Уильям Брумфилд: Меня интересуют места, в которых жива история

В Перми выступил с лекциями крупнейший зарубежный специалист по истории русской архитектуры

Плюсануть
Поделиться

Американец Уильям Брумфилд в некотором смысле более русский, чем большинство россиян. Если россиянин отправляется в поездку, то, скорее всего, на курорты Египта, Турции или Болгарии, ну, а если не за рубеж, то в Сочи, в Москву или по Золотому кольцу… Уильям Брумфилд большую часть времени проводит в поездках по России, предпочитая те регионы, что ближе к северу, и поступает так уже почти 50 лет — с лета 1970 года.

Брумфилд
Фото: Константин Долгановский

В Вологодской и Архангельской областях он был в каждой — в каждой! — деревне. Пермский край ему тоже хорошо знаком, особенно Верхнекамье. Он не только побывал в Усолье, Чердыни, Ныробе и множестве окрестных деревень, но и выпустил о наших краях несколько книг. Самая недавняя — «Усолье», фотоальбом, вышедший в 2013 году в московском издательстве «Три квадрата» (это постоянный российский издатель Брумфилда).

Страсть учёного — русская архитектура. Его миссия — запечатлеть во всех деталях все старинные постройки Русского Севера и следить за всеми изменениями, которые с ними происходят. Уже в свою первую поездку по России в 1970 году Брумфилд взял фотоаппарат, и с тех пор постоянно возвращается в те места, где уже побывал, чтобы заново сфотографировать постройки. Или то, что от них осталось. Бывает, что дотошный учёный фиксирует изменения к лучшему — примеры удачной реставрации памятников; но чаще, увы, в объективе оказываются примеры варварства и циничного обращения с культурным наследием. Печально, но в последние годы старинные церкви уродуют, приспосабливая под современное использование… служители РПЦ, которым передаются эти здания.

Уильям Брумфилд не вмешивается. Его функция — донести историю до потомков, создать и обнародовать полный фотоархив архитектуры Русского Севера.

В последние дни марта учёный побывал в Перми, где прочитал три лекции, а также много фотографировал: погода была подходящая.

— Одна из ваших лекций в Перми проходила в зале деревянной скульптуры Пермской художественной галереи. Мы, пермяки, гордимся этой коллекцией. Как по-вашему, она действительно уникальна?

— Деревянная резьба есть на всём Русском Севере. Знаменитые алтари с фигурами были в Тотьме, но там всё разрушено. Страшный вандализм! Сохранился алтарь работы тотемских мастеров в Варзуге. У вас в Пермском крае — замечательный алтарь в Чердыни. Несмотря на то что многое утрачено, я вижу общие черты деревянной пластики в разных территориях — выразительный язык, сюжеты. Например, сюжет с Христом в темнице.

Если же говорить о музейных собраниях, то есть небольшой интересный музей в Переславле-Залесском. Но здесь — лучшая коллекция.

Хотя и это — малая часть того, что утрачено.

— Как у вас возник интерес к русской архитектуре?

— Через русскую литературу.

Я вырос на Американском Юге. В 1950-е годы ещё были живы обиды Гражданской войны, сильны расовые конфликты. Я вырос в атмосфере «Унесённых ветром». Много читал. В романах Льва Толстого я нашёл моральные вопросы, которые волновали меня и моих современников. Война, крепостничество — всё это совпадало с проблемами Юга США.

В 1970 году, когда я был аспирантом в университете Беркли, я купил первый фотоаппарат — «мыльницу» и поехал в Россию. И обалдел! Я тогда писал диссертацию по литературе и просто хотел увидеть Москву и Ленинград. Я не знал тогда, что это станет моей профессией.

— Где вы сейчас работаете, чем занимаетесь?

— Я работал в Гарварде, но оттуда меня выгнали в 1981 году. Эти корифеи науки считают себя лучшими в мире! Они решили, что я предатель, раз больше не занимаюсь литературой. Но на самом деле всё самое интересное находится за границами узких направлений в науке.

Сейчас я работаю в Тулейнском университете в Новом Орлеане. Там, конечно, нет таких возможностей, как в Гарварде, но атмосфера куда лучше.

Но основная моя работа — в России. Здесь все мои лучшие друзья. Я член Российской академии архитектуры и строительных наук и почётный член Российской академии художеств, сотрудничаю с крупнейшими вузами, издаю в России книги, печатаю статьи. Мне помогает множество людей: учёных, краеведов, журналистов.

Моя первая книга «Золото на лазури. 1000 лет русской архитектуры» вышла в 1983 году, и с тех пор выходит книга за книгой.

Брумфилд

— У вас не было проблем с посещением СССР и России? Спецслужбы вами не интересовались? А то подозрительно: ходит американец и всё фотографирует…

— О, спецслужбы — мои лучшие друзья! Благодаря мне они побывали в стольких красивых храмах! Иногда бывают, конечно, недоразумения. Вот нынче я должен был читать лекцию в краевой библиотеке им. Горького, но получил немотивированный отказ. Это очень странно! Я много раз бывал в этой библиотеке, в ней хранятся мои книги, я хорошо знаком с её прежним директором Ниной Серафимовной Хохряковой…

Вообще, у меня много друзей в Перми.

— Вы много раз приезжали в Пермь. Замечаете изменения?

— К сожалению, в этот свой приезд я увидел, что прекрасное здание на ул. Сибирской стоит обгоревшее. Я его сфотографировал. Хотелось бы в следующий приезд запечатлеть его реставрацию.

Я очень ценю Пермь. Это город с замечательной историей. Столько событий, особенно в ХХ веке! Так много сделано для защиты страны! На Западе этого совершенно не знают.

Очень интересен Пермский край. Я рад, что удалось сохранить Усолье, что оно постепенно реставрируется. Прекрасная архитектурная среда в Березниках — очень цельная застройка ХХ века, великолепные дворцы культуры, в которых прекрасные образцы декоративно-прикладного искусства. Это огромное наследие.

— Где ваше любимое место в России?

— Любимое место — там, где я сейчас нахожусь! Даже в далёком холодном казачьем городе Минусинске, когда студенты художественного колледжа задали мне этот вопрос, я ответил: «Здесь!»

Меня интересуют места, в которых жива история. Прошлым летом я был в Ржеве, там были страшные бои во время Второй мировой войны. Как южанин, я живо интересуюсь военной историей. Я сфотографировал военные кладбища и хочу опубликовать этот материал.

— Вы продолжаете читать русскую литературу? Что вам нравится особенно? Знаете ли вы современных русских писателей?

— Мой любимый писатель — Гоголь. Сейчас для меня он даже выше Достоевского. «Мёртвые души» — великое произведение. Это русский Данте! Великий и очень бесстрашный писатель, который всю свою жизнь боролся с собственными демонами.

На современную литературу у меня немного времени. Но мне нравится творчество Владимира Маканина, Андрея Битова, знаю Татьяну Толстую и лично знаком с ней. Но читаю сейчас, конечно, меньше, чем в юности: очень много работы — писать, архивировать…

— Вас называют наследником Сергея Прокудина-Горского…

— С 1983 года я являюсь хранителем архива Прокудина-Горского в Библиотеке конгресса США. Много работаю с его фотографиями. Я стараюсь бывать во всех местах, где он снимал, и тоже фотографировать, чтобы люди видели, как изменилась Россия за 100 лет.


Плюсануть
Поделиться