Ирина Гачегова: Люди боятся себя

Экзистенциальный терапевт — о скрытых болезнях нашего века

Плюсануть
Поделиться

Ирина Гачегова называет свой метод «экзистенциальной терапией», а себя — «светским духовным лицом». На деле же она лечит «раненых душой», которых в наше жёсткое время очень много. Они могут не осознавать своего «ранения», но жизнь сама им на него указывает. Лечение таких ран, предупреждает Гачегова, часто весьма неприятный процесс: как и любое исцеление, оно приходит через боль. Но результат того стоит: приходя в согласие с самим собой, человек находит и гармонию с окружающим миром.

gachegova-vertical

— Ирина Олеговна, как человек может понять, что с ним «что-то не так» и стоит обратиться к психотерапевту?

— Распространённая история — возникновение проблем в отношениях с близкими. Как правило, первыми реагируют женщины и приходят в поисках решения к психотерапевту. Но куда больше тех, кто просто не понимает, что с ними происходит. Они просто испытывают состояние тревоги, паники, но не знают природы его возникновения.

Очень часто на проблемы, требующие обращения к психотерапевту, нам указывает собственное тело. Неврозы проявляются через боли в суставах, головные боли и т. п., то есть типичные проявления психосоматики. Человек обращается к врачам — неврологу или терапевту. Если такой специалист хорошо подготовлен и имеет глубокие представления о предмете, он может направить к психотерапевту.

Но, к сожалению, наше базовое медицинское образование сосредоточено только на анатомии и физиологии. Самое распространённое развитие событий: человек потратит 20—30 тыс. руб. на таблетки и анализы, ему на время станет легче, но вскоре «болячки» дадут о себе знать с удвоенной силой.

Поэтому будет лучше, если каждый человек перестанет ассоциировать себя исключительно с телом. Но пока, к сожалению, мы далеки от этого. Так уж исторически сложилось в нашем обществе, глубоко укоренённом в «вульгарном материализме».

— Наверняка многих отпугивает само название вашей специальности. Человек думает: «Чего это я пойду к психотерапевту? Я что — псих, что ли?!»

— Согласна, это весьма устойчивый стереотип. Далеко не каждый знает, что обозначает термин. От греческого psyche — «душа», и психотерапия — буквально «лечение души».

Но я предпочитаю пользоваться термином «экзистенциальная терапия» (от латинского existentia — «существование»). Моя работа — помочь человеку обрести гармонию с самим собой, сделать его существование в этом мире спокойным и радостным. Для этого лишь надо найти ответы на вопрос: кто я, что я есть? Когда найдётся ответ, человеку станет проще «подружиться» с самим собой.

В поисках ответа на этот вопрос я и помогаю.

— Но для этого как минимум надо начать думать... Вряд ли будет большой ошибкой считать, что большинство граждан решает свои духовные метания методом «пол-литра в гараже с мужиками» либо задушевными посиделками с подругами на кухне. Получается, у вас не такая большая аудитория пациентов?

— Вы правы в том, что так называемые простые люди точно не придут ко мне на приём. В то же время спектр тех, кто обращается за помощью, весьма широк.

— И кто же эти люди?

— Те, кому присущ азарт. Те, кто живёт в состоянии постоянного напряжения и не умеет правильно расслабиться. Если конкретизировать, то это чиновники, предприниматели и их жёны. Это общественные деятели, люди творческих профессий, работающие «на разрыв».

Также это окружение таких людей, которое вольно или невольно оказывается втянуто в такой ритм жизни и принимает на себя часть этих «правил игры». Например, не так давно работала с молодым мужчиной, около 30 лет, из обеспеченной семьи, никогда ни в чём не знал нужды, папа оставил крепкий бизнес. Но он до сих пор не понимает, кто он сам и каково его место в этом мире...

Согласитесь, мы нередко испытываем это чувство: вроде всё есть, а счастья и радости почему-то нет. Да потому, что мы не находим себя и своё место в мире.

— В самом деле, даже если судить по кинематографу, к психотерапевтам (психоаналитикам) приходят люди из категории «средний класс и выше». Не последнюю роль в этом играет и тот факт, что эти услуги недёшевы, не так ли?

— Да, это не самое дешёвое удовольствие, уж точно дороже, чем «пол-литра в гараже». И это обстоятельство, кстати, объясняет, почему многие мои пациенты из Москвы, Питера, стран Европы. В Перми эти услуги стоят в два—три раза дешевле.

— Но прилететь в Пермь из условного Берлина тоже дорого!

— Лететь не обязательно. Для этого есть современные средства коммуникации, тот же Skype. Мне ведь не надо, как в поликлинике, заводить карточку пациента, слушать его дыхание и пульс. По большому счёту человек может не называть своё настоящее имя и фамилию. Терапию можно проводить анонимно.

— В чём же тогда заключается лечение?

— Если донельзя упростить, то с человеком нужно просто поговорить. Сегодня такое время, что поговорить на больные темы часто просто не с кем. В этом смысле важную роль играет церковь, но, во-первых, далеко не все из нас люди воцерковленные, а во-вторых, у священников иная роль, они не часто имеют специальные познания в этой сфере. Поэтому меня можно сравнить с духовным лицом, но — светского профиля. При этом я имею специализированное медицинское образование.

— И как часто нужно проводить такие «сеансы бесед», чтобы достичь результата?

— Всё очень индивидуально. Бывает, что и одной беседы хватает, чтобы человек обрёл почву под ногами. Мой «курс лечения» обычно не превышает пять—семь встреч. Иные из таких пациентов вновь обращаются только через четыре—пять лет — им настолько хватило «зарядки», что они переживают этот опыт соприкосновения с собой очень долго.

Но бывает, что после первой беседы человек пугается и говорит: «Нет уж, я больше с вами общаться не буду!»

DSC_6085_00001

— Чего же тут бояться? Вы с виду совсем не страшная, даже наоборот…

— В ходе разговора человеку приходится порой погружаться в такие глубины самого себя, что там действительно страшно. В каждом из нас дремлет множество «монстров», встреча с которыми доставляет неприятные переживания, а порой и просто боль. Ничего не поделать, надо этих «монстров» извлекать на свет — только так они перестанут быть страшными. Любое излечение сопровождается болью, это закон природы. И сопротивление этой боли — нормальный процесс. Если есть сопротивление — значит, «процесс пошёл».

Поэтому ответ на ваш вопрос — люди боятся себя. Боятся выйти из той самой пресловутой «зоны комфорта», расширить границы своих представлений о себе и окружающем мире. Только так начнётся движение к чему-то действительно важному. Тот, кто пройдёт через этот страх, достигнет замечательной победы. И в отличие, например, от спорта, где ты порвал финишную ленту, получил кубок и через неделю радость утихла, здесь победа и результат — длящиеся процессы. Победив однажды, ты будешь наслаждаться этой победой всю оставшуюся жизнь.


Плюсануть
Поделиться

Loading...