2030: восстание роботов

Пермь может стать центром робототехники мирового уровня?

Плюсануть
Поделиться

Представители пермского ИКТ-кластера обсудили перспективы развития кибернетики в Пермском крае. Крупные мировые эксперты «на полном серьёзе» заявляют о том, что в 2030 году мир ожидает «восстание роботов» — роботизация настолько прочно войдёт в нашу жизнь, что «пути назад уже не будет». Вторжение роботов в повседневность будет столь же стремительным и неотвратимым, как внедрение сотовой связи, уверены кибернетики.

роботы
Фото: Константин Долгановский

В то же время, по оценкам отечественных экспертов, Россия отстаёт от окружающих стран во внедрении роботизации на 10 лет и в ближайшие годы ожидается взрывной прорыв в направлении промышленной роботизации в России. Сегодня в Перми работает один из крупнейших и успешнейших игроков рынка робототехники — «Промобот». По мнению представителей пермского ИКТ-кластера, если правильно использовать существующие наработки, у Перми есть шанс стать центром роботизации федерального уровня.

До чего дошёл прогресс

В рамках форума «Экономика роста и благосостояния Пермского края», проводимого СПП ПК «Сотрудничество», представители кибернетического кластера Пермского края обсудили шаги, которые стоит сделать для приближения России к мировому уровню роботизации.

По словам экспертов, внедрение уже разработанных сегодня систем «умного производства» не только позволит отрегулировать взаимодействие отдельных цехов предприятия, но и обеспечит его общение с поставщиками и потребителями. Оборудование будет самостоятельно вносить корректировки в свою собственную деятельность при меняющихся требованиях. Наконец, процесс принятия управленческих решений тоже будет автоматизирован. Получая данные о деятельности производств, «умная» система будет выдавать «рецепт» дальнейших действий и сама же его выполнять.

Алексей Заболотных, генеральный директор ООО «Академия Бизнес Решений», председатель ассоциации «Пермский ИКТ-кластер»:

— Мы живём в эпоху, когда компьютеризация достигла достаточно высокого уровня. Мы входим в фазу, когда и программное обеспечение, и центры обработки данных объединяются уже воедино и начинают взаимодействовать друг с другом. Компьютеры начинают контролировать производство и предлагать управленцам те или иные решения. В эту эпоху мы с вами стремительно движемся. Мы успешно прошли технологический уклад, где развивались микроэлектронные системы, где свершилась так называемая микроэлектронная революция. Сейчас мы (мировое сообщество — ред.) переходим в шестой технологический уклад

Обращу ваше внимание, что по теории невозможно перепрыгнуть через уклад. Нельзя оказаться в шестом, не пройдя пятый. В 1990-е годы мы потеряли многие электронные производства и отстали от Запада, придётся это наверстать.

К слову, эта ситуация очень напоминает эпоху, когда наша страна после октябрьской революции проходила фазу электрификации. Тогда мы тоже отстали от Запада и должны были очень быстро провести индустриализацию страны, чтобы при надвигающейся военной угрозе не проиграть во Второй мировой войне. История развивается по спирали, и, видимо, мы находимся примерно в той же фазе.

Заболотных рассказал о стадиях автоматизации производства, отметив, что прежде чем вводить «умное производство», необходимо обследовать предприятие, чтобы понять, в какой фазе развития оно находится, оценить его производственно-технологическую базу и уже затем выработать стратегию внедрения саморегулируемой системы.

«На первом этапе внедряются автоматизированные системы разработки конструкторской документации и проектирования; на втором этапе — электронный документооборот; на третьем — цеховые системы управления производственным процессом; на четвёртом эти системы объединяются; на пятом станки, оборудованные датчиками, уже активно взаимодействуют с системой управления предприятием в целом», — рассказывает эксперт.

