Виктор Воженников: Сердце Перми сейчас находится в запустении

Интервью с председателем правления Пермской краевой общественной организации «Союз архитекторов»

Плюсануть
Поделиться

— Виктор Анатольевич, на днях состоялась сделка по выкупу у ОАО «РЖД» имущественного комплекса, на территории которого сейчас расположен «Ремпутьмаш», а в 1723 году был заложен Егошихинский медеплавильный завод. Как вы оцениваете это событие с точки зрения предстоящего 300-летнего юбилея Перми?

Воженниоков

— Это крайне важная сделка. Невозможность выхода на площадку «Ремпутьмаша» являлась основным препятствием для реализации задуманного нами проекта «Первогород». По этой причине мы концентрировали своё внимание на территории, расположенной в пойме реки Егошихи. Приобретение имущественного комплекса мотороремонтного завода в краевую собственность позволит выйти на набережную, которая сейчас формируется, и приступить к осуществлению проекта. Удивительно, как быстро и решительно глава Прикамья Максим Решетников реализовал такую сложную задачу.

— Что за команда придумала «Первогород»? Вы неоднократно повторили слово «мы».

— Мы — это Пермская краевая общественная организация «Союз архитекторов». Идея восстановить историко-культурный комплекс «Первогород» была озвучена на одном из наших заседаний, она была одобрена, и спустя некоторое время для её воплощения был создан благотворительный фонд «Первогород». В рамках него были объединены усилия не только архитекторов, но и историков, краеведов, специалистов Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия, представителей Министерства культуры Пермского края и Пермского землячества. В составе фонда много интересных людей, в том числе председатель Пермской городской думы Юрий Аркадьевич Уткин. Проект поддерживается главой Перми Дмитрием Ивановичем Самойловым.

«Первогород» — одна из ключевых идей большого проекта, который будет реализован к 300-летию Перми. Также были подтверждены намерения переезда Пермской художественной галереи, строительства нового здания для Театра оперы и балета на набережной. Если это случится к юбилею, будет просто замечательно! Пермь преобразится! Судя по первым шагам Решетникова в должности губернатора, всё может случиться, как задумано.

— На какой стадии реализации находится сейчас проект «Первогород»?

— В начале 2017 года мы провели двухэтапный национальный конкурс, в котором приняли участие 10 коллективов. В жюри входил председатель Союза архитекторов России Андрей Боков, три вице-президента союза. На первом этапе были отобраны пятеро участников, на втором — трое из них. Лучшим признан проект Александра Моторина, при этом принято решение взять некоторые идеи двух других финалистов и синтезировать их в одном проекте.

Минувшим летом планировалось провести археологические работы. К сожалению, нам не удалось получить для этого финансирование, а собственных средств было крайне мало. Рассчитываю, что в следующем году вопрос будет решён.

шпагиский завод
Эскиз проекта реконструкции завода им. Шпагина

— Что и где именно предполагаете обнаружить?

— Историк Павел Анатольевич Корчагин уверен, что под медеплавильными печами Егошихинского завода и под плотиной, которая была основой первогорода, сохранились свайные фундаменты из лиственницы. Мы хотим найти их и, возможно, на них же поставить новую плотину с максимальным сохранением аутентичных элементов. Медеплавильные печи можно восстановить в первоначальном облике абсолютно точно, потому что сохранились чертежи их разработчиков. Эти объекты мы видим в основе будущего музейного пространства.

— Проект всегда разрабатывается в привязке к конкретной местности. Можете показать на карте Перми границы интересующей вас зоны?

— Точные координаты должны быть определены как раз в результате археологических раскопок. Первичные научные исследования показали, что место посадки первогорода может быть установлено с точностью до метра.

плотина
Эскиз победителя национального проекта создания историко-культурного комплекса «Первогород» Александра Моторина

— Что собой представляют отобранные в начале года проекты?

— Это концепция восстановления того пространства, в котором предстоит работать. Основные его компоненты, как я уже сказал, — это медеплавильные печи и плотина, которая, в свою очередь, формировала пруд. Для продолжения работы у нас есть всё, кроме финансирования. Я рассчитываю на бюджетную поддержку. Средств участников фонда, конечно, недостаточно. По предварительным расчётам, нам потребуется порядка 3 млрд руб.

— Какие расходы включены в эту сумму?

