«Мне нравится, когда музыка связана с местом, где я живу»

Председатель Пермского регионального и Пермского городского отделений Союза композиторов России Игорь Машуков — о своих предпочтениях

Плюсануть
Поделиться

Причастные к миру искусства пермяки знают, что любому творческому союзу нужен не просто председатель, а лидер — человек, который может придать новый импульс проектам. Именно таков Игорь Машуков — председатель Пермского регионального и Пермского городского отделений Союза композиторов России. Игорь Евгеньевич — человек-проект: он был инициатором проведения ежегодного фестиваля современной музыки и музыки композиторов Перми Sound 59; по его инициативе уже шесть раз прошла Академия молодых композиторов в Чайковском; он создал ансамбль современной музыки Red Sound, а теперь ещё и молодёжный ансамбль Green Sound из студентов Пермского музыкального училища; его идеи уже неоднократно становились основой спектаклей театра «Балет Евгения Панфилова». В беседе с «Компаньон magazine» Машуков рассказал о том, как полюбить современную академическую музыку, как стать международной звездой композиции, а также зачем композитору знание иностранных языков.

Машуков
Фото: Константин Долгановский

— Ваша просветительская деятельность — это целая история! Вы продвигаете современную музыку, которую не так просто воспринимать: слушателю нужно работать, чтобы её понять и полюбить. Как складывалась история современной академической музыки в Перми?

— Мне всегда была интересна авангардная музыка, и я понимал, что, только технологически освоив музыку Европы, ты можешь серьёзно заниматься композицией. В наших консерваториях очень досконально, дотошно преподают историю отечественной музыки, основы отечественной музыкальной культуры, а зарубежную приходится осваивать самому. Есть очень маленький курс истории зарубежной музыки и такой же маленький курс современной теории гармонии. Все композиторы, которые учатся в российских консерваториях, устраивают себе ещё одну, параллельную «консерваторию»: внимательно изучают опыт современных зарубежных композиторов и осваивают его. Если этого не делать, то всерьёз заниматься композицией нельзя: будешь всё время изобретать велосипед и открывать Америку.

В 1998 году я возглавил Союз композиторов, и мы начали проводить отдельные мероприятия — в основном играли музыку пермских композиторов. В 2003-м в Пермь на Дягилевский фестиваль впервые приехал с концертом Московский ансамбль современной музыки. Помню, играли тогда музыку композиторов Голландии. Я стал предлагать ребятам: давайте сделаем фестиваль, другой фестиваль, приедут эти, эти, эти… Не всем коллегам это было интересно, не всем нравилось. Но мне и многим другим это очень важно.

В 2005 году мы провели первый фестиваль современной музыки Sound 59, у нас тогда прошли концерты «Власть песнопений», «Новые русские» — современная музыка для народных инструментов, концерт МАСМа — Московского ансамбля современной музыки.

В 2010-м, когда у нас шла «культурная революция», проходил Форум культуры, на который приехали руководители из Чайковского, и композиторы — Борис Филановский, Дмитрий Курляндский — тоже там были. В общем, на этом форуме все заинтересованные стороны встретились, я выступил, предложил проводить Академию молодых композиторов в Чайковском, эту идею поддержали, и через год мы провели первое мероприятие.

Наша Академия — единственная в России. Она «скроена» по образцу летних музыкальных курсов в Дармштадте, но с учётом наших потребностей: там есть факультет повышения квалификации для преподавателей, проходят просветительские концерты, исполнительские курсы для ребят Пермского края. Но основа заключается в том, что приезжают 12 молодых композиторов — шесть наших, шесть зарубежных, 12 дней они активно создают свои партитуры под руководством топовых европейских профессоров, а МАСМ их исполняет. Премьеры проходят в Чайковском, в Перми и в Московской филармонии, она тоже партнёр этого проекта. Лучшие произведения МАСМ включает в свой репертуар и играет на других площадках.

Для ребят, серьёзно занимающихся композицией, это прекрасный старт. Важно не только то, что молодёжь учится композиции у мировых звёзд современной музыки, но и то, что они общаются, знакомятся с европейскими музыкантами. Многие из композиторов, которые являются профессорами нашей Академии, проводят собственные конкурсы, фестивали, и, если творчество наших ребят нравится, их приглашают в них участвовать.

