Цифровая реальность Татьяны Миролюбовой

Председатель комитета по промышленности, экономической политике и налогам Законодательного собрания Пермского края — о наступающей новой эре 

Поделиться

Председатель комитета по промышленности, экономической политике и налогам Законодательного собрания Пермского края рассказала журналу «Компаньон magazine» о том, какие новые вызовы предлагает обществу стремительно наступающая эра цифровой экономики. Она уверена, что изменения будут не только технологическими — имидж политика, депутата тоже придётся поменять. И готова к таким переменам.

миролюбова
Фото: Алексей Суханов

— Татьяна Васильевна, в феврале на IV Пермском экономическом конгрессе обсуждались вызовы, связанные с наступлением эпохи цифровой экономики. Очевидно, эти вызовы стоят и перед законодательной властью. Насколько депутатский корпус готов обсуждать новую повестку дня?

— Депутаты Законодательного собрания Пермского края точно готовы к такому обсуждению. Работа над нормативной базой, обеспечивающей формирование институциональных условий развития цифровой экономики, должна идти во взаимодействии законодательной и исполнительной власти. Это — первое.

Второе: в период деятельности Законодательного собрания нынешнего созыва уже сложилась определённая практика сотрудничества с региональными органами исполнительной власти. В каких-то вопросах депутаты действительно формулируют новую повестку, задавая тренд для краевого правительства, формируют новые подходы к решению в том числе «старых» проблем.

Могу привести пример, когда мы оказались немного впереди: по инициативе нашего комитета была актуализирована тема индустриальных парков как относительно новой формы для эффективного развития промышленности в регионе.

В связи с изменением концепции промышленной политики государства и самих её инструментов тема индустриальных парков, их создания, поощряемая на государственном уровне, является нововведением для сегодняшней России.

Миролюбова
Фото: Алексей Суханов

— Наверное, нововведение в смысле не самой идеи, а практической реализации, поскольку в Прикамье в последние 10 лет неоднократно делались попытки создать индустриальные парки. Но, к сожалению, они не удались…

— Между тем в целом в России действует уже около сотни индустриальных парков, а Приволжский федеральный округ является лидером по их количеству. Только в Татарстане их насчитывается 18. Действуют они и в Ульяновской, Нижегородской областях, в Башкортостане и других регионах. Наша инициатива должна послужить тому, чтобы промышленность развивалась в новых условиях, в новых инфраструктурных формах. Наш комитет провёл выездное заседание в Чусовом, именно там депутаты обозначили основные вехи и рекомендации для краевого правительства.

Исполнительная власть реагирует на наши рекомендации: законопроект о налоговых льготах для резидентов индустриальных парков и управляющих компаний уже принят в двух чтениях с поправками, которые обсуждались на рабочей группе Законодательного собрания.

Поправки существенные, они расширяют сферу деятельности этого закона. В частности, льготы вводятся не только для индустриальных парков, но и для технопарков в сфере высоких технологий. Таким образом, закон будет стимулировать создание не только индустриальных парков, но и высокотехнологичных технопарков. Это очень важно, потому что весь мир перестраивается именно в этом направлении.

— Эксперты отмечают, что в прошлом году информационные технологии начали переходить из виртуальной сферы в экономическую реальность. Вы этот тренд наблюдаете?

— Безусловно. Здесь речь идёт прежде всего о том, что эти технологии стали активно внедряться в сферу материального производства. В России уже внедряются такие передовые производственные технологии, как цифровое проектирование и моделирование, новые материалы, аддитивные и гибридные технологии, робототехника, промышленная сенсорика, индустриальный интернет, большие данные (Big Data), информационные системы управления производством и предприятием, технологии виртуальной и дополненной реальности, искусственный интеллект. Появляется возможность сформировать цифровую модель того или иного реального объекта, промышленного изделия. Эта модель проходит все краш-тесты тоже в виртуальном варианте. Соответственно, на основе этих результатов можно вносить изменения в конструкторские решения, которые закладывались первоначально при разработке новой модели. Так происходит сокращение срока выведения нового продукта на рынок.

— И здесь возникает неимоверно обширная база для нормотворчества?