— Необходимо провести комплекс работ. Прежде всего научные и археологические исследования, историко-культурную федеральную экспертизу, разработку проекта и т. д. Выкупленная у РЖД зона является достопримечательным местом «Егошихинский медеплавильный завод», на нём запрещено любое строительство. Присвоение территории такого статуса в своё время было абсолютно правильным решением: оно сдерживало владельцев участка и возможных покупателей от какого-либо строительства. Но после того, как будет окончательно сформирован проект, необходимо снять этот статус.

Тропа
Тропа Родерика Мурчисона

— В чьей компетенции находится вопрос?

— В компетенции Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия, которую возглавляет Елена Николаевна Гонцова. В связи с этим полагаю, что процедура должна пройти быстрее, нежели бы это происходило на федеральном уровне.

— Названная вами сумма расходов не включает в себя затраты на выкуп остальной территории, которую охватывает проект «Первогород»?

— Нет. Она сейчас находится в частной собственности, и её выкуп потребует дополнительных ресурсов. Речь идёт о долине реки Егошихи по обоим склонам с выходом к планетарию на востоке и к собору Петра и Павла на западе. Это порядка 15 га земли. На соборе, который стал первым каменным зданием Перми, необходимо восстановить колокольню. Сейчас можно говорить о том, что однозначно будут отреставрированы объекты, которые находятся на заводской площадке.

На историческом месте завода и плотины сейчас расположена мебельная фабрика, владельцы которой не возражают против выезда оттуда, в случае если им предоставят альтернативный, устраивающий их земельный участок.

На сегодняшний день в планах Министерства строительства и архитектуры Пермского края создать на базе цехов музейное пространство. Поэтому необходимо провести техническое обследование объектов, которые расположены на территории первогорода, возможную нагрузку.

— Какая часть этих помещений используется сейчас в производственных целях?

— Практически 100%. На перенос производства с площадки отведено около двух лет. Одновременно с этим можно вести исследовательские работы.

— Чем бренд «Егошихинский медеплавильный завод» может быть интересен за пределами Перми и может привлечь в город инвесторов и туристов? Не только на период празднования 300-летия, но и впоследствии.

— Я считаю, что необходимо продвигать сразу несколько брендов. Помимо собственно Егошихинского медеплавильного завода надо раскручивать имя британского геолога и путешественника Родерика Мурчисона, который обнаружил как раз в осваиваемом нами районе залежи медистого песчаника и назвал их пермским геологическим периодом. Есть идея создать тропу Мурчисона, передвигаясь по которой можно будет посмотреть обнажения геологических пород.

Это место отлично подходит для создания музейного ландшафта. В Перми есть известный специалист по восстановлению малых рек Надежда Баглей. На территории первогорода она обнаружила краснокнижные растения. Если мы воссоздадим ландшафт, отдельные элементы, характерные для зоны Западного Урала, это тоже привлечёт интерес.

Ещё один потенциально притягательный объект — создание на набережной дополнительной зоны променада вокруг пруда, который может сформировать плотина. Здесь предлагаем создать комплекс развлекательных, культурных учреждений. На самом пруду летом можно будет кататься на лодках и катамаранах, зимой — на коньках по льду.

Сердце Перми сейчас находится в запустении. Наша задача — преобразить его, создать уютное публичное пространство.

— Однако сейчас это место не является значимым для пермяков.

— Многие жители Перми даже не знают, что это место стало точкой отсчёта для города. Поэтому и отношение к нашему проекту неоднозначное. Некоторые пермяки говорят: «Да зачем вы этим занимаетесь? Лучше бы дороги отремонтировали!» Я уверен, что без осознания смыслов своего города, без самоидентификации мы рискуем утратить культурный стержень. Все города стремятся максимально сохранять свою историю, от неё идёт мощь и энергетика.

— В Перми есть учёные, профессионально и успешно занимающиеся изучением локальной истории и идентичности. Они включены в процесс разработки концепции проекта празднования 300-летия города?

— Пока недостаточно активно.

— Есть успешный опыт реализации юбилейного проекта в Казани: местным властям удалось найти и концептуально оформить свои смыслы, привлечь для этого федеральные деньги и успешно продвигать свой бренд. Опыт Казани и других городов будет использоваться при разработке и реализации проекта «Пермь-300»?

— Думаю, федеральные власти не забудут о нашем юбилее. По слухам, соответствующий указ уже готовится. Пока сложно говорить, в каком объёме будут выделены средства. Хочется надеяться, что в достаточном для реализации тех знаковых объектов, о которых мы с вами говорили.

На мой взгляд, стройка первогорода должна стать народной.


Плюсануть
Поделиться

Loading...