Вячеслав Самодуров: Классика — та сила, которая меня питает

Постановщик балета «Поцелуй феи» — о том, как ему работается в Перми

Плюсануть
Поделиться

Увлёкшись погоней за билетами на закрытие Дягилевского фестиваля, где в балетной премьере выступят Диана Вишнёва и Наталья Осипова, думается, не все зрители осознали, что постановщики премьеры — не меньшие звёзды, чем исполнители. Три одноактных балета на музыку Стравинского — «Поцелуй феи», «Петрушка» и «Жар-птица» — поставят три выдающихся хореографа, самые яркие представители своего поколения — Владимир Варнава, Алексей Мирошниченко и Вячеслав Самодуров.

Самодуров

Вячеслава Самодурова пермяки помнят как солиста балета Мариинского театра — в этом качестве он выступал в Перми с творческим вечером. Было это немало лет назад. С тех пор он побывал премьером балетных трупп в Нидерландах и Великобритании, а затем сделал не менее головокружительную карьеру хореографа. И где! В Екатеринбурге — городе, где нет собственной балетной школы и никогда не было особых балетных традиций. С 2011 года, когда Самодуров начал там работать, Екатеринбургский театр оперы и балета стал постоянным источником острых новостей в мире балета. В городе, где он работает, Самодуров стал фигурой не менее культовой, чем в Перми Теодор Курентзис.

Балет Стравинского «Поцелуй феи» — первая совместная работа хореографа и пермской балетной труппы.

— Расскажите, как это произошло?

— Меня пригласил Алексей Мирошниченко. У меня в планах не было «Поцелуя феи», и мне пришлось немало подумать, что нового я смогу привнести в историю этого балета: он и с точки зрения либретто, и по музыке — настоящий крепкий орешек.

— Но вы сразу согласились или попросили время на раздумье?

— Согласился сразу и с благодарностью: это очень заманчивое предложение. Во-первых, вся история очень интересная: каждый из трёх балетов — вызов для хореографа; я ещё никогда не ставил балеты Стравинского и давно хотел прикоснуться к этой музыке. Во-вторых, я благодарен за возможность поработать с прекрасной пермской труппой.

— В этом проекте участвуют три хореографа, и все — личности. Возникает ли ситуация соперничества?

— Мы с коллегами ни о чём не договаривались. Каждый ставит свой балет, не оглядываясь на других. Так что критики, может, и увидят здесь соперничество, но на самом деле его нет.

— Как вам работается над постановкой?

— Мне создали прекрасные условия, никак не ограничивали в кастинге. Я смог работать с самыми интересными танцовщицами: Инной Билаш, Александрой Суродеевой, но и прочие исполнители — все очень сильные.

— Как вам после Европы живётся и работается на Урале?

— У меня такое ощущение, что я живу не в городе, а в театре. Но я всё же чувствую, что Екатеринбург — живой и динамичный город, там очень высока потребность в нашей работе — как в балете, так и в опере. Театр в Екатеринбурге — очень важный центр жизни. Это очень приятно — работать там, где ты по-настоящему нужен, где тебя ценят.

С тех пор, как я начал там работать, очень изменилась публика: в театр пришли молодые зрители. Это значит, что театр активен и созвучен времени.

— Говорят, что вы там буквально чудо совершили — создали балет в городе, где нет своей школы…

— Школы нет, да. У нас работают артисты из других городов, в том числе выпускники Пермского хореографического училища, а также училищ Уфы и Новосибирска, Вагановской академии танца… Мы везде ищем, у нас театр эмигрантов! Но никакие чудеса невозможны, если нет соответствующей питательной атмосферы. В Екатеринбургском театре — настоящая атмосфера творчества. Без этого невозможно было бы построить феномен екатеринбургского балета.

— Вашу хореографию называют неоклассикой с элементами модерна. А как вы сами определяете свой метод?

— Я меняюсь. Я сегодняшний — уже не тот же человек, что я вчерашний. Мне нравится классика, не хочется от неё убегать, это та сила, которая меня питает. Но её нужно переосмыслять.

Мне хочется, чтобы в нашем театре был эксклюзивный и разнообразный репертуар. Мои постановки — только часть его. У нас большой классический репертуар, и он всё время обновляется, мы стараемся по-новому прочитывать классику. Но театр должен быть разнообразным, чтобы привлекать разного зрителя и чтобы один взгляд на афишу говорил: это эксклюзивный театр. Поэтому мы приглашаем новых классиков: Пола Лайтфута, Ханса ван Манена…

— Каковы ваши впечатления от Перми?

— В Перми очень хорошо! Я часами гуляю по чудесному театральному парку, слушаю музыку, готовлюсь к репетициям. Наверное, уже вызываю подозрение у людей, работающих в здании напротив: что за странный тип ходит у театра кругами?

Я побывал в пермских музеях, в хореографическом училище и намерен продолжить открывать здесь что-то новое для себя.

— Зрители должны что-то знать, прежде чем идти на ваш спектакль, к чему-то готовиться?

— Надо просто прийти в театр в хорошем настроении, выпить шампанского… А дальше — либо у нас всё получится, либо нет.

esta

Плюсануть
Поделиться

Loading...