«Когда часы 12 бьют»

Оркестр MusicAeterna и Теодор Курентзис сыграли в Перми симфоническую версию «Золушки» Прокофьева

Поделиться

История с пермской постановкой «Золушки» Сергея Прокофьева вышла на новый виток. 20 декабря 2016 года состоялась премьера этого балета в версии хореографа Алексея Мирошниченко и дирижёра Теодора Курентзиса, а через неделю, 27 декабря, в Москве оркестр MusicAeterna исполнил музыку к балету в формате симфонического концерта. Теперь же события повторяются в обратном порядке: нынче 3 февраля пермские меломаны услышали симфоническую «Золушку», а уже 6 февраля балет будет исполнен в Москве, в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, на фестивале «Золотая маска».

Золушка
Фото: Антон Завьялов

В своё время концертное исполнение «Золушки» стало в Москве сенсацией и крупным светским событием. Серьёзная музыка составила конкуренцию ночным клубам, концерты начинались в 22:30, и поток машин, направлявшихся к зданию консерватории, создал затор, который долго обсуждался в соцсетях. Но, даже не говоря о привходящих обстоятельствах, само по себе исполнение произвело фурор; сдержанные на похвалы «Ведомости» назвали его «более чем успешным».

Примерную копию тех московских событий можно было наблюдать в Перми вечером в субботу.

Концерт начался в нетрадиционное время — в 20:00. В зале был отборный бомонд во главе с губернатором Максимом Решетниковым, многие зрители приехали специально из Москвы и Екатеринбурга: в перерыве можно было услышать рассуждения о том, что это не так уж дорого, а если в «Урале» брать номер не на сутки, а на полсуток, то и вообще; а также о том, что театр-то, оказывается, совсем небольшой (это суждение москвичей).

Действительно, оркестр еле-еле поместился на сцене. Зрители могли оценить, насколько симфоническая версия этой музыки отличается от балетного сопровождения, даже количественно: столько музыкантов никакими силами в оркестровую яму не запихнуть. Достаточно сказать, что в полной версии играет восемь контрабасов, а во время балета — всего три.

Всей этой музыкальной махиной Курентзис владеет мастерски. Кажется, что ему доставляет удовольствие дёргать за невидимые ниточки, соединяющие его с каждым музыкантом. Несмотря на то, что это был симфонический концерт, зрители всё равно увидели своеобразный балет — танец дирижёра с оркестром, очень эмоциональный и драматичный. В кульминационный момент — «когда часы 12 бьют» — этот танец стал почти акробатическим. Можно спорить, что в следующий раз будет что-то другое: повторить это шоу невозможно, такие моменты всегда одноразовые.

Как уже бывало неоднократно, Курентзис и MusicAeterna заставили будто заново услышать хорошо знакомую музыку. Прокофьев написал богатые и сложные партии для духовых и ударных, и ни одна из этих партий не осталась не замеченной слушателями, каждая была подчёркнута и виртуозно вплетена в оркестровую ткань: нежный фагот, многозначительный кларнет, переливчатые флейты, рассыпчатые клавесины, мощная медь, рокочущие барабаны. За первый пульт встал Андрей Сигеда, который блистательно провёл все скрипичные соло, разделив в финале овации с Теодором Курентзисом.

Финал, кстати, получился странноватый. Известно, что заключительный эпизод этого балета Прокофьев написал уж очень меланхолическим для спектакля о торжестве трудолюбия, любви и справедливости; Курентзис воспользовался этой странностью гения: у него финал звучит почти трагически, проникновенно и даже тревожно. Да, это умиротворение, но ни секунды не торжество. После того как последние звуки истаяли в воздухе, дирижёр и оркестр замерли в молчании… И тут на кого-то из зрителей напал неудержимый кашель! Музыканты достойно пережили эту неприятность: Курентзис не повернулся к залу до тех пор, пока не воцарилась полная, полнейшая тишина.

Только после этого публика поверила: концерт действительно завершён.


Поделиться