Ярослав Кузьминов: Нам нужна гуманитарная революция

Ректор НИУ «Высшая школа экономики» — о плюсах и минусах современной экономики и образования в России

Плюсануть
Поделиться

Ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов приезжал в Пермь проведать региональную «Вышку» и посетить открытие «Золотой маски». Во время своей пресс-конференции он устроил настоящую лекцию о том, чего недостаёт современному образованию в России, каким оно будет в будущем и когда в российской экономической повестке появятся хорошие новости.

Ярослав Кузьминов

После нескольких слов гордости о Пермском кампусе «Вышки» известный экономист перешёл, конечно, к своему предмету.

«Экономику России на себе сегодня держат добыча, первичная обработка полезных ископаемых и система агломераций вокруг городов-миллионников, — говорит Кузьминов. — Строительство агломераций означает расширение радиуса их хозяйствования. Если вы уезжаете на 70 км от Мюнхена — вы всё ещё в Мюнхене, но если вы на 30 км уедете из Перми, то увидите, что большая часть земли не стоит ничего. Вы можете запросто купить там участок, но что с ним дальше делать?»

По его словам, Пермь имеет хороший потенциал для роста, но, чтобы конкурировать с другими регионами (прежде всего соседним Екатеринбургом), нужно в первую очередь гуманитарное развитие населения.

«Это одна из причин моего приезда, — улыбается ректор, — открытие «Золотой маски», которая впервые (!), и очень правильно, проходит в этот раз не в Москве, а в Перми. В городе, который на моей памяти делал несколько попыток вырваться из ощущения провинциальности и встать вровень с тем, что мы видим в других городах. Сейчас совершенно точно ясно, что регионам нужна гуманитарная революция, нужно поднимать искусство. Чем человек богаче, тем больше он предъявляет спроса на необязательные вещи вроде походов на концерт, в любимый ресторан. Это и образует основу экономического постиндустриального общества».

Чудес не бывает

Что ещё может подготовить основу для гуманитарной революции кроме образования? На него у Ярослава Кузьминова особый и, как ни странно, вполне оптимистичный взгляд.

«Российское образование сейчас в неплохом состоянии в целом. Всё потому, что практически в три раза были увеличены федеральные средства на эти нужды — чудес не бывает. И сейчас мы конкурентоспособны по нескольким параметрам. Например, Россия входит в 20% стран с наиболее долгой продолжительностью обучения. Россияне в среднем собираются учиться 16 лет, это очень высокий показатель. То есть более 50% населения нашей страны собирается окончить школу, получить степень бакалавра в вузе и проучиться год в магистратуре», — рассказывает ректор.

По его словам, если судить по мировым рейтингам, в лидерах сегодня — российское начальное образование. Так, в международном сравнительном исследовании качества математического и естественно-научного образования TIMSS и PISA, измерении, показывающем, насколько дети могут применить на практике полученные знания, за последние годы Россия довольно значительно поднялась по многим показателям.

Что касается PISA, то это исследование в московских школах стало возможным благодаря политической воле — мэр Москвы Сергей Собянин оплатил этот тест во всех московских школах. Однако при этом тех, кто не осваивает школьные программы, по стране всё ещё 20—25%. «Понимаете, есть десятки тысяч людей, которые не доходят до 10-го класса. Мы гуманитарно отстаём от европейцев. Знаете, почему финская школа считается лучшей в мире? Каждый третий школьник там занимается с индивидуальным психологом. Вот у финнов не осваивают программу всего 5%», — говорит Кузьминов.

«Нужно вернуть в школу психологов»

Итак, что нужно делать, чтобы повысить уровень российского образования? Кузьминов предлагает несколько пунктов. Первый — система психологической помощи в школе. «Нужно вернуть в школу психологов, — убеждает ректор «Вышки». — В своё время эти ставки убрали, чтобы сократить расходы. Но это странный подход. Давайте тогда доски продадим и выплатим учителям премию?»

Вторая тропинка к спасению — профилизация школ. Это, кстати, то, чем особенно гордятся пермские власти в последние несколько лет. Кузьминов рассказывал об опыте создания профильного лицея при ВШЭ в Москве. «Если сделать создание таких школ правилом, то это позволит поднять обучение в старших классах, где дети учатся только наполовину, а наполовину готовятся к ЕГЭ», — считает ректор. По его мнению, это сравнительно недорогой (такие школы обслуживаются за те же деньги, что и обычные) и одновременно эффективный способ повысить качество школьного образования за счёт совершенно других кадров.

После этого нужно подумать о линейке креативных предметов, которые будут присутствовать в программе на протяжении всего обучения. «Человек должен привыкнуть к творчеству, когда он сам задаёт себе задачу», — считает Ярослав Кузьминов. В начальных классах это могут быть стандартные пение, лепка из глины и т. д., а в старших — групповые проекты, потому что, как он говорит, экономика — это групповая работа.

Ещё один пункт — новая грамотность. За последнее десятилетие кардинально сменилась форма подачи информации. «Сейчас дети находятся в информационном море и вместо следования за текстом у них проходит search (поиск) — они сканируют текст, ищут в нём нужное. Именно так и следует работать с информацией. Они уже никогда не будут читать, как люди нашего поколения, и это правильно», — говорит ректор. Но это не всё. Кроме нового способа поиска информации детей нужно научить и самопрезентации, чтобы быть услышанными во всеобщем гуле.

Кроме этого, необходимо, по словам Кузьминова, повышать преподавание экономики и права. «Извините, но сейчас российские школы выпускают социально неграмотных людей, которых «обувают» даже при заключении трудового договора! — возмущается он. — И это не говоря о том, что наша страна остаётся практически единственной, где английский учат в вузах, тогда как мировой стандарт — один или два иностранных языка на разговорном уровне после школы».