роботы
Фото: Константин Долгановский

В то же время, по мнению Заболотных, нужно помнить о рисках, которые приносит внедрение «умных» систем и роботизации в повседневную жизнь. К рискам Заболотных отнёс возрастающие с применением имплантов возможности контроля над психикой, угрозы кибератак, техногенных катастроф, социальное расслоение. «Наконец, если наши производства действительно станут умными, то при получении доступа к этой системе можно будет полноценно овладеть предприятием и контролировать все процессы», — говорит эксперт.

По словам Заболотных, появятся новые профессии, связанные с управлением «умным производством», однако есть риск, что люди, которые не в состоянии оплатить дорогое образование, никогда не смогут получить возможность выбраться в «высший класс», и это может породить революционные настроения.

«При неправильном подходе замещения роботом человека может появиться безработица, которая опять-таки ведёт к социальному неравенству. Наконец, при возникновении новых вооружений в нестабильной обстановке возникает угроза их применения», — рассказывает Заболотных.

Впрочем, по мнению эксперта, исчезновение одних профессий будет сменяться появлением новых. А при грамотном подходе к внедрению умной индустрии безработицы можно избежать.

По словам эксперта, сейчас в мире реализуется абсолютно новый подход к производству благ. И этот подход может заместить капиталистическую конкуренцию.

«Уже сейчас есть приложения в интернете, в которых можно узнать, что такая-то машина движется в определённом направлении и вы можете бесплатно сесть на свободное место. Это один из примеров нового подхода, предполагающего кооперацию производителей и потребителей. У нас сегодня преобладает капиталистическая модель, где собственники производств конкурируют друг с другом, они заинтересованы в увеличении своих доходов, завоёвывают новые рынки, продают больше. Но из-за избыточной конкуренции мы впустую уничтожаем ресурсы планеты, создаём переизбыток товаров. Сегодня рождается концепция справедливого потребительского спроса, когда сообщество потребителей может совместно с производителем входить в качестве акционеров в производства и, с одной стороны, гарантировать производителю какие-то объёмы потребления и заказов, с другой — вмешиваться в качество производимых товаров и услуг. Это может привести к тому, что не будет нужды производить лишние конкурентные решения благодаря потребительской кооперации и интеграции потребителей с производителями в единое сообщество благополучателей».

роботы
Фото: Константин Долгановский

По словам экспертов, киберугрозы спровоцируют развитие технологий отслеживания денег, когда каждой банкноте присваивается своя метка, и таким образом можно отследить траекторию её перемещения. «С помощью таких технологий можно будет решить ряд социальных явлений, таких как коррупция, отмывание денег и прочее», — говорит Заболотных.

Перечисляя отрасли, в которых вскоре произойдёт технологический прорыв (цифровое моделирование, развитие дополненной реальности, прототипирование), эксперт отметил, что его не радуют и даже несколько пугают предстоящие открытия в «биологическом разделе», связанные с комбинированием генома, созданием биотоплива, биологической инженерией, биопечатью и совмещением человека и машины.

Нашествие роботов: пермский период

От мировых проблем, связанных с угрозами роботизации, пермские эксперты перешли к сегодняшним реалиям регионального IT-рынка. С 2013 года в Перми активно развивается концепция развития IT-кластера. По словам Заболотных, представителям IT-рынка, учёным и промышленным потребителям необходимо сосредоточиться на нескольких основных блоках, которые и следует развивать.

Алексей Заболотных:

— На самом деле, ИКТ отрасль у нас довольно серьёзно развита. В регионе действует порядка 30 сегментов этой отрасли, в них трудится порядка 1700 предприятий Пермского края, 1400 из них работает в Перми. IT-компаний в Пермском крае больше, чем нужно. Впрочем, в этот перечень входят и ребята, которые заправляют картриджи. В производстве элементной базы у нас занято не более 3%. Операционными системами занимается ещё меньше компаний.

Разработкой приложений — порядка 40%. При этом 70% инфраструктуры пермских IT-компаний находится у нас, 30% арендует площади за рубежом.

По словам эксперта, 60% игроков пермского IT-рынка не ведут никакой созидательной деятельности, а занимаются перепродажами зарубежных решений.

