1922 | Американский тракторный отряд в Прикамье

Плюсануть
Поделиться

10 мая 1922 года тракторный отряд, сформированный для помощи Советскому Союзу, отбыл из США. В его составе были четыре фермера, два тракторных механика, врач, агроном, трое рабочих и руководитель экспедиции Гарольд Вэр. Снаряжение заняло 50 железнодорожных вагонов. В том числе 20 колёсных тракторов «Кейс» последней конструкции, один трактор «Форд-зо» облегчённого типа, запасные части, два автомобиля «Форд» — легковой и грузовик, электрогенератор, ремонтная мастерская с токарным станком и сварочным аппаратом, 20 борон разного типа, 14 дисковых сеялок, медикаменты, палатки, семена канадской ржи и т. д.

1922-американцы
За рулём — Христа Вэр, с ней рядом — председатель Оханского уездного исполкома Михаил Солдатов. Второй ряд, справа налево — ответственный секретарь Оханского Укома РКП(б) Павел Тиунов, уполномоченный Губотдела ГПУ Владимир Ящак, член Укома Василий Лещев. Привстал — Гарольд Вэр

В Москву отважные посланцы Соединённых Штатов Америки, среди которых было два итальянца и один русский эмигрант, прибыли в первой половине июня. Оттуда их направили в деревню Тойкино Пермской губернии. Почему туда? Советские историки давали такое объяснение: в то время регион был отнесён к первой группе районов, нуждающихся в помощи.

«Крестьяне здесь не только никогда не видели тракторов, но почти не имели и лошадей (…) В этих условиях показ крестьянам работающих на их земле тракторов был самой действенной агитацией в пользу механизированной обработки земли».

Всё верно, но когда 2 июля 1922 года отряд прибыл на железнодорожную станцию Верещагино, оказалось, что до Тойкино ещё 72 версты по бездорожью и ветхим, полуразрушенным мостам.

Прибытие американцев в Верещагино газеты того времени описывали так:

«На платформах тракторы — гордые, мощные, — с ними американцы-рабочие, прибывшие в Россию, чтобы помогать русскому крестьянину поднять своё хозяйство и с помощью рабочего окончательно закрепить завоёванную свободу».

На ремонт тракта и мостов согнали население нескольких волостей. И всё равно — до Очёра «мериканцы» добрались только через две недели — 15 июля. А вскоре добрались и до Тойкино, расставили палатки.

Местное население удивлялось всему. Мало того, что палатки были электрифицированы, а в них стояли настоящие кровати, но ведь ещё и были оборудованы плиты, «пища на которых варится на приспособленных для этого лампах, дающих особый нагрев».

В начале августа состоялось шоу: соревнование трактора и лошадок с сохой и плугом. «Ошеломляющее было зрелище». Конечно, трактор выиграл, и это было убедительной победой индустриального труда.

Американцы сеяли семена не только ржи, но и коллективизации: когда фермеры продемонстрировали работу трактора крестьянам, один из них выступил вперёд и попросил вспахать и его личный участок. Американский тракторист ответил: «Твой участок слишком мал для трактора. Если вы с соседями соберётесь и сделаете одно большое поле, я с удовольствием его для вас вспашу».

Тем временем между американской и русской стороной накапливались противоречия.

Заведующий совхозом Чинин так докладывал на партячейке совхоза III Интернационала госкопей Кизеловского района при селе Тойкино: «Далее я хочу ознакомить вас с поведением и мнением тов. Вэра, который по-русски не говорит и русскую действительность не знает, и все же считает себя способным делать чудеса, после ряда крутых инцидентов с русскими машинистами, дошедшими до того, что они были обманным путём увезены на станцию, но оказались вываленными в восьми верстах от совхоза, о чём ячейке было известно. Впоследствии ряда грубых выходок фермеров-американцев и пьяной оргии на автомобилях по Тойкино, всё это привело к тому, что я сделал им замечание, чтоб этого впредь не повторялось. Обидно, что тов. Вэр старался игнорировать меня, проводил вспашку не там, где надо, запахивал местами сено, а главное, запахал 10 десятин клевера, а мне он говорил, что нужно пахать и пахать, притом совершенно бесхозяйственно расходовал бензин и смазочные материалы».

Антагонизм крепчал и разбирался на Губкоме, Губисполкоме и в Губземуправлении: «В настоящее время отряд оказался в Пермской губернии без роду и племени, т. к. Межрабпомгол ликвидировался, а Товарищество рабочей помощи, будучи преемником последнего, от отряда отказалось, и отряд попал в положение наёмного работника Кизел-копей… А с другой стороны, отряд не всегда согласует свои действия с Кизел-копями». При этом «дорого стоит доставка топлива, т. к. приходится возить со ст. Верещагино за 70 верст, причём мобилизованные на подвозку топлива крестьяне во время перевозки всяческими способами отливают бензин и разбавляют водой, что вредно отражается на работе машин».

Наступила осень, а американцы так и жили в палатках. Трактора стояли под открытым небом. Чинин предлагал американцам загнать трактора в бывшую церковь женского монастыря, а самим разместиться в кельях, но они настаивали на специальных постройках.

Кончилось тем, что Чинина, как человека «нетактичного», из Тойкино отозвали, а под новый 1923 год американскую экспедицию перебросили в Челябинскую область.

В официальной литературе говорится, что они оставили часть оборудования коммуне «Заря», которая, согласно тем же источникам, образовалась в 1928 году.

В Челябинской области работа у американцев тоже не заладилась. Возможно, дело в том, что, начиная с работы в Тойкино, Гарольд Вэр настаивал на создании акционерного общества. Вскоре инициатор и руководитель экспедиции вернулся в США и почти два года занимался организацией смешанной русско-американской компании, которой, по его мысли, должны были быть переданы свободные обширные земельные пространства России. Также он проводил переговоры с компаниями, производящими сельхозтехнику.

В 1925-1926 годах Вэр вновь оказался в России во главе компании The Russian Reconstruction Farms Incorporated, которой предоставили землю на Северном Кавказе. Но и там дело не пошло. В 1928-1932 годах заполошный американец работает уже в несколько иной сфере, оказывая СССР консалтинговые услуги по организации совхозов. В 1932 году он вернулся в США окончательно, а в 1935 году погиб в автомобильной катастрофе.


Плюсануть
Поделиться