Ольга Антипина: Все установки идут от губернатора

Вице-премьер краевого правительства — о том, как формировалась краевая казна

Плюсануть
Поделиться

Депутаты краевого парламента на пленарном заседании 30 ноября рассмотрят во втором чтении проект бюджета на 2018—2020 годы. Главный финансовый документ Пермского края впервые был сформирован под руководством губернатора Максима Решетникова. О том, как изменились подходы к работе над бюджетом и каким образом краевые власти намерены сделать бюджет бездефицитным, — в интервью с Ольгой Антипиной.

антипина

— Ольга Владимировна, одна из особенностей краевого бюджета на предстоящую трёхлетку — увеличение инвестиционной составляющей до 15%. Однако после первого чтения появилась информация, что дотация из федерального бюджета будет сокращена в два раза, на 2,6 млрд руб. Не пострадают ли от этого инвестиционные расходы?

— Это действительно достаточно сильный удар по бюджету. Весь наш бюджет — порядка 100 млрд руб., и 2,6 млрд — это очень большие расходы. К примеру, одна школа стоит 700 млн руб. Соответственно, мы понимаем, сколько можно построить на 2,6 млрд руб. Конечно, мы не рассчитывали, что Федерация произведёт сокращения в таком объёме. У нас сократили дотацию на выравнивание, но немного добавили дотацию на сбалансированность, в результате наши потери составили порядка 1,5 млрд руб. Это много.

Плюс у нас есть другая потеря — налог на имущество. Законодателем субъекту было дано право на введение или невведение льготы по движимому имуществу в регионе. Мы заложили доходы у себя в бюджете и не планировали введение этой льготы. Но правительство РФ вышло с инициативой о продлении моратория на введение налога на движимое имущество. В результате это нам стоило минус 1,8 млрд руб. Это вторая причина, почему у нас сокращаются доходы ко второму чтению бюджета.

После того как мы приняли бюджет в первом чтении, появились новые изменения на федеральном уровне. Многие регионы возмутились таким поздним внесением поправок в законодательство, потому что большинство уже учло у себя в бюджетах эти доходы. Правительство РФ пошло навстречу и всё-таки ввело налогообложение движимого имущества, но в усечённой форме: максимальная ставка 1,1%, то есть половина от обычной ставки. Пока мы просто физически не успели эти изменения внести в закон, поскольку все решения были приняты в Госдуме только на прошлой неделе. Закон ещё не подписан президентом. Но как только это случится, мы надеемся, что наш бюджет на 900 млн руб. снова пополнится.

Потери существенные, но когда мы формировали бюджет, то заложили дефицит значительно меньше предельно возможного. Поэтому у нас есть возможность закрыть потерю за счёт увеличения дефицита. Это не противоречит закону Пермского края о бюджетном процессе. По Бюджетному кодексу РФ дефицит не может быть больше 15%, но по нашему соглашению с Минфином России мы не должны допускать дефицит более 10%. На сегодня он 9,1%.

— Получится ли к 2020 году сделать бюджет профицитным, как было заявлено, учитывая постоянные изменения законодательства на федеральном уровне?

— Мы стараемся вести такую политику, чтобы бюджет стал бездефицитным, а если дефицит и будет, то только технический, то есть такой, который полностью покрывается остатками средств на начало года. По нашим расчётам, к 2020 году достичь этого будет тяжело, но шансы есть. Здесь нужна аккуратная политика расходов.

— Количество госпрограмм в бюджете сократилось с 22 до 13. Как я понимаю, дело в том, что несколько программ объединили и укрупнили. Получилось ли за счёт этого сэкономить бюджетные средства?

— Задачи сократить расходы не было. Но всегда встаёт вопрос, как можно одними и теми же средствами достичь нескольких целей. Для того чтобы оптимизировать расходы, не в смысле их сокращения, а в смысле повышения их эффективности, мы провели ревизию всех программ и задач отраслей. В каждой отрасли была выбрана цель, на которую мы будем работать ближайшие пять лет. И если цели в программах совпадали или были близки, мы сочли ненужным такое их искусственное разделение. Самый яркий пример — социальный блок. Были программы «Семья и дети», «Социальная защита», программа по инвалидам, по сути, абсолютно с идентичной целью — защитой различных категорий нуждающихся граждан. И эти три программы очень естественно слились в одну. И так мы прошлись по каждой из 22 программ, объединив их в итоге в 13. Только ради того, чтобы мероприятия, которые в них запланированы, работали на общие цели.