При этом объёмы регионального ИКТ-рынка оцениваются в 60—100 млрд руб. в год. «Можете себе представить, колоссальные средства просто уходят за рубеж», — сетует Заболотных.

Заболотных предложил вузам при поддержке министерства информационного развития «инвентаризировать» отрасль, чтобы сопоставить величину спроса и предложения и сориентироваться, что IT-компаниям стоит производить в первую очередь. «Вторая задача — это кооперация научных центров, заказчиков для разработки этих решений. Ну и, соответственно, если у нас есть проекты, их нужно финансировать», — говорит Заболотных.

роботы
Фото: Константин Долгановский

«Если мы с вами не создадим благоприятных условий для инновационных компаний, они у нас просто распадутся. Поэтому нужна защита от недобросовестной конкуренции, межотраслевая кооперация, решение задач в области кадров и образования и качественное взаимодействие с органами госвласти», — заявляет эксперт.

По словам Заболотных, пермский ИКТ-кластер уже подписал соглашение с госуниверситетом, сельхозакадемией, педуниверситетом о создании в регионе научно-инженерных центров. «Это среда, в которую мы планируем активно вовлекать студентов (как в практическую работу, так и в инновационную деятельность). Следующая задача — бизнес-инкубаторы. Сегодня бизнес-инкубаторы в регионе есть, но сногсшибательного потока стартапов нет. Сложно говорить, насколько они эффективны. Следующая ступень развития — создание технопарка (IT-технологий — ред.). Это серьёзная инфраструктурная задача, требующая больших вложений как со стороны государства, так и со стороны крупных инвесторов. Технопарк — это серьёзный центр прототипирования, в котором рождаются инновации и производятся первые образцы продукции. И венцом этого технологического совершенства должен стать индустриальный парк (ИКТ и робототехники — ред.) — площадка для серийного производства уже созданных моделей».

Ближе к реальности

Проректор по науке и инновациям ПНИПУ Владимир Коротаев спустил слушателей с небес на землю, отметив, что реальные производства в Перми имеют отношение к индустрии в пропорции 3:0. При этом проректор уверен, что с помощью внедрения IT-технологий в реальный сектор край может сделать прорыв «и дальше развиваться как устойчивая система». Одним из прорывных направлений эксперт считает аддитивные технологии, которые уже сегодня активно внедряются в авиадвигателестроении.

Владимир Коротаев, проректор по науке и инновациям ПНИПУ:

— Готовить кадры для этих отраслей — задача непростая. Не так давно было совещание по поводу подготовки кадров для аддитивных технологий в политехе, и мы сразу поняли, что вопрос затрагивает три факультета и пять—шесть кафедр, которые готовят элементы технологической цепочки, связанные с аддитивными технологиями. В первую очередь нужно готовить конструкторов авиационных двигателей, поскольку они будут совершенно иначе конструировать авиадвигатель с использованием аддитивных технологий. Цикл подготовки специалиста при этом составит не менее 10 лет. За 10 лет мы можем насытить рынок специалистами, к тому времени у нас появятся новые технологические уклады. Но уже сейчас мы понимаем, что опоздали, не начав делать это пять—шесть лет назад.

Уже сейчас в Пермском политехническом университете предпринимаются попытки соединить IT-технологии и робототехнику. «Это центр композитных IT-технологий. Не секрет, что мы под проект ПД-14 выполняем всю работу с композитными комплектующими. Всё, что в этом двигателе создано по композитам, разработано, опробовано, изготовлено в опытных образцах на площадке политехнического университета. И сейчас это передаётся на завод «Машиностроитель», где будет происходиться серийное производство», — рассказывает Коротаев.

«Другим примером является система неразрушающего контроля, что очень важно для современных технологий — аддитивных технологий, композитных технологий. Это создание собственных томографов для рентгеновского контроля конструкций. Мы пытаемся создавать и собственные технологические системы, которые уже соединяют эти технологии с роботизированными комплексами. Так, в Пермском политехе разработан роботизированный комплекс для плазменной сварки и резки материалов. «Рука» (робота — ред.) не наша, а всё, что касается технологической начинки, — это разработка университета», — говорит проректор.

