть не платим за аренду. Владельцам помещения достаётся плата за входные билеты. Во-вторых, не платим участникам и себе тоже. Единственное, что победителям вручаем чисто символические призы (1—1,5 тыс. руб.) из идеологических соображений. Миссия проекта заключается в том, чтобы донести до общественности: публичное проявление интеллектуальной деятельности должно приносить деньги.

Ходят на спикера

На «Научные бои» в среднем приходят по 50—60 человек. Самое посещаемое мероприятие, которое мы провели уже дважды, — Yuri’s Night. 12 апреля 2017 года на него пришли 1 тыс. человек. Нынче в День космонавтики рассчитываем на 1,5 тыс.

«Научные бои» популярны среди студентов, публики, связанной с вузами, просто интересующихся людей в возрасте 20—30 лет — всех тех, кого я называю городской интеллигенцией. При этом постоянной аудитории не сформировалось. Она каждый раз на 80% новая. Закономерность, которую мы заметили, состоит в том, что люди ходят на спикера, а не на тему. Идут на товарища, сокурсника, преподавателя или просто известного профессора.

Мы полагали, что «Научные бои» — это интеллектуальное развлечение, которое позволяет увеличить человеческий капитал. А наша аудитория во многих случаях, похоже, исходит из соображений наращивания социального капитала.

Проклятый приз «Научных боёв»

У нас есть несколько партнёров. Площадку для проведения «Научных боёв» предоставляет ЦГК. С оборудованием помогает Пермская гражданская палата, где я раньше работал. С остальными взаимодействуем ситуативно. В 2016 году спонсором Yuri’s Night выступила компания «Протон», в прошлом году партнёром было Министерство образования и науки Пермского края. Сейчас занимаемся фандрайзингом и фактически уже собрали необходимую сумму. Думаю, что если бы мы институционально подошли к работе со спонсорами, то нашли бы пару постоянных.

научные бои

На одних из первых «Научных боёв» в подарок участнику был вручён сертификат на прыжки с парашютом. Но человек то ли не хотел прыгать, то ли не мог, в общем, передарил его кому-то. Второй «счастливчик» сломал ногу и передал возможность прыгать третьему. На того напали какие-то бандиты по пути на аэродром и избили. В итоге сертификат вернулся к первоначальному обладателю, но он так им и не воспользовался. Такой вот проклятый приз.

Без государства

Сейчас мы в основном занимаемся «просвещением просвещённых», а хотим вовлечь более широкие слои населения. С этой целью неоднократно подавали заявки на президентский грант, пару раз — на губернаторский. Но ни одна из них не была удовлетворена. Поэтому потихоньку двигаемся в этом направлении самостоятельно. Раз 10 вместе с Пермской гражданской палатой (они по своим делам, мы — по своим) выезжали в территории Пермского края и проводили «Научные бои» в местных школах. Привозили с собой «звёзд». Помимо интересной презентации в формате «Научных боёв» своих исследований и проектов ребята из вузов рассказывали сельским школьникам о своих факультетах, специальностях. Кроме просветительского эффекта это имеет ещё и профориентационную цель. После таких встреч спикерам поступает по несколько запросов на добавление в друзья в социальных сетях. Не могу оценить, конвертируется ли это в количество поступлений в университеты, но потенциал очевиден.

Меня как либерала, вообще, наверное, радует, что мы реализуем общественно значимый проект без государственной поддержки. Сотрудничество с краевым минобразования — разовая история, в ходе которой возникло большое количество сложностей: деньги мы получили поздно и так далее.

Проводим «Научные бои» уже пять лет, и накопилась внутренняя усталость. Договорились с Олей сделать перерыв после Yuri’s Night — 2018, чтобы собраться с мыслями и понять, что делать дальше.