— Такая ревизия программ была инициирована губернатором?

— Да, такое решение было связано с тем, что в бюджете не так много средств и расходовать их нужно эффективно. Невозможно решить все задачи разом. Об этом Максим Геннадьевич говорил и в своей предвыборной программе. Нужно выделить приоритеты и показать движение по каждому из них. Для этого необходимо сосредоточить средства на тех направлениях, где можно максимально быстро получить ожидаемые результаты.

Мы выделили приоритеты в каждой отрасли. Например, образование — это строительство школ. Детские сады мы построили, ситуация более-менее «успокоилась». Но школы нужно продолжать строить. У нас очень много школ в неприспособленных зданиях, деревянных, которые не соответствуют современным требованиям.

В спорте приоритет — строительство объектов шаговой доступности. Спортивные площадки, небольшие стадионы, ФОКи, межшкольные стадионы и так далее. На ближайшие пять лет запланировано строительство около 200 объектов.

Здравоохранение — здесь прежде всего нужно говорить о доступности помощи. Это подготовка узких специалистов, выпуск которых, к сожалению, на федеральном уровне был прекращён. Теперь у нас все должны быть педиатрами и терапевтами, как будто других врачей нам не нужно. Поскольку у нас идёт масштабное строительство ФАПов, нам нужно выпускать фельдшеров, которые целенаправленно поедут работать в эти ФАПы.

Про соцзащиту я даже не говорю. Это всегда было в приоритете. Это, пожалуй, единственная отрасль, где все расходы проиндексированы. Здесь наша задача — не уменьшить обеспеченность и защищённость наших жителей. Причём расходы тут были проиндексированы выше, чем инфляция, пусть не намного, но это тоже стоило немалых денег (то есть инфляция — 4,3%, а проиндексировано было на 5% в среднем). Питание в школах «вырастет» на 15% и т. д.

Конечно, стоит сказать про промышленность. Часто мы не замечаем, какая помощь оказывается промышленности, потому что напрямую расходов на поддержку этой сферы в бюджете нет. Здесь поддержка идёт за счёт льгот по налогам. В 2016 году мы предоставили предприятиям льготу на налогу на прибыль на 11 млрд руб. Эти деньги мы могли иметь в бюджете. Наверное, Минфин РФ прав, когда говорит, что для полноты картины мы должны показывать эти средства в бюджете как налоговые расходы. Тогда будет видно, что мы поддерживаем не только социальную сферу.

антипина

— Вы планируете увеличить доходную часть бюджета за счёт перехода к налогообложению организаций, исходя из кадастровой стоимости недвижимости, что позволит привлекать в краевую казну порядка 2 млрд руб. ежегодно. Почему было принято такое решение, и не опасаетесь ли вы получить негатив от предпринимательского сообщества?

— Любые перемены в налоговой системе вызывают недовольство у каких-то налогоплательщиков. Не бывает такой перестройки, которой были бы довольны все. И в этой ситуации тоже найдутся недовольные. Но то, что мы затеяли, должно привести к более справедливой налоговой нагрузке. На мой взгляд, она должна устанавливаться в зависимости от объекта налогообложения и вне зависимости от того, кто является налогоплательщиком. Мы затрагиваем только торгово-офисные помещения. Почему, например, пенсионера необходимо освободить от налога, а молодого предпринимателя им обложить? Система, которую мы вводим, ликвидирует это неравенство. Теперь размер налога одинаковый для всех налогоплательщиков, и он зависит только от площади здания, от технических характеристик, от места расположения.

Тот плюс, который мы предполагаем получить, связан с тем, что сегодня практически треть налогоплательщиков не платит налог совсем и именно на них будет приходиться эта нагрузка. Будет перераспределение налога и между другими налогоплательщиками. И это приведёт к равномерности нагрузки. Например, у нас есть два «Колизея». У них налог с квадратного метра различается почти в два раза. Потому что разная остаточная стоимость. Один — поновее, другой — постарее. Теперь налог будет одинаковый.

— Какие ещё новые источники доходов вы рассматриваете?

— Наверное, пока больше никаких. Мы надеемся, что наконец заработает наше соглашение с МВД и административные штрафы за нарушение общественного порядка будут накладывать правоохранительные органы. Здесь для нас может появиться дополнительный источник дохода. Но это не налог, а деньги с нарушителей. Сумму, конечно, предположить невозможно. Всё будет зависеть от объёма нарушений. Будем надеяться, что правоохранители будут заинтересованы в пополнении краевого бюджета.