— Цифровая экономика требует значительных изменений и в законодательстве. Эти изменения должны быть внесены прежде всего на федеральном уровне, именно там будет формироваться законодательная база для распространения цифровых технологий, чтобы они не встречали барьеров и препятствий. Приведу пример. Сейчас все компании внедряют электронный документооборот, но при этом ещё требуются бумажные аналоги. В администрацию, её отделы, департаменты для согласования направляются электронные варианты документов и бумажные, которые тоже должны храниться. Это просто горы бумаги. Здесь требуется законодательное решение, устанавливающее только электронный документооборот.

Миролюбова
Фото: Алексей Суханов

— Сегодня на федеральном уровне существуют какие-то законы, от которых можно было бы оттолкнуться региональным властям в работе над цифровизацией?

— Программа под названием «Цифровая экономика Российской Федерации» была принята в июле 2017 года. Она является основой для того, чтобы регионы разрабатывали свои программы. В разных регионах страны ведётся разработка подобных документов. Краевое Министерство информационного развития и связи тоже работает над программой цифровизации. Очевидно, для её реализации потребуются усилия всех. Государство не должно быть единственным исполнителем, это было бы абсурдно. В решении задач цифровой экономики должен участвовать и бизнес, причём действующий в разных отраслях (в промышленности, строительстве, IT-секторе, сельском хозяйстве и других).

— На 2018 год намечено создание правовых актов, которые формируют понятия робототехники, искусственного интеллекта, будут определены тестовые зоны для робототехники. Депутатский корпус будет принимать участие в этом процессе?

— Да, это будет очень большое поле для законодателей федерального уровня. У региональных депутатов другие полномочия в части цифровой экономики.

На самом деле в цифровизации примут участие все: государство, бизнес, население в качестве потребителя. Если человек будет пользоваться сайтом госуслуг, получать там все необходимые документы, если мы сможем реально записываться в поликлинику к врачам через сайт и так далее, то это существенно повысит качество жизни всех сограждан. Такие задачи решают не депутаты, а исполнительная власть.

Компании, работающие в сфере информационных технологий, будут формировать единые информационные базы для малого и среднего предпринимательства. Созданием «умной» городской среды займётся городская администрация, опять же с участием IT-бизнеса. Понятно, что для спроса на услуги электронного сервиса необходима цифровая грамотность населения.

Предстоит большая работа, которая точно потребует больших денег. И здесь ключевым будет вопрос об источниках финансирования. Я считаю, что финансирование должно идти со всех уровней бюджета, но это не должен быть единственный источник — необходимы также и внебюджетные деньги. Я бы предположила, что с федерального уровня на решение поставленных задач должны выделяться субсидии, регион будет вкладывать средства краевого бюджета, потребуются также средства органов местного самоуправления. Но обязательно бизнес тоже должен вложиться, и серьёзно.

Миролюбова
Фото: Алексей Суханов

— Вы полагаете, он к этому готов?

— Он поймёт, что без этого нет будущего. На IV Пермском экономическом конгрессе мы услышали подтверждение этому. Там работала сессия «Материальное производство в цифровую эпоху», где присутствовали как раз представители крупных промышленных предприятий края. И был очень интересный спикер, который уже не в теории, а на практике рассказал о внедрении цифровых технологий в промышленное производство. Бизнес-сообщество заинтересовалось. Когда цифровые технологии приводят к кратному росту производительности труда, снижению издержек, снижению времени на разработку нового продукта, тогда бизнесу ничего доказывать не надо. Он сам побежит за этими технологиями.

— Глава комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин сказал: «Принимая законы, преображающие цифровую экономику, депутаты идут к тому, чтобы изменить и имидж политика». Вы с этим утверждением согласны?

— Согласна. Чем больше информации будет отражаться на сайтах, тем более открытой станет информация. Когда информация будет более открытой, доступной и населению, и бизнесу, то, конечно, образ депутата, политика должен будет максимально соответствовать запросу общества. У нас и сейчас для популяризации законотворческой деятельности делается много. Например, в Пермском крае идёт прямая трансляция заседаний Законодательного собрания. Любой человек может эту трансляцию увидеть, услышать, понять, как депутат, за которого он голосовал, работает, возможно, оценить его труд. Так что всё это уже внедряется.