роботы
Фото: Константин Долгановский

По словам Коротаева, университет занимается разработками в области порошкового материаловедения, топографического проектирования, бионического дизайна, 3D-печати. В некоторых областях, как, например, в 3D-печати, университет готов уже вступать в кооперацию с предприятиями.

«Мы готовы выйти на весь цикл получения аддитивных конструкций», — заявляет проректор, есть и разработки политеха в части гибридных технологий, позволяющих печатать крупногабаритные детали», — рассказывает учёный.

Политехнический университет предпринимает титанические усилия, чтобы догнать убегающее время. Однако существует одна проблема: подготавливая специалистов в области современных технологий, университет рискует их никогда не трудоустроить.

«Когда мы создавали кафедру робототехники, мы попросили предприятия сделать заказ на специалистов на 2017 год. А они сказали: «Да не надо нам пока». Мы лучше позовём специалиста, который нам этого робота установит и будет обслуживать», — говорит Коротаев.

Заведующий кафедрой «Автоматика и телемеханика» ПНИПУ Александр Южаков признаётся, что в электронике человечество уже достигло максимального прогресса, и отмечает, что в 2030 году мировые исследователи на полном серьёзе ожидают «восстания роботов». Правда, Россия от мировых тенденций несколько отстаёт.

Александр Южаков, заведующий кафедрой «Автоматика и телемеханика» ПНИПУ:

— Пять лет назад лаборатории в США создали p-n переход минимальной толщины. Меньше создать уже нельзя. Куда же нам дальше двигаться в области электроники? Это накладывает ограничения в развитии. С другой стороны, экспертами уже определён год — 2030-й, когда роботы продвинутся так, что без них обходиться мы уже не сможем. Когда я оканчивал университет, я только начинал работать с мехапроцессорами. Затем появились персональные машины. А теперь мы с вами без смартфонов уже не можем обойтись, обратный шаг сделать невозможно. Роботы научились распознавать язык и разговаривают с нами, узнают нас по нашему изображению. В отдельных случаях правильность распознавания достигает 90%. В прошлом году вычислительная мощность мировых компьютеров достигла мощности одного человеческого мозга. А с точки зрения потребления энергии разница колоссальная, и тут есть простор для дальнейшего развития.

Классическая электроника приходит к физическим ограничениям. Поэтому единственное, что мы можем использовать, — те нейротехнологии, которые позволяют использовать структуру нашего с вами головного мозга. Возможно (пофантазируем), появится третья доля коры головного мозга, которая будет отвечать за наше с вами образование. И не нужно будет тратить 10 лет, которые занимает цикл обучения. Зато будут нужны центры компетенции, которые будут оценивать квалификацию. Образование уже сейчас всё больше становится индивидуальным, дистанционным.

Достаточно серьёзные исследователи определяют 2030 год как некую веху в развитии, в ряде научных статей в буквальном переводе с английского это звучит как «восстание роботов».

По словам Южакова, уже сейчас мировые и российские исследователи заинтересовались взаимоотношениями робота и человека и той ролью, которая будет отведена роботам в социуме.

Александр Южаков:

— Западный подход к роботу звучит так: роботы — это технические компоненты, которые должны обеспечивать качество жизни людей, и не более. Если без «политесов», роботы — рабы, которые должны обслуживать человека.

Восточная парадигма выглядит иначе: роботы являются такими же членами социума, как люди. А теперь возникает вопрос, в какой ипостаси предстаёт Россия? И вы все, наверное, слышали, что буквально в этом месяце в Госдуме начали обсуждать вопрос, а почему бы роботов не обложить подоходным налогом. Они же людей заменяют… Но тогда мы признаем роботов членами социума. И вот эта ситуация сегодня очень неоднозначная. Что мы испытываем к роботам? Страх? Недоверие? Умиление? А может, даже любовь или какое-то новое неизвестное чувство?