Место встречи можно изменить

Лямина

Мария Лямина, организатор социокультурных проектов, в том числе проекта «Место встречи — Театральный сквер»

Голландское вдохновение

Пять лет назад меня пригласили курировать клубную программу в рамках Международного Дягилевского фестиваля, который ежегодно проводит Пермский театр оперы и балета. Это был настоящий вызов: организовать масштабное мероприятие в очень сжатые сроки. Формат фестивального клуба многим показался удачной находкой, поэтому это направление решили сделать традиционным. Так сложилось, что через некоторое время я уехала в Голландию учиться по программе «Сити-маркетинг в Европе» и сделала там много выводов для себя. Я поняла, что в Перми развита конкурентная среда, но люди не умеют интегрироваться. И осознала, как должны быть устроены общественные городские пространства не столько с точки зрения дизайна, сколько с точки зрения отношения к человеку: объединяют они людей или разъединяют; работают на индивидуальность или на массовый эффект; образовывают и развлекают или угнетают и так далее. Также очень интересно было изучать технологии формирования и поддержки локальных сообществ. Эти несколько идей подтолкнули меня к реализации проекта, нацеленного на то, чтобы вывести Дягилевский фестиваль за рамки академических учреждений, сделать его ближе к городу, создать демократичную площадку, в рамках которой могли бы взаимодействовать люди, неравнодушные к Перми и испытывающие тягу к инновациям, креаторству.

Лямина

С моей коллегой Таней Шкляевой мы провели исследование Театрального сквера и узнали, что у этой локации интересная судьба. Это место было обозначено на первом генплане Перми, и ему предназначалось стать главной площадью города, от которой сетью расходились бы прямые улицы. Здесь проводили парады, торжественные официальные мероприятия, встречи императоров и так далее. Позднее тут был организован городской рынок, гостиный двор. Вокруг стали появляться корпуса образовательных учреждений. И вплоть до советских времён эта локация оставалась местом для коммуникаций. В начале 1990-х годов сквер превратился в место собраний представителей различных субкультур: разношёрстная публика, дух творчества и свободы — жизнь кипела в Театральном сквере круглые сутки.

Пространство сквера уже многие годы остаётся точкой пересечения разных культур и развивающих практик, частного и общего. Именно это обстоятельство и подтолкнуло меня к идее проекта «Место встречи».

Ракушки для людей-«ушельников»

Пермякам свойственно «ушельничество». Когда их не устраивает реальность, они строят воздушный замок: придумывают идею, проект и объединяются вокруг него с «правильными людьми». За последние два года в нашем городе появилось довольно много мест, которые играют роль ракушек, позволяющих окунуться в комфортный мирок и пребывать в нём, отгородив себя от суровой реальности. «Место встречи» отчасти тоже стало для меня такой ракушкой. Но в то же время — и прежде всего — это проект про коммуникации и открытость.

Каждый год меняется моя внутренняя менеджерская задача по отношению к Театральному скверу и к аудитории, городским сообществам. В 2016-м, например, было важно вовлечь в проект людей, не связанных с театром, которых объединяет стремление что-то менять, улучшать, преобразовывать. Очень рада, что нам удалось заинтересовать детско-родительскую аудиторию. И очень приятно слышать высказывания типа «Театральный сквер — маленькая Европа в Перми». В период проведения Дягилевского фестиваля там действительно ощущается атмосфера синергии, особого городского острова, где все со всеми здороваются, улыбаются, сидят на траве, фотографируются под цветущими яблонями. Форматы событий «Места встречи» в 2017 году были больше посвящены взаимодействию, совместному проектированию и творчеству. В июне 2018-го снова будет много нового, на этот раз мне важно больше работать с самим пространством сквера, создавая особый эмоциональный опыт вокруг взаимодействия с этой городской локацией.

Лямина

Для проведения «Места встречи» я собираю отдельную команду. Администрированием процесса занимаемся вместе с Настей Штец и Валей Балахниной. Детскую программу ведёт Арина Плюснина. По городской тематике часто привлекаю Таню Шкляеву, она тонко чувствует Пермь, сохраняет способность смотреть на свой город как на незнакомое место и открывать его заново. Много помогает наше музейное сообщество, молодые пермские художники и арт-менеджеры, некоторые культурные и образовательные учреждения, социально активный бизнес и просто инициативные горожане. Я всем очень благодарна за наше сотрудничество и общее творчество.

