«С ротонды вид очень хорош…»

Восстановлена легендарная пермская достопримечательность — ротонда на набережной

Плюсануть
Поделиться

Даже не верится: пермяки дожили до открытия первой очереди камской набережной после реконструкции. Конечно, не всё в этом пермском скандальном долгострое устраивает горожан и сейчас, но лёд тронулся. Краеведов радует и то, что на набережной восстановлена ещё одна достопримечательность — ротонда. Та самая вторая ротонда, которая исчезла из поля зрения и, казалось, исторической памяти пермяков на многие десятилетия.

ротонда над Камой
Ротонда над Камой, 1950-е годы

Мало кто знает, что на берегу Камы стояла красивая круглая ротонда — родная «сестра» той, что сохранилась в Горьковском саду (бывшем Загородном). Построил их в 1824 году архитектор Иван Свиязев специально к приезду в Пермь царя-батюшки. Поэт-сатирик Василий Феонов не мог пройти мимо такой доминанты, появившейся в годы правления губернатора Кирилла Тюфяева:

Ах, губернатор наш Кирилл!
В Перми ты много натворил!
От Ягошихи и до Слудки
Настроил тротуары в сутки,
Воздвиг ротонды, пирамиды,
Ну, просто прелесть, что за виды!..

По мнению русского скрипача и композитора Н. Я. Афанасьева (1820—1898), детские годы которого прошли в Перми, излюбленным местом, где собиралась местная благородная публика, «…была беседка, вид ротонды. Эта ротонда стояла на берегу Камы, величественная река, собственно, и составляла единственную красоту и роскошь города. Недалеко от ротонды помещалась каменная гауптвахта, где по вечерам военный оркестр играл зорю…».

А вот как описывает современник композитора условия жизни тех, кто жил в двух шагах от ротонды, в архиерейском доме: «…обставлены епископские палаты не хуже губернаторского дома, стол в трапезной и вовсе не в пример лучше, а яблоневый сад первый во всём городе — с беседками, ротондами и даже фонтанами (!). Мирно там, тенисто, мыслеродительно, и пускай перешёптываются недоброжелатели…»

В приведённом фрагменте нужно только превратить множественное число в единственное: фонтан в архиерейском саду был один и беседка тоже одна, и выглядела она скромнее, чем свиязевское творение.

В ротонде на набережной любил сиживать в задумчивости замечательный писатель Павел Мельников-Печёрский. В своих «Дорожных записках» он писал: «…в другое время пристань совершенно пуста, и вы, сидя в ротонде, устроенной над рекою, смотрите хоть целый день на Каму, не увидите на ней ничего, кроме рыбачьих лодок. С этой ротонды вид очень хорош. Кама у вас под ногами…»

А это уже другой классик — Дмитрий Мамин-Сибиряк («Весенние грозы»): «…с реки вид на город был замечательно хорош: красовались городские церкви, здания разных присутственных мест, городской сад и даже большая деревянная ротонда в греческо-казарменном стиле. Эта ротонда стояла на бую, с которого открывался великолепный вид на всю реку. Под горой вся линия берега была занята пароходными пристанями, магазинами, мастерскими и просто рыбачьими лачугами. По ту сторону реки, на низком берегу, разметала свои домики Рыбачья слободка…»

Поражает то, что два видных русских литератора описывают увиденное в схожих выражениях, используя даже одни эпитеты. Как говорится, нет слов!.. Особенно непривычно звучит комплимент из уст Мамина-Сибиряка, который недолюбливал Пермь. В его родном Екатеринбурге, как известно, была только маленькая речушка Исеть. Но и там ведь золотопромышленники устроили возле пруда райский уголок с красивой ротондой!

Из ротонды с крутого берега любовался Камой опальный изгнанник Михаил Сперанский, которого потомки причислят к столпам отечественного либерального движения.

Ротонда исчезла с набережной много десятилетий назад, сегодня мало кто даже из краеведов знает, где она стояла точно и как выглядела. Помог случай. Несколько лет назад Пермская художественная галерея приобрела произведение художника Павла Размахнина, созданное в первой трети XIX века, то есть до пожара 1842 года, уничтожившего почти всю центральную часть города. На панораме города с Камы хорошо виден ряд зданий, украшавших Пермь допожарную. Здесь и дом Яковлева (будущий дом Мешкова), и ротонда, которая чудесно вписывается в пейзаж губернской столицы… Правда, художник допустил некоторое искажение масштабов строений, храмов, смещение объектов, впрочем, это обычный приём при создании живописных панорам, или «першпектив», как писали в те годы.

Восстанавливать историю застройки набережной клуб «Пермский краевед» начал ещё в 1990-е годы, распространив коллективное письмо с предложением восстановить творение зодчего Ивана Свиязева — вторую ротонду на набережной. К письму прилагался проект реконструкции этой постройки, разработанный архитектором-реставратором В. А. Кусакиным. Его разработки не удалось использовать, но весь пакет документов, фотографий и воспоминаний, собранный нами, пригодился нынешним застройщикам.

Студенты Уральского филиала Российской академии живописи, ваяния и зодчества под руководством Сергея Тарасова начали «восстанавливать» ротонду на набережной ещё в конце 1990-х в своих работах. Картина Максима Каёткина, посвящённая приезду царя Александра I в благословенную Пермь, была приобретена городской администрацией.

1 женский съезд - на фоне ротонды
I женский съезд на фоне ротонды

В комментариях по поводу появления новой ротонды, появившихся в пермских СМИ, есть ряд неточностей. Насчёт версии исчезновения ротонды на набережной есть расхождения. Железная дорога тут ни при чём, историк Павел Корчагин неправ в этой части. Ротонда эта существовала и в начале ХХ века, то есть после ввода в строй этого участка железной дороги, и даже в начале 1950-х годов. Об этом свидетельствует и снимок, сохранившийся в Государственном архиве Пермского края.

Снимок примечателен по многим причинам. На фоне ротонды сфотографированы делегатки первого губернского женского съезда, который прошёл в Перми в самый канун большевистского переворота 25 октября 1917 года. Над головами этих замечательных женщин лозунг: «Да здравствует Учредительное собрание — хозяин земли Русской!» Таковы были настроения общества, господствовавшие в то время в земле Пермской. Напомним: именно в пользу будущего Учредительного собрания отказался от трона великий князь Михаил Александрович Романов. Судьба его самого и «учредилки», как называли собрание радикалы-большевики, печальна. Воля народа была попрана, страна ввергнута в пучину братоубийственной войны.

Такие воспоминания всплывают при взгляде на великую реку с исторической точки обзора. Теперь необходимо сделать следующий шаг по приведению набережной в цивилизованный вид — вспомнить о том, что камская набережная с 1998 года носит имя Василия Никитича Татищева. Пока же ничто не напоминает об этом.


Плюсануть
Поделиться