— Были ли внесены какие-то интересные поправки к бюджету между первым и вторым чтениями? Например, рабочая группа поддержала инициативу о предоставлении почти беспроцентных кредитов муниципалитетам.

— Кредиты муниципалитетам будут выдаваться под 0,01%. Мы их предоставляли всегда, но они были короткие — на один финансовый год. С 2018 года мы попытаемся ввести практику, когда такие кредиты будут даваться до трёх лет, чтобы муниципалитеты могли планировать инвестиции.

Интересная поправка (наш совместный проект с Федерацией) — предоставление средств для фельдшеров, которые уезжают в сельскую местность. У нас есть программа «Земский доктор», по которой мы предоставляем по 1 млн руб. тем, кто приезжает работать на село. И такая же программа будет и для фельдшеров. Будет выплачиваться по 500 тыс. руб.

Большая часть поправок была, скорее, технической. Мы достаточно плотно поработали с депутатами при формировании бюджета. Поэтому ни у депутатов, ни у контрольных органов серьёзных поправок не было.

— Как вы оцениваете инициативу губернатора сократить пенсии по выслуге лет для госслужащих? Отразится ли это как-то на бюджете?

— Мы формируем бюджет на основании действующих нормативных актов. Пока есть только предложение губернатора, которое будет рассмотрено Законодательным собранием. Если будут приняты нормативные акты, будем вносить поправки. Но мы должны понимать, что тот законопроект, который касается пенсий, не может повлиять на объём выплат тем, кому пенсии уже назначены. Закон будет распространяться на тех, кто только будет выходить на пенсию. А таких в крае не очень большое количество. Поэтому существенного влияния на бюджет следующего года это не окажет.

— На публичных слушаниях вы обратили внимание на то, что в последние годы инвестпроекты были недофинансированы. Как я понимаю, средства на них всегда были заложены, но бюджет в этой части не исполнялся. Есть ли у вас уверенность, что в следующем году ситуация изменится?

— В первую очередь я говорила о том, что мы строим и проектируем недостаточное количество социальных объектов. Вы сами видите, что значительная часть больниц у нас переполнена, в каком состоянии у нас школы, есть проблемы со спортивными объектами. У нас огромное количество людей живёт в сельской местности, а мы там вообще ничего крупного не строим. ФОКи были, но, скорее, это была инициатива муниципалитетов. Те, что побогаче, строили, остальные же не могли себе этого позволить. Поэтому сегодня главный акцент сделан именно на муниципалитеты с небольшими бюджетами.

Вторая проблема — неисполнение инвестиционных расходов. И вот тут точно есть над чем работать. Принято абсолютно правильное решение, согласно которому все инвестиции должен осуществлять один заказчик. И он должен быть специализированным. Строить должны строители, потому что когда строить начинает министерство спорта или министерство образования, мы все видим, к чему это приводит. Со следующего года за всё строительство в крае отвечает минстрой. Есть функциональные заказчики — это все основные министерства, — и есть минстрой, который выступает как непосредственный заказчик. Кроме того, инспекции по строительному надзору будет вменено в обязанность ходить на все строящиеся объекты и осуществлять контроль не только в момент приёмки, но и на этапах строительства. Таким образом, мы сможем наладить систему контроля, которая позволит нам более эффективно расходовать средства бюджета.

— У вас очень большой опыт работы с бюджетом. Тем не менее в этот раз вы формировали главный финансовый документ края в новом статусе — как вице-премьер, а также с новым губернатором. Изменились ли как-то в связи с этим подходы к работе над бюджетом?

Я была министром финансов, а минфин достаточно технично работает с бюджетом. Раньше у меня была функция правильно собрать бюджет и правильно донести его содержание до депутатов. Сейчас больше содержательной работы, когда можно каждую отрасль изучить глубже. Моя задача — сделать так, чтобы бюджет был не просто красиво собран снаружи, но и красив внутри.

Безусловно, все установки идут от губернатора. У нас введены в практику «часы отраслей», на которых с Максимом Геннадьевичем прорабатывается идеология, направления развития, приоритеты отраслей. Дальше задача правительства — те цели, которые он определил, правильно перевести в госпрограммы, в правовые акты, на основании которых нужно сформировать расходную часть бюджета так, чтобы всё это было реализовано.


Плюсануть
Поделиться

Loading...