— У нас ведь два союза композиторов — городской и краевой. И различия между ними, насколько я понимаю, не только организационные, но и идейные. В чём они заключаются?

— В городском союзе мы объединились по какому-то внешнему, формальному признаку, поэтому иногда вообще не можем принять никакого решения: композиторы очень разные, у них разные устремления, взгляды, идеология. Возникли внутренние разногласия, и часть композиторов решила создать региональное отделение, чтобы беспрепятственно продвигать те проекты, которые нам интересны, играть и сочинять ту музыку, которая нам нравится, организовывать интересные события, взаимодействовать с властью и так далее.

— Насколько я помню, поводом для раскола послужил молодой композитор Александр Хубеев: его отказались принимать в Пермское городское отделение Союза композиторов…

— Коллеги решили, что Александр не соответствует идеологии пермской композиторской школы. Он другой — он очень авангардный композитор, и члены Пермского городского Союза проголосовали против его вступления. Мы не получили большинства голосов и Сашу принять не смогли. Тогда мы его приняли в региональное отделение, и он у нас член правления. Он для нас очень важен, потому что на него ориентируется молодёжь, причём не только пермская, не только российская, но и зарубежная — он ведь международная звезда авангардной композиции.

Машуков
Фото: Константин Долгановский

— В чём разгадка феномена Хубеева, как он смог появиться здесь, в провинции?

— Саша у меня занимался с 12 лет. Он уже тогда осознанно хотел быть композитором и занимался очень упорно — сочинял, сочинял, сочинял. Он очень упёртый человек и на протяжении нескольких лет — где-то с 16 до 18 лет — сочинял только прелюдии и только для фортепиано! Как вы знаете, существует 24 тональности, и он поставил себе задачу сочинить 24 прелюдии — во всех тональностях. Я безуспешно пытался его переориентировать на то, чтобы писать музыку для инструментов, на которых невозможно брать аккорды, — для флейты, для скрипки — всё бесполезно: только прелюдии, только для фортепиано, во всех тональностях.

И вдруг за полгода до окончания музыкального колледжа Саша стал «леветь», и на выпуске у него была уже очень «левая» композиция. Затем он поступил в класс Александра Чайковского в Московскую консерваторию, но через год так «полевел», что у Чайковского не захотел заниматься и перевёлся к Юрию Сергеевичу Каспарову, тому самому, который вместе с Эдисоном Денисовым создал Московский ансамбль современной музыки. Это композитор очень авангардного направления.

Саша успешно окончил у него консерваторию, затем аспирантуру, и с 2005 года он регулярно берёт мастер-классы у европейских композиторов, которые приезжают к нам на фестиваль современной музыки Sound 59. Видимо, капля камень точит: информация скопилась, и Саша сделал резкий рывок в сторону. Пошло совершенно другое развитие творческой личности. Конечно, Хубеев был в первой группе студентов Академии в Чайковском, тогда преподавали Пьерлуиджи Биллоне и Франк Бедроссян — два светила современной музыки, и Саша с ними активно общался и даже, можно сказать, подружился. Английским языком он владеет безупречно. Начиная со второй Академии, он стал помогать нам с Дмитрием Курляндским, то есть был чем-то вроде сокуратора Академии. Он очень многому научился, и у него появилось множество контактов с зарубежными композиторами.

— Он ведь лауреат какой-то очень важной международной премии?

— У него очень много международных премий, а самая престижная — это победа в конкурсе Gaudeamus в Голландии. До него из российских композиторов в этом конкурсе выигрывал только Дмитрий Курляндский — а больше никто, хотя в финал ребята выходят регулярно.

— А вообще, трудно здесь, в глубинке, получать разнообразную музыкальную информацию, быть в курсе того, что происходит в сфере современной академической музыки?

— В принципе это непросто, но мы в Перми делаем всё, чтобы информация была доступна ребятам. Ведь Саша Хубеев не один такой: есть прекрасный композитор Леонид Именных. Он очень своеобразный парень, тоже свободно владеет всей музыкальной информацией, но иначе её трактует. Он снимает очень интересные, яркие фильмы о молодых композиторах и сам тоже пишет музыку.