Область, в которой Россия отстаёт, — в развитии фронтиров, передовых областей науки. «Россия принимает участие в 5% таких фронтиров. Вы скажете, что это ужасно. Но Франция, например, участвует в 10%, США — в 35—40%. Нужно уже понять, что нельзя создать научно-технологическую отрасль, которая покрывала бы весь спектр возможных революций. Всё равно нужно что-то заимствовать и выходить на глобальный рынок», — говорит Ярослав Кузьминов.

Сделать это несложно — молодым учёным достаточно начать публиковаться в международных журналах. «Сегодня как раз Галина Володина (директор филиала НИУ ВШЭ — Пермь — ред.) сетовала, что один её молодой историк уехал в Соединённые Штаты Америки, обещал, правда, вернуться. И это нормально. Остановить это невозможно, можно только повысить шансы на реализацию таких амбиций», — считает ректор «Вышки». Повысить шансы на присутствие в глобальных рынках, по его мнению, — это начать создавать сети двуязычных вузов с глобальным уровнем исследований и оценками мировых рейтингов.

Ещё одна возможность это сделать — развивать систему онлайн-обучения. «Мы в эту гонку вступили последними. Россия затратила на это полмиллиарда долларов, то есть в полтора раза меньше, чем китайцы, но при этом достигла результатов раньше. Всё-таки советская наука была одна из конкурентоспособных в мире, просто она была замкнута на себе», — считает Кузьминов.

Сейчас система онлайн-вузов включает более 30 млн пользователей по всему миру. У каждой страны разное соотношение учеников офлайн и онлайн, например, в «Вышке» — 30 тыс. студентов, а их курс слушают более 1 млн по всему миру. Рост аудитории — в 30 раз. В некоторых американских вузах это соотношение уже 1:70.

Считается, что такой курс хуже «настоящего». «Но только в том случае, если у вас есть хороший преподаватель, — говорит ректор. — А если качество преподавания оставляет желать лучшего, то это хороший выход». Хотя многие и при высоком качестве обучения самостоятельно проходят дополнительные курсы онлайн. В «Вышке» это примерно каждый второй студент. И, по ожиданиям Кузьминова, их количество будет только расти. Примерно к 2027 году количество слушателей онлайн-курсов и офлайн-обучающихся совпадёт. «Для России это колоссальные возможности повысить своё влияние. Но на этот вызов нужно отвечать», — считает ректор «Вышки».

Предпоследним пунктом спасения российского образования он назвал необходимость «достроить культурный слой», в частности в Перми. Для этого необходимо вкладываться в новые театры, галереи и привлекать молодых специалистов из других городов. Потом браться за университеты. По словам Ярослава Кузьминова, особое внимание стоит уделить их расположению — строительству кампусов. «В среднем студент тратит на дорогу 40 минут дважды в день. Если посчитать за шесть лет обучения, то у него уходит на транспорт один год. Думаю, дальнейшие рассуждения по этому поводу излишни», — говорит Кузьминов.

Однако он против создания некоего единого пространства, которым, например, не может похвастаться Пермский кампус «Вышки». «Студент должен жить в городе», — считает Кузьминов.

Хорошие новости

После этого слушатели расспросили ректора о том, будет ли когда-нибудь в России положительная экономическая повестка. По мнению Кузьминова, все основания для её появления есть и сейчас: «Просто проблема журналистики в том, что мы любим себя «кошмарить» — журналистика для среднего класса должна быть более спокойной. Главным предметом обсуждений почему-то является курс доллара, при том что сбережения сегодня имеют 30% жителей, а вовлечены в глобальные процессы с внешними рынками ещё меньше — 10%. Гораздо интереснее, что примерно через год в России будет другая экономическая ситуация. Подешевеет кредит примерно в два раза. И предприятия начнут веси себя по-другому».

«По-другому» — это начать снижать цену при низком спросе, как при нормальном экономическом поведении. Сейчас российские предприниматели, по словам Кузьминова, не делают этого из-за страха инфляции. «Если мы собьём ожидание высокой инфляции, то никто не будет бояться снижать цены и объём сделок значительно вырастет — минимум на 20%», — уверяет ректор.

Но боязнь инфляции была первой болезнью экономики, вторая — слабая конкуренция из-за большого давления властей на бизнес. «Это попытка российских властей, у которых просто мало бюджетных средств, уговорить бизнес внести свой вклад — проложить дорогу, например. Это значит, что бизнес, заплатив все налоги, дополнительно тратит средства. Но тут появляется у бизнесмена конкурент. Что делать? Начать помогать своему бизнесмену. Люди просто поставлены в такие условия, — говорит Кузьминов. — Наша власть не может приучиться к тому, чтобы обязательства исполнять исключительно за счёт бюджета». По его мнению, это видно по списку победителей торгов, где выигрывают в основном местные производители.

«В целом, я думаю, это будет год экономического роста, хоть и небольшого — на уровне 1—2%», — считает ректор «Вышки». Хотя замечает: для того чтобы составить конкуренцию другим странам, этот рост должен составлять 4%. Для этого нужно вкладываться в отрасли глобального экспорта: науку, технологичную медицину, IT-технологии, культурные сервисы — будущий рынок склоняется к персонально ориентированным услугам.

«Смотрите, в четыре раза в мире вырос спрос на культурный туризм за последние годы. И здесь у нас есть все шансы», — с улыбкой говорит Ярослав Кузьминов, который и сам побывал культурным туристом в тот уик-энд.


Плюсануть
Поделиться

Loading...