Юля Баталина

Юлия Баталина

редактор отдела культуры ИД «Компаньон»

Новые танцы о главном

«Балет Евгения Панфилова» выступил на международном фестивале «На грани» в Екатеринбурге

Поделиться

В том, что пермский театр современного танца побывал на фестивале в соседнем городе, нет ничего экстраординарного: «Балет Евгения Панфилова» — постоянный участник «На грани», а в 2015 году весь фестиваль был посвящён юбилею Евгения Панфилова, его памяти, и основанный им коллектив блистал аж в трёх постановках. Но это-то и примечательно: «На грани» — пожалуй, самый представительный фестиваль современной хореографии в России, и то, что пермский театр среди его хедлайнеров, — факт, требующий внимания. Кроме того, участие в фестивале требует определённого мужества: там выступают ведущие хореографические коллективы России и зарубежных стран, а сравнение с лидерами всегда рискованно.

Екатеринбург фестиваль

«Балет Евгения Панфилова». «Самозванец». В роли самой необычной и удивительной птицы — Юлия Манжелес
 

Нынешний, восьмой по счёту фестиваль был, по всеобщему мнению, самым ярким из прошедших. Главный вывод, который можно из него сделать: в современном танце нет никаких запретов — всё можно. Здесь танцуют не только все, но и всё: ткани, предметы, свет, куклы, ну, и люди тоже. Запретных тем — нет: танцевальный спектакль может повествовать об антиутопическом будущем или о Холокосте, инсценировать классику или открывать сокровенные, глубоко интимные мысли авторов. Музыка тоже может быть любая, но лучше — хорошая, ещё лучше — специально написанная, совсем прекрасно — живая. За произвольно подобранный коллаж из классики и шлягеров критики по головке не погладят.

На открытии выступил театр «Балет Москва» с полнометражным спектаклем Александра Пепеляева «Кафе «Идиот» по мотивам романа Достоевского с явными почтительными отсылками к легендарному спектаклю Пины Бауш «Кафе Мюллер». Поначалу зритель видит на сцене невесомую ткань, летающую в воздухе и освещённую разноцветными прожекторами. Волшебный мираж сменяется активным действием, в котором почти каждый участник по очереди становится то Мышкиным, то Рогожиным, а каждая танцовщица — то Настасьей Филипповной, то Аглаей. Время от времени звучат отрывки из романа, прочитанные внятным, хорошо артикулирующим детским голосом. Загадочность, недосказанность действия, характерная для contemporary dance, вступает в поразительный контраст с этими очень понятными, очень, как выясняется, простыми высказываниями.

Хочется перечитать Достоевского.

«Кафе «Идиот» задало высочайшую планку фестивальной программе, сразу продемонстрировав всё разнообразие возможностей и приёмов современного танца. Здесь персонажи могут, например, застыть в причудливых напряжённых позах, и эта неподвижность — тоже танец.

В программе фестиваля значилось 23 спектакля из России, Эстонии, Франции, Италии, Финляндии. Разные форматы — от миниатюр до полноразмерных представлений. Проходного не было ни одного, все достойны просмотра и обсуждения, но были некоторые особенные работы, которые по-настоящему поражали.

Екатеринбург фестиваль

Критики обсуждают увиденное
 

Постоянный участник «На грани» — эстонский коллектив Fine 5. Спектакль «Дивный», который они привезли в Екатеринбург на этот раз, рассказывает о путешествии европейцев в Индию — сюжет, многократно использованный в самых различных книгах, фильмах, музыкальных произведениях от Киплинга до The Beatles как метафора самопознания и познания мира. Авторы балета Тийна Оллеск и Рене Ныммик трактуют эту поездку как способ бегства от проблем. В дивной Индии, под звуки восточной музыки, в лучах разноцветного света проблемы действительно решаются легко и ненавязчиво. Потерялись в дороге чемоданы (такое бывает!) — не беда. Танцовщики просто спускаются со сцены в зал и просят зрителей поделиться шарфиками и курточками. В этом и танцуют, а потом благодарно возвращают хозяевам. Попутно делятся воспоминаниями об эстонском лете, о том, как чистили сеновал от залежавшегося сена, как потом устроили пикник... Разговорный жанр в современном танце тоже не запрещён.

Во всём этом лёгком, полном ощущения счастья и полноты жизни зрелище радует ещё и невероятно изобретательный, полный великолепных находок, стильный танцевальный язык, талантливо переосмысляющий стиль фильмов Болливуда. Однако применительно к Fine 5 даже матёрые балетные критики теряют дар речи: не хочется обсуждать и препарировать это чудо, хочется просто наслаждаться.