По словам Южакова, отношения роботы — люди сегодня совершенно новая область исследований, в которую «окунулись» университеты. Так, с целью исследовать это направление Московский технологический институт закупил 40 сервисных роботов, которые находятся на его территории и помогают вести исследования взаимодействия машин со студентами.

Вопросы, которые с развитием робототехники станут актуальными, связаны и с тем, в чём робот может, а в чём никогда не сможет заменить человека.

«У человека остаётся достаточно много преимуществ. Это образное мышление. Ещё очень долго роботы не смогут с нами в этой части конкурировать. Это наша креативность, наша интуиция. Есть ли такие специальности, где роботы никогда нас с вами не заменят? В этой ситуации мне всегда говорят: врачи. А теперь представьте: во многих операционных есть роботизированные комплексы, которые решают автономные задачи. Но если двинуться дальше, давайте представим ситуацию: вы лежите на операционном столе и вас должны оперировать два существа: человек и робот. Они начинают спорить о том, какой метод применить. И возникает вопрос: кому вы доверитесь — роботу или человеку? Этот вопрос я задаю студентам на лекциях много лет, и количество студентов, которые отдают предпочтение роботам, с каждым годом растёт. Наш менталитет потихоньку меняется», — уверен Южаков.

роботы
Фото: Константин Долгановский

Учёный считает, что в Пермском крае сегодня сложилась уникальная ситуация: появились фирмы, которые очень активно продвигают развитие робототехники и признаны не только в России, но и в мире, обеспечивают поставку изделий на мировой рынок. «У нас появилась возможность создания ведущего центра робототехники не только для Пермского края, но и для России в целом. Центра, который позиционировал бы край так же, как авиадвигатель, как балет. Создание центра позволит и обеспечить загрузку предприятий края. Сейчас говорят о том, что загрузка предприятий уменьшается. И эти качественные мощности можно использовать в таких вот уникальных вещах. Наконец, если мы создадим такой центр, мы и наши предприятия можем оснастить современными промышленными роботами, которые работают 24 часа в сутки 365 дней в году. Университет со следующего года начинает подготовку специалистов по специальностям «мехатроника» и «робототехника». Создание центра компетенции по робототехнике — интеллектуальная точка роста, которая позволит всё это объединить и решить поставленные задачи», — говорит Южаков.

По словам эксперта, сегодня нужно определить структурного игрока, который будет двигать тему робототехники вперёд. «Это может быть Сбербанк, который достаточно активно в этой части работает. Это мог бы быть ритейл, который приобретает соответствующие компоненты», — предполагает Южаков.

Представители IT-компаний «ИВС», «АСКОН-Кама», «Академия бизнес-решений» рассказали о тех продуктах, которые они предлагают предприятиям в сфере автоматизации производства.

Олег Кивокурцев, сооснователь компании «Промобот», рассказал о том, как производителю сервисных роботов удалось завоевать мировой рынок. Уже сейчас в мире действуют порядка 200 сервисных роботов «Промобот».

Олег Кивокурцев, сооснователь компании «Промобот»:

— Наши роботы работают в России, Великобритании, Чехии, в Ирландии. Мы присутствуем практически на каждом континенте. У нас свыше 40 дистрибьютеров, 28 сервисных центров в разных странах мира. В мае мы запускаем первый пилотный проект с магазином App Store, который занимается продажей айфонов на территории Сан-Франциско в США. Средняя цена нашего робота составляет $10 тыс. за вторую версию и $20 тыс. за третью версию. В октябре 2016 года в рамках форума «Открытые инновации» в Сколково мы за полчаса продали 30 единиц техники. На сегодняшний день мы «законтрактованы» свыше чем на 340 единиц, преимущественно это экспорт. Хорошие контракты заключены с Турцией, Чили, Великобританией. Все заказы мы выполняем, работая уже на протяжении трёх лет в три смены. Производство у нас отечественное, электронику мы заказываем в Китае, но переходим на отечественную (делают в Калининграде). Пластик, металл, сборку, программирование, пуско-наладку, разработку — всё это делаем в Перми. Работаем здесь, а деньги все оттуда. Неплохое слово «импортозамещение», но мне больше нравится слово «экспортоориентированность».

