Двенадцатая попытка

Поделиться

В Перми прошел очередной международный архитектурный конкурс: на сей раз выбирали лучший проект реконструкции здания Театра оперы и балета. По подсчетам директора театра по общим вопросам Вадима Лукина, это будет уже 12-й проект за последние 30 лет. Несмотря на то что предыдущие 11 реализованы не были, руководство театра на этот раз настроено достаточно оптимистично, поскольку, по словам его художественного руководителя Георгия Исаакяна, «все идет по плану: архитектор выбран, создается управляющая компания, деньги в бюджете заложены».

Конкурс проходил под патронатом представителя Пермского края в Совете Федерации Сергея Гордеева по тем же организационным принципам, что и недавний тендер на проект реконструкции здания Музея современного искусства PERMM: участвовало шесть команд, приглашенных лично Гордеевым, гонорар за работу получали все участники, в качестве приза выступал контракт на дальнейшие проектные работы.

Конкурсные проекты реконструкции Театра оперы и балета создавались в течение трех месяцев. Сумма гонорара не разглашалась, но, по слухам, она составила $50 тыс. на каждое архитектурное бюро. Спонсором выступила компания «ЛУКОЙЛ», не раз выручавшая театр финансированием крупных проектов.

В конкурсном задании значилось, кроме реконструкции существующей сцены и расширения административных, репетиционных и хозяйственных площадей, еще и создание новой сцены, соответствующей по размерам и другим техническим параметрам мировым стандартам. Кроме того, проект должен был учитывать существующую историческую застройку и ландшафт, а также требования законодательства об охране памятников.

Сергей Гордеев сообщил, что при оценке проектов жюри руководствовалось 10 критериями, два из которых доминировали: это — эстетический критерий (здание должно быть шедевром или хотя бы претендовать на статус шедевра) и градостроительный (новая постройка не должна «унижать» существующее здание театра и слишком грубо вторгаться в Театральный сквер).

Каждый из шести участников конкурса, известных в мире архитекторов, которым доводилось создавать театры, кинотеатры или концертные залы, по-своему подошел к решению этой многосоставной задачи.

Сергей Скуратов создавал свой проект с учетом советско-российского менталитета: раз в задании значится «бережное отношение», лучше нынешнее театральное здание вообще не трогать. Он предложил расположить новые помещения вдоль улиц Советской и 25-го Октября — сзади и сбоку от театра в форме латинской буквы L, при этом новая сцена располагалась бы наискосок от нынешней, а репетиционные и административные помещения — в двух перекладинах «буквы». Член жюри, руководитель компании КСАР Кейс Кристианс в качестве достоинств этого проекта назвал его простоту и финансовую доступность, а в качестве минусов — большую нагрузку на верхний правый угол театрального комплекса. «Буква L» получалась массивной и довольно тяжеловесной, отделяющей улицы от парка.

Архитектурное бюро Henning Larsen Architects (среди реализованных проектов — оперный театр и концертный зал в Копенгагене, а также конгресс-холл в Уппсале) предпочло другую сторону сквера: Ларсен предложил выстроить новое здание вдоль улицы Сибирской. В этом проекте привлекает оригинальная функционально-декоративная деталь: полупрозрачные колонны, поддерживающие крышу, расположены в прозрачном холле не равномерно, а хаотично, как стволы деревьев, и таким образом должны вписываться в ландшафт как часть Театрального сквера.

Чрезвычайно любопытный проект предложила голландская компания Neutelings Riedijk Architects (среди реализованных проектов — дом искусства в Левене, колледж судоходства и транспорта в Роттердаме, Нидерландский институт звука и телевидения). Согласно этому проекту, здание театра как бы приподнимается на подиуме, а в двух концах парка появляются еще два здания — новый зал и башня, в которой расположатся все служебные помещения. Оба здания спроектированы в форме неправильных параллелепипедов, а окна сделаны в форме танцующих людей, поэтому вечером, когда горит свет, они превращаются в светящиеся арт-объекты. Нынешний театр при этом не теряется, а напротив, выступает в качестве артиста-премьера на сцене-подиуме в центре всей архитектурной мизансцены. Подиум кроме всего прочего выполняет важную техническую функцию: в этом цокольном этаже располагаются все коммуникации и переходы между тремя зданиями.

Компания PLP Architects (Нью-Йорк), построившая, например, один из театров в Абу-Даби, очень серьезно отнеслась к фразе из технического задания, где сказано, что здание театра должно предложить Перми «новое общественное пространство». Американцы спланировали построить вдоль улиц Сибирской и Советской огромную оранжерею, грандиозный зимний сад — то есть буквально загнать под крышу часть Театрального сквера. При этом прозрачными должны стать не только стены зимнего сада, но и стены зрительного зала, и даже репетиционных залов.

Английская команда David Chipperfield Architects предложила практичный проект. Кристианс назвал его «шапкой-невидимкой»: старый театр прячется за новым, новый — за старым. Согласно этому проекту, новая сцена пристраивается к существующей «спина к спине», полукруглая стена нового зала выходит на улицу Советскую, вход в новый зал и зрительское фойе расположены слева от театра, а репетиционные и административные помещения — справа. Перед новым входом со стороны улицы Сибирской Дэвид Чипперфильд предложил соорудить небольшую площадь, которая служила бы «мостиком» между городом и театром.

Avery Associates Architects — самая опытная в создании разнообразных сценических площадок (королевская академия драматического искусства, кинотеатр IMAX, зал принцессы Александры, транспортный музей — все объекты в Лондоне) предложила похожий проект. Новая сцена также пристраивается к «спине» старой, но расширение театра по направлению к улице Советской происходит постепенно. У театра как бы вырастают два треугольных «крыла», и весь комплекс принимает форму трапеции, в центре узкой стороны которой — фасад нынешнего театра.

В итоге основная схватка развернулась между Виллемом Яном Нейтелингом и Дэвидом Чипперфильдом, который в итоге и победил.

Проект Чипперфильда — рациональный, своей традиционностью он гармонирует с идеей классического театра. Его авторы пока не занимались декором и ландшафтным дизайном: в отличие от конкурентов, Чипперфильд не предложил никаких хитрых «украшательств» для Театрального сквера. Однако во время презентации он продемонстрировал, как можно полукруглую стену нового зала, выходящую на улицу Советскую, стилизовать и под старинную церковную апсиду, и под каноны советского конструктивизма.

Подобные мелочи будут утрясаться в ходе дальнейших проектных работ. Уже определены сроки окончания строительства: новое здание должно быть сдано в эксплуатацию в третьем квартале 2013 года, а весь комплекс после реконструкции старой сцены — в четвертом квартале 2014-го.

При этом назвать необходимый для реализации проекта объем денежных средств организаторы конкурса затруднились. Сергей Гордеев заявил, что общая сумма затрат станет понятна после того, как Чипперфильд доработает свой проект и будут заключены контракты с подрядчиками. Вице-президент «ЛУКОЙЛ Оверсиз Холдинг» Андрей Кузяев, также входивший в состав жюри, выразил надежду на то, что к финансированию строительства театра на паритетных с краем началах присоединится федеральная власть. Но присутствовавший при этих словах заместитель министра культуры РФ Павел Хорошилов отметил, что не стал бы торопиться с такими обещаниями.

Общая сметная стоимость строительства объекта, которая указана в таблице поправок, поступивших в краевое Законодательное собрание ко второму чтению к проекту закона «О внесении изменений в закон Пермского края «О краевой инвестиционной программе регионального развития на 2009 год и плановый период 2010 и 2011 годов», составляет 1,564 млрд руб. в ценах 2009 года.


Поделиться