Вопрос в деньгах

Каждый раз, чтобы организовать «Место встречи», я ищу деньги. Часть бюджета обеспечивает Театр оперы и балета, остальные средства — гранты и спонсорские. Самая большая статья расходов — это содержание павильона, в котором проводится большинство событий, рождаются новые идеи и союзы и без которого мы не можем обойтись в силу погодных условий. На эти цели в течение 14 дней требуется порядка 1,2 млн руб. Многие потенциальные партнёры, планировавшие помочь со строительством, узнавая эту цифру, пугались. Но ни о каком капитальном сооружении в театральном сквере речи, конечно, быть не может. Это муниципальная территория, и для того чтобы добавить какие-то новые объекты инфраструктуры, необходимо пройти сложную процедуру согласования с разными подразделениями администрации города. Это один момент. Второй вопрос заключается в том, кто и как этот объект будет содержать.

Прохождение пяти инстанций с предоставлением определённого пакета документов для проведения общественных мероприятий можно пережить, если ты знаешь определённый алгоритм действий. Из нормального ритма выбивают такие случаи, как обращения неких лиц в Администрацию президента с жалобой на то, что картонные фигуры Дягилева в Театральном сквере оскорбляют их чувства.

Не имея особых возможностей менять пространство инфраструктурно, мы меняем его событийно. Так, в прошлом году на платформе популярных туристических мобильных приложений мы разработали виртуальную экскурсию по Театральному скверу, которую можно бесплатно опробовать с помощью своего смартфона. Озвучил её замечательный пермский актёр Александр Смирнов. Кроме того, мы проводили арт-лабораторию, в которой дети создавали разные объекты, связанные с природой сквера. Совместно с Музеем современного искусства и школьниками фантазировали на тему Дягилева в современном мире: что бы он делал в сквере в 2016 году. Таким образом, на его территории появилась серия картонных фигур импресарио, работающих как фотозоны.

Движение в диалоге

На мой взгляд, эффективным инструментом вовлечения локальных сообществ в процесс обсуждения и проектирования публичных пространств является технология placemaking. К сожалению, в нашей стране очень много инструментов и форм имитации общественного участия. Это приводит и к равнодушию граждан, и к неверию чиновников в то, что правильно организованное общественное участие — это не головная боль, а реальный инструмент позитивных изменений.

Осенью 2017 года я предложила муниципальному учреждению «ПермьПарк», которое можно назвать «оператором» набережной, применить технологию placemaking в рамках проекта «Кухня набережной». Был создан общественный проектный офиc, основной целью которого стало вовлечение активных горожан, экспертов и представителей городских сообществ в проектирование функциональных зон и социальных сервисов на нижней части набережной. В проектных встречах приняли участие более 200 человек, из которых я знала не более 30%. Все эти люди попадали туда не случайно, у них была мотивация, позиция по поводу развития набережной Камы. Они понимали, что имеют разные интересы, и самое потрясающее начиналось, когда мы переходили от обсуждения к проектированию, состоящему из нескольких этапов: формулирование конфликтов, их решение, SWOT-анализ с выделением сильных и слабых сторон, возможностей и угроз.

Это был только первый этап работы. Если её продолжить, это приведёт к замечательным результатам. Даже если эти люди окажутся противниками в чём-то, они в любом случае не останутся равнодушными. В этом движении будет постоянно возникать диалог по поводу развития того или иного общественного городского пространства. Но пока я не вижу готовности представителей власти к постепенному выстраиванию таких отношений. В итоге часто возникает дискоммуникация и общее недовольство.

Виртуальная карта реальной Перми

Долгих

Мария Долгих, лидер бюро Locator Band

«А почему бы не сделать?!»

По образованию я юрист. Некоторое время работала брокером по коммерческой недвижимости, маркетологом. Но меня всегда тянуло в искусство. Когда вышла в декретный отпуск со вторым ребёнком, поняла, что настал подходящий момент осуществить мечту. Так я занялась фотографией, и постепенно увлечение превратилось в основную профессию. Меня сначала приняли в Союз фотохудожников, потом отчислили оттуда, потому что мои работы, отобранные президентом союза, не понравились его членам на «Арт-Перми». На этом фоне я испытала чувство глубокой несправедливости по отношению к себе и в 2007 году организовала альтернативное сообщество фотохудожников. В него вошли молодые, амбициозные ребята, известные теперь в Перми и за её пределами. Это и Алексей Гущин, и Оля Сорокина, и другие.