Совершенно фантастическое впечатление производит спектакль французской компании Propos «Альбертина, Гектор и Шарль, или Добро пожаловать в ад». Главные герои постановки Дени Плассара — ростовые куклы, созданные знаменитой Эмили Валантен, очень подвижные, с огромными степенями свободы. Жаль, что танцовщики, изображающие демонов и одновременно являющиеся кукловодами, не очень-то используют все их возможности: им ведь надо ещё и самим танцевать, изображать адские сущности. Путешествие героев по аду — скорее комическая фантасмагория, чем «ужастик». Куклы, например, танцуют танго, а вот на сковородках вовсе не жарятся.

Екатеринбург фестиваль

«Балет Москва». Танец ткани в спектакле «Кафе«Идиот»
 

Но всё это не очень важно, потому что главное впечатление производят не куклы и не танцовщики, а трое невероятных музыкантов-бумбоксеров, извлекающих из своих лёгких и голосовых связок фантастические звуки — то абсолютно инструментальные, словно на сцене не живые певцы, а синтезатор и ударная установка, то ангельские, божественно нежные и прекрасные — это касается вокала солистки Джессики Мартен-Мареско. Было сложно понять, что это, собственно, было: кукольный спектакль, современный танец, концерт? Многие зрители после спектакля признавались, что для них скорее концерт, но такой, какого они в жизни не слышали и не услышат.

Собственно, в этом и состоит идеология фестиваля «На грани», придуманного и созданного музыкальным и театральным критиком Ларисой Барыкиной: здесь всё на грани, в данном случае — на грани жанров и видов искусства.

Ещё одна — важнейшая — особенность этого фестиваля в том, что здесь не определяют первые-вторые-третьи места и не раздают призы. В качестве награды за участие коллективы и хореографы получают подробный «разбор полётов», а вместо жюри заседает команда экспертов, которые устраивают эти разборы — доброжелательные, но нелицеприятные. Будь ты хоть трижды заслуженный деятель, перед этой коллегией ты всё равно новичок. Разберут по косточкам. Этот анализ многие участники считают ценнейшим качеством фестиваля, ради него и показывают свои работы.

По мнению «экспертной коллегии», лучшим спектаклем фестиваля стала постановка Екатерины Кисловой и Центра драматургии и режиссуры (Москва) «Девъ/Девять».

На сцене — пять танцовщиц и четыре певицы фольклорного ансамбля. Танцуют женщины за 50 — сказочные красавицы, ставшие лишь прекраснее оттого, что жизненный опыт придал им особую содержательность и выразительность. Действие — одновременно ритуал и рассказ о жизни, в которой есть много грустного и радостного: рождение детей, тяжёлая работа, утраты... Соединение сакрального и бытового — удивительная черта этого спектакля. Среди работ, представленных на фестивале, много таких, что рассказывают о женской судьбе (есть и рассказы о мужской судьбе, правда, меньше), но таких — полностью лишённых сентиментальности и в то же время наделённых истинной правдой жизни и проникнутых каким-то сакральным смыслом — больше не было.

Любопытно, что фольклорный ансамбль, выступающий на сцене, является не сопровождением, а полноправным участником действия, в отличие от многих других подобных копродукций, таких, например, как недавняя премьера «Балета Евгения Панфилова» — «Золотой Полоз».

«Полоза» пермский коллектив на фестивале не показал, и правильно: балет ещё сырой, нуждается в доработке. «Панфиловцы» привезли две работы Алексея Расторгуева — «Самозванец» и «Шинель». Первый балет — по «Тени» Андерсена и Шварца, второй — понятно, по Гоголю, но они похожи как близнецы. Одинаковый колорит, одинаковые Елизавета Чернова и Алексей Колбин в главных ролях, одинаковая музыка — Расторгуев, судя по всему, очарован танцевальной музыкой 1930-х годов, что само по себе приятно, но настораживает однообразие приёмов в двух разных балетах — не только музыкальных, а вообще.

Критики достаточно сурово отнеслись к работам пермяков — поставили на вид неряшливые музыкальные коллажи, порекомендовали найти профессионального музыкального редактора, да и танцевальная лексика не всех убедила. Были и похвалы: профессионалов впечатлила новая звезда коллектива Юлия Манжелес, Расторгуеву рекомендовали ставить спектакли специально для неё и её особенной, острой, угловатой пластики.

Хореограф выслушал критику доброжелательно и терпеливо. Чувствовалось, что ему интересно профессиональное мнение, что он готов его обдумывать. Кроме того, у него был повод для особой радости: публика принимала «Балет Евгения Панфилова» восторженно, как ни один другой фестивальный коллектив. Цветы и мягкие игрушки так и летели на сцену.

Современная хореография — непростое искусство, адресованное зрителям, которые любят всё новое и странное, не привязаны к понятным сюжетам и привычной эстетике. Это искусство живёт непросто, ему нужны поводы для самоутверждения. Фестиваль «На грани» помогает танцовщикам и хореографам ощутить свою нужность, а Екатеринбургу — почувствовать себя центром современного балета в России.

Вопрос: почему не Пермь?..

Поделиться