Сила Вечной книги

В Центральном выставочном зале открылась выставка цветных литографий Марка Шагала La Bible

Плюсануть
Поделиться

Открытие выставки литографий Марка Шагала — событие в высшей степени примечательное. Дело в том, что в Перми такого полного, законченного собрания работ мастера ещё не было — до нас доходили лишь крохи. А тут — весьма внушительная коллекция из разных частных собраний. Любоваться выставкой можно до 8 августа.

выставка

Открытие выставки состоялось 7 июля, в день 130-летия со дня рождения мастера. Еврейско-русско-французско-белорусский художник (а каждая из стран хочет числить его своим) прожил долгую и счастливую жизнь. Родившись в ночь страшного пожара в Витебске, он дожил до 97 лет, оставив значительное наследие, лишь малая часть которого находится в России.

Куратор выставки Марина Фельдблюм призналась, что Шагал — один из её любимых художников, она давно мечтала привезти в Пермь хотя бы несколько его картин.

И вот мы видим 64 цветных литографии, не считая коллекции эскизов к витражам, представленной в отдельном зале. Получилось всё благодаря сотрудничеству с петербуржским арт-центром «Перинные ряды»: там скомпоновали коллекцию из частных собраний и отправляли её в разные города России. В Пермь коллекция приехала после абаканских «гастролей» — пришлось похлопотать, утрясти все возможные сроки и графики с обеих сторон.

Итак, главная и единственная тема выставки — библейская. «С ранней юности я был очарован Библией. Библия подобна природе, эту тайну я пытаюсь передать», — писал мастер. Однако рисовать цикл иллюстраций к Ветхому Завету Шагал решился только в зрелом возрасте — по заказу самого Амбруаза Воллара, знаменитейшего коллекционера и торговца искусством.

«Тогда я не видел Библии, лишь мечтал о ней». А чтобы увидеть, нужна целая жизнь и что-то ещё: Шагал отправляется в путешествие по святым местам, осваивает новую для себя технику — до сих пор он был живописцем, графика была ему вовсе не близка. Чтобы не изменять своему природному колористическому таланту, Шагал стал одним из изобретателей цветной литографии — сложной, трудоёмкой техники. Но такой живой и своеобразной!

выставка

Работа Шагала над циклом библейских иллюстраций была прервана ужасными событиями — войной, смертью любимой жены. Он вообще перестал писать на какое-то время. Легко предположить, что именно возвращение к библейским сюжетам вернуло художнику творческую силу — силу вечного возрождения, которую всегда черпал его народ в Вечной книге.

«Это не картинки к Библии, — настаивает Марина Фельдблюм. — Шагал не иллюстрировал — он являл. Да, это явление его внутреннего мира, его мысли и чувства по поводу библейской истории. В Библии заключена вся мудрость мира, вся жизнь человеческая, все её беды и радости. И работы Шагала подкупают своей искренностью, детскостью».

Библия под взглядом художника перестаёт быть чем-то тяжеловесным и хрестоматийным. Книга книг писалась в пору общечеловеческого детства, и манера Шагала возвращает нам поэзию, свежесть красок и смыслов Ветхого Завета. Мы видим жизнь новорождённую, словно бы нам не рассказывали эти истории тысячи и сотни тысяч раз, но мы можем услышать и увидеть их впервые.

выставка

Говорят, мастера вдохновляли совершенно понятные образы обычных людей — соседей по Витебску, друзей, любимой жены... Во всех работах сквозит любовь и нежность к миру. Вот Адам и Ева в райском саду, ещё безгрешные: Ева сама кругла и свежа, как яблочко, немыслимо соблазнительная, с лукавым взглядом — за миг до грехопадения, в свой последний счастливый, райский день. Рядом лежит спящий Адам, подозрительно похожий на самого художника: даже во сне видно, как он наивен и простоват. А вот Бог с позеленевшим от праведного гнева лицом выговаривает пунцовой от стыда и раскаяния Еве...

«Песнь царя Давида»; «Плач Иеремии»; «Давид и Вирсавия» — мужской и женский лики, соединившиеся в один. Легенды оживают и наполняют сердце — даже тем, кому нужно внимательно читать сопроводительный текст к литографиям.

Увы, мы позабыли вечные сюжеты… Самое время вспомнить.

esta

Плюсануть
Поделиться

Loading...