Неклассические страсти

В рамках II тура «Арабеска»-2016 прошёл конкурс современной хореографии

Плюсануть
Поделиться

Современная хореография на «Арабеске» почти два десятка лет занимала скромное место на втором туре — только один номер из шести, необходимых конкурсанту для участия в состязании. Приз лучшему хореографу (когда-то он носил имя Мориса Бежара) получали и пермский гений Евгений Панфилов, и нынешние члены жюри Елена Богданович, Кирилл Шморгонер, Раду Поклитару. Но иногда награда оставалась без обладателя, и всем было понятно, что не современный танец что-либо определяет на конкурсе, где царствует классика. Разговоры об отсутствии новых интересных хореографов постепенно стали навязчивым лейтмотивом всех пермских балетных сходок. 

Арабеск2016
Фото: Эдвард Тихонов

Похоже, ситуация меняется коренным образом. Инициатором нового тренда, как и положено, стал Владимир Васильев — художественный руководитель и главное лицо «Арабеска». С недавних пор современная хореография выделена в отдельный соревновательный модуль, и теперь в конкурсе могут принимать участие не только классические танцовщики, но и «старатели» contemporary dance и неоклассики. Никаких ограничений по стилистике современного танца нет.

В нынешнем году желающих попытать счастья в турнире оказалось как никогда много: более 60 хореографов представили свои работы, некоторые не по одной. Общее количество представленных номеров — 133 — поражает воображение.

Арабеск2016
Фото: Павел Семянников

В Пермь приехали «современщики» не только из тех городов, что имеют балетные труппы, но и оттуда, где хореографическое искусство прежде не определяло общего культурного статуса, — например, из Геленджика, Пятигорска, Вологды и Кемерово. Международный статус contemporary dance поддержали хореографы из Кореи, Япония, Италии, Бразилии, Швеции, Казахстана и Беларуси.

Главный вопрос — переросло ли количество в качество — пока остаётся открытым, но некую общую панораму современной хореографической жизни и творческих процессов в Перми, несомненно, увидели. И она любопытна. Пожалуй, главный итог нынешнего конкурса заключается в том, что усреднённая или «прикрытая» классика, сдобренная неканоническими позировками и движениями, теперь не в почёте. На «Арабеск» везут то, что в целом можно назвать настоящей современной хореографией.

Арабеск2016
Фото: Павел Семянников

Интригующим выглядело столкновение двух танцевальных миров на втором туре, когда классика чередовалась с современными номерами и в хореографии возникали серьёзные темы и нетривиальные пластические решения. Ясный и гармоничный мир классического танца вдруг начинал казаться пресным, наполненным слегка иллюзорным оптимизмом; но и абстрактные страдания (особенно юных существ), неизбывный и немотивированный пессимизм, пронизывающий монологи и дуэты авторов современной хореографии, часто заставляли тосковать о лебединых озёрах и испанских площадях, волшебных дворцах и морских чертогах балетов классического наследия.

Удивительно, но сфера современного танца, не так давно развивающегося в России, успела обрасти махровыми штампами и банальными клише. Общим местом на нынешнем «Арабеске» стали бесконечные соло тоскующих «девушек в чёрном», голые мужские торсы, акробатика вместо танца, дуэты с невнятными отношениями и полным отсутствием атмосферы. Многие из участников проблему современного раздела решили совсем просто: по принципу «сам себе хореограф» и, ничуть не смущаясь, предложили свои «опусы» на суд зрителей и жюри. Конечно, отрадно, что в последние годы в балетном отечестве объявилось немалое количество хорошо обученных не только классике танцовщиков. Отрадно, что почти все из них освоили «букварь» contemporary dance и выучили немало новых «слов». Многие научились складывать из них предложения. Но вот сказать на новом языке конкурсантам подчас абсолютно нечего. Нет умения выстроить драматургию хореографической миниатюры, высветить её внутренний сюжет, наполнить смыслом танцевальную лексику. Из набора слов не рождается внятной речи, и это, к сожалению, ясно не всем.

Арабеск2016
Фото: Эдвард Тихонов

Настоящий бич современного раздела конкурса — номера под эстрадное сопровождение: разного жанра песни, как правило, напрямую иллюстрирующие текст. Хотя на этот раз порадовало обращение молодых хореографов к серьёзной музыке самых разных эпох и стилей, выбор редких авторов и вдумчивая работа со звуковым материалом. Хорошо, что у многих наглядно желание различать и видеть в хореографии музыку, а не использовать её в качестве банального фона.

Ещё одна проблема — выбор собственно танцевального стиля. То, что современная хореография имеет массу разновидностей и направлений, по-прежнему остаётся тайной для начинающих авторов. Сколько раз за эти дни современный номер начинался движениями из свободной пластики, подразумевающими собственный хореографический язык, но в момент кульминаций постановщики прибегали к спасительной проверенной классике — тривиальные прыжковые диагонали или жете по кругу рождали смесь «французского с нижегородским».

Наверное, есть смысл назвать тех, чьи сочинения попали в исключения и стали настоящими открытиями «Арабеска»-2016. Хореографы, о чьих работах привелось много говорить и спорить, уже не раз заявляли о себе, но, возможно, для пермской публики их имена звучат впервые. Невероятно музыкальный Константин Кейхель («Унесённые» и «Пространство сна»), пластически умная Софья Гайдукова («Обрыв»), виртуозный Константин Матулевский («Первый импульс», «Вне времени»), эксцентричная Юлия Бачева («Кукольный дом»), творчески интенсивный Алексей Расторгуев («Колыбельная», «Иллюзии») — вот главные лица contemporary dance в апрельской Перми нынешнего года.

Для меня из общего потока выделялись и работы Анны Корзик из Беларуси («Полночь»), Никиты Иванова («Одержимый»), Арсена Именова («Сила притяжения»), Елены Музеевой («Пустой дом»), Ольги Даукаевой («Каприччио»). Многочисленный десант из Кемерово, представленный танцовщиками и авторами номеров из танцевальной компании «Вечное движение», порадовал крепкой физической подготовкой и желанием творить, но к удачам кемеровчан отнесу, пожалуй, лишь миниатюру «К исходу дня» Инны Вяткиной.

Назову и тех, кто в конкурсе хореографов по разным причинам не участвовал, но стал автором выигрышных номеров для исполнителей: Софья Лыткина («В комнате»), Павел Глухов («Андрогин»), Арсен Мерабян («Тупик»), Вера Арбузова («Девочка-спичка»). В конкурсе участвовали засветившиеся на прошлых «Арабесках» пермские авторы Арина Панфилова и Марина Кремнёва, и хочется надеяться, что их сочинения на будущих турнирах оставят более яркие впечатления. Называю только имена хореографов, многие из которых едины в двух лицах — автора и исполнителя, но на конкурсе выступили и отличные танцовщики-современщики — такие как москвичи Марат Нафиков, Анастасия Николаева, Анна Акелькина...