Как-то принёс мне электронную композицию — очень странная музыка, симфония под названием «Спасение зверей в Берлинском зоопарке». Части там назывались «Спасение рептилий», «Спасение птиц» и так далее, и в каждой части присутствовало мгновение пустоты, тишины. Я сначала думал — технический брак, спросил Лёню, а он ответил: «Это вмешательство Духа Святого, а иначе никого бы не спасли».

Вот настолько интересные ребята! Ещё один интересный парень — Олег Крохалев, который учится сейчас в Московской консерватории у Владимира Григорьевича Тарнопольского. Он прошёл четыре Академии в Чайковском, очень увлечён, прекрасно знает английский язык, стажировался в Америке. Недавно показал очень интересную пьесу — «Китайский дракончик».

— Мне очень нравятся ваши вещи, написанные на стыке острейшего авангарда и народной традиции: и «Молёбка», и «В пермском зверином стиле», и «Ожерелье саамских песен». Как вы выбираете темы для своих сочинений?

— Мне нравится писать о том, что у меня в душе уже устоялось, и говорить об этом новым языком. Чаще всего важные для меня вещи связаны с Пермью. У меня есть сочинение «Кама — бог любви», например. В нём — моё первое воспоминание о встрече с Камой. Я маленький-маленький, мне года три или четыре, сижу в лодке, а мой отец переплывает Каму. Мы плывём в лодке рядом с ним, и я думаю: неужели он утонет? Но отец — огромный, сильный — благополучно переплывает Каму. Или ещё воспоминание: как отец подарил мне маленький крейсер, мы его запустили в Каму, и вот он плывёт у берега. На первые воспоминания что-то ещё наслаивается и наслаивается, и постепенно рождается музыка.

Мне нравится, когда музыка связана с местом, где я живу, с чем-то личным, с тем, что ты пережил. Писатели считают, что писать надо о том, что знаешь. Музыка — искусство абстрактное, казалось бы, не должно быть связано с личным опытом, но мне близок этот писательский принцип.

— Взаимодействие современной музыки и фольклора — это наш локальный тренд или мировой?

— Это не просто тренд, а течение в мировой музыке, которое было всегда и продолжается сегодня. Такие гиганты ХХ века, как Игорь Стравинский и Бела Барток, черпали вдохновение в фольклоре своих народов, а сегодня это, например, Тань Дунь — мощнейший американский композитор китайского происхождения. Его музыка пронизана китайскими фольклорными мотивами, и в то же время он — один из самых уважаемых, востребованных авангардных композиторов мира. Киммо Похьонен — финский композитор и аккордеонист, он выступал у нас в Перми — его музыка тоже основана на финском фольклоре, но при этом она очень современна по языку. Мне тоже близко это направление, но я бы не хотел в нём замыкаться.

— Как пермская публика воспринимает ваши авангардные концерты? Всегда благодарно или бывают сложности с восприятием?

— У любой музыки есть своя публика, у авангардной тоже. Последние года два мы активно ищем новые каналы доступа для таких людей, и постепенно в Перми круг любителей этой музыки расширяется. Мы сформировали группы ВКонтакте, в «Фейсбуке» и через социальные сети активно рекламируем наши события. Оказалось, что это очень эффективное средство взаимодействия. Мы не питаем иллюзий, что этот круг будет очень широк, но во время последнего фестиваля Sound 59 на всех четырёх концертах авангардной музыки зал всегда набирался.

— Закончился ваш большой просветительский проект «Звуки Пармы — XXI век». Что дальше?

— Мы хотим провести 11-й фестиваль Sound 59 так, чтобы он был своеобразным и отличался от 10 предыдущих. Хотим продолжать авангардную линию концертов. Хотим усиливать в три, четыре, пять раз Академию молодых композиторов. Эта площадка должна стать основной в России для молодых композиторов и музыковедов.

А лично я сочиняю новую музыку. Скажу только, что она опять будет связана с одним из раритетов Перми.

esta

Плюсануть
Поделиться

Loading...