Но многим пока трудно перешагнуть границу открытости. Особенно пермякам, которые долгие годы жили в закрытом городе закрытой страны. Конечно, должна поменяться ментальность.

— Чиновник также прогнозирует, что в скором времени на площадках органов власти начнётся внедрение технологии блокчейна. Насколько это реально?

— С ним в какой-то мере действительно можно согласиться. Эти технологии применимы в разных отраслях, в том числе в общественно-политической сфере. Ограничение одно: нужны грамотные пользователи, а также заказчики и разработчики, готовые к использованию подобных технологий.

— В этом переходе к «цифре», наверное, большую роль играет правильное налогообложение?

— Налогообложение всегда играет роль. При этом его главный принцип — «облагаемое налогом убывает». Увы, это так. Если у нас чрезмерное налоговое бремя на какую-то деятельность, со временем она обязательно зачахнет. Поэтому здесь довольно сложная задача — баланс интересов.

С одной стороны, мы имеем цель пополнить бюджет, с другой — потребность стимулировать экономическое развитие. Этот баланс даёт правильно выработанная налоговая политика, ставки налогообложения, льготы. Понимание, кого поддерживаем, а кого — нет.

Само администрирование налогов — очень важный вопрос. Это всегда очень тонкая грань, баланс между интересами пополнения бюджета и стимулированием экономики.

— Как вы себя чувствуете в новой цифровой реальности? Вам в ней комфортно?

— Новая реальность как-то естественно вошла в нашу жизнь. Мы, может, и не совсем отдаём в этом себе отчёт. Когда забываешь дома мобильный телефон, буквально выключаешь себя из жизни. Ребёнок с гаджетом — это реальность, под это заточено его сознание. Мы в университете бороться с этим точно не можем. Это нелегко, не у всех получается. Но мы должны, иначе отстанем и будем неактуальными, никому не будем интересны.

— Однако цифровая реальность не может возникнуть ниоткуда, она зарождается на вполне материальной, традиционной платформе. Какие, на ваш взгляд, важные законы для региональной экономики были приняты в 2017 году?

— Прошлый год характеризовался особой активностью в этом направлении. Прежде всего был принят закон о налоге на имущество физических лиц и исчислении базы этого налога от кадастровой стоимости объекта. Это очень важный документ, который, с одной стороны, позволит учесть те объекты, которые не облагались налогом на имущество, поскольку сдавались в эксплуатацию после 2013 года (по причине отсутствия в регионе расчётной базы для исчисления кадастровой стоимости). В сферу налогообложения вовлечётся новая недвижимость, которая до сих пор существовала вне правового поля.

С другой стороны, произойдёт некое восстановление социальной справедливости — в том смысле, что кадастровая стоимость определяется с учётом рыночной стоимости объекта. Человек, проживающий в центральных районах города, в соответствии с кадастровой оценкой будет платить налог больше, чем тот, кто живёт на окраине.

Второй закон — о налоге на имущество организаций: торговая и офисная недвижимость будет облагаться налогом, где базой исчисления также будет кадастровая стоимость, учитывающая рыночную составляющую. При этом не забыт малый бизнес, для которого предусмотрены определённые льготы.

В октябре прошлого года был принят закон об установлении налоговой ставки на имущество для налогоплательщиков, реализующих на территории края приоритетные инвестиционные проекты.

— А что в перспективе?

— В январе 2018 года был принят в первом чтении закон об инвестиционной деятельности в Пермском крае. Предстоит второе чтение. Поскольку был удовлетворён протест прокурора по поводу закона о специнвестконтрактах, который был принят ещё в 2015 году (протест поступил в 2017 году), весной в этот документ будут вноситься поправки, обсуждаться претензии. Дело в том, что в редакции регионального закона не оказалось строки «модернизация оборудования», хотя на федеральном уровне эта строка есть. Вопрос принципиальный, его надо будет обсуждать. Так что весна этого года тоже будет урожайной.


Поделиться