Мы проводили выставки, обрастали новыми контактами, знакомствами, выходили на новые площадки. Потом случилась «культурная революция», и я оказалась внутри крупных фестивалей: «Белых ночей», «Живой Перми», «Пространства режиссуры», «Текстуры», Дягилевского фестиваля — где-то как волонтёр, где-то как партнёр, где-то реализовали совместные проекты. Участвуя во всём этом, параллельно придумала свой проект «Танцы на высоте», который превратился в мини-фестиваль танцевальной культуры.

Долгих

Год за годом расширялась база контактов музыкантов, диджеев, декораторов, прочих профессионалов социокультурной сферы, и ко мне всё чаще стали обращаться с просьбами поделиться чьим-то телефоном, дать тот или иной совет по организации события. Когда я вышла на дипломный проект Института фотографии Эдуарда Копысова, подумала: а почему бы не сделать карту города, на которую будут нанесены все известные мне локации?! Так родилась идея создания современного путеводителя по Перми. Мы нашли классного дизайнера Ольгу Шараеву, которая за две недели разработала макет карты. Напечатали к прошлогоднему Дягилевскому фестивалю почти 1 тыс. экземпляров «Локатора» гигантского размера А1. В меньший формат он просто не умещался! Карта разошлась за полтора месяца и разлетелась по всему миру.

Эффект коллаборации

Однажды я впала в уныние от пермской действительности, точнее от непонимания некоторыми сообществами ценности этого проекта, и именно в тот период мне позвонила Оля и сообщила, что мы вышли в финал Первой национальной премии в области территориального брендинга и маркетинга. Она заявилась на участие в конкурсе наудачу, даже не сказав мне об этом, и нашему проекту было присвоено второе место в номинации «Маркетинг территории». Настолько же удивительным и приятным оказалось и присуждение нам премии «Посол Пермского края» за лучший издательский проект.

Долгих

Стало понятно, что карта востребована и нужно создавать её цифровую версию. На сегодняшний день разработан и утверждён прототип сайта Locator.Today, который планируем запустить в конце марта. Мы позиционируем его как медиаплатформу для коммуникации культурно-деловой аудитории, как пермяков, так и гостей города. Наша задача, с одной стороны, сделать перепись креативного класса Перми, проанализировать локальные бренды, с другой — в онлайн-режиме фиксировать изменения, происходящие в городе. Есть спрос на интеллектуальный контент. Есть огромный запрос на проектных менеджеров, маркетологов в культурной сфере. Как только люди проходят цикл и обучаются чему-то, сразу уезжают в другие города, потому что в Перми нет рынка культурных проектов, более низкие зарплаты и так далее. Мы создаём пространство для коллабораций и планируем сработать как инструмент для поиска проектов, команды, рынка сбыта креативного контента (культурного товара).

Стартап в боевой готовности

Locator — это независимая площадка. Она не является представителем каких бы то ни было институций, политических партий, министерств и так далее. В нашей команде шесть человек. На сегодняшний день в проект вложено около 700 тыс. руб. Выйти на окупаемость планируем в течение двух лет.

Долгих

Мы представляли свой стартап на питч-марафоне «Разведка боем», собрали пять заявок, из которых три были абсолютно реальными для того, чтобы дать нам инвесторов. Но решили пока не привлекать другие средства, чтобы выдержать концепцию. А дальше посмотрим. Мы не скрываем, что у нас есть бизнес-цели. Проект можно масштабировать в других городах. Недавно мы познакомились с мэром Сарапула Александром Ессеном, он сформировал классную управленческую команду, которая занимается развитием туристического кластера. И нам поступил заказ на создание интерактивной карты этого города.

Мы провели культурно-деловую программу на выставке «Арт-Пермь», собрали новые проекты, познакомились с удивительными представителями арт-институции и образовательных проектов, сделали несколько коопераций. В частности, Ася Феоктистова, художник из Москвы, и Юлия Сунцева, дизайнер из Перми, создали на этой площадке коллекцию одежды, которую Юлия представит в Париже и Милане в этом году. Тьюторский центр ПГПУ сделал путеводитель и квест по выставке для школьников. Мы открыты новым предложениям и готовы рассказать всему миру, какие крутые сообщества и проекты есть в Перми.


Плюсануть
Поделиться

Loading...