По словам бизнесмена, в сегменте промышленных роботов сегодня сложно достичь существенной доли рынка, занятого компанией «ФАНУК». В направлении бытовой робототехники продать кому-либо модель дороже, чем за $1 тыс., нереально.

Поэтому компанией был выбран сегмент сервисных роботов. «Промобот» может общаться на любую тему, передвигаться, избегать столкновения, двигать руками-ногами-головой, демонстрировать различные промо-материалы на своём дисплее.

«Мы ведём разработки по распознаванию речи, распознаванию лиц, в области нейросетевых технологий. Наши роботы работают в качестве администраторов, промоутеров, музейных гидов, в кинотеатрах, торговых центрах, банковских отделениях. Они призваны заменить низкоквалифицированный персонал, который болеет, ходит в отпуск, может позволить себе плохое настроение», — говорит Кивокурцев.

Директор «Регионального центра инжиниринга» Евгений Давыдов отмечает, что в Перми до сих пор нет компании-интегратора по промышленной робототехнике. «Ижевская, воронежская, две челябинских, две уфимских есть, а пермской нет», — говорит Давыдов. При этом у пермских предприятий есть запрос на роботизацию, но нет исполнителей, которые её организуют, отмечает эксперт.

«Поэтому совместно с политехническим университетом было принято решение на базе пермского центра инжиниринга сформировать такую компанию-интегратор в стратегическом партнерстве с российским представительством компании «ФАНУК» (главный поставщик в Россию промышленных роботов)», — говорит директор РЦИ.

Евгений Давыдов привёл любопытные данные исследований одной из промышленных конференций 2017 года. Продажи промышленных роботов в России в 2016 году снизились на 40% по отношению к 2015 году. Тогда было продано 550 роботов, в 2016 году — лишь 216. Падение спроса эксперты рынка объясняет тем, что отечественные автопроизводители решили свои задачи по роботизации и перестали закупать промышленных роботов.

На первое место в мире по потреблению роботов вышел Китай. «Притом что Китай является государством с наибольшим количеством населения и роботы создают проблему занятости, в Китае по итогам 2016 года продано 68 тыс. роботов, из них 30% Китай произвёл сам», — рассказывает Евгений Давыдов. (Сравните: 68 тыс. роботов в Китае и 216 — в России!)

Второе место в мире по потреблению роботов занимает Япония. При этом объём мирового рынка робототехники составляет $35 млрд. Общее количество роботов в мире — 1,6 млн шт. По прогнозам экспертов, к 2025 году количество промышленных роботов в мире достигнет 2,5 млн шт.

Евгений Давыдов, директор «Регионального центра инжиниринга»:

— Россия сегодня отстаёт на 10 лет от других государств. В ближайшее время прогнозируется взрывной рост количества промышленных роботов в России, поскольку правительство понимает, что через 10—15 лет технологии массовой роботизации войдут в повседневную жизнь. Мы попытались проанализировать, почему сложилась такая ситуация, и выяснили, что в развитых государствах — США, Японии, Германии, нескольких провинциях Китая, южной Корее — существуют государственные программы стимулирования этой отрасли. То есть государство принимает меры поддержки предприятий для внедрения роботизации на производстве.

Примерно схожая ситуация существует с внедрением технологий в США, где заказчиком новых технологий выступает минобороны либо космическое агентство. В нашей стране ни в одном регионе таких мер поддержки нет.

Изучив ряд программ, мы выделили несколько возможных способов создания подобной программы. Я предлагаю нашему IT-сообществу идею создания региональной концепции мер стимулирования поддержки роботизации. Такую концепцию мы начали делать, и она органично вписывается в идею Дмитрия Медведева о создании региональных программ повышения производительности труда. Затем мы планируем выйти с предложением создания региональной программы Пермского края, которая станет пилотной для России.


Плюсануть
Поделиться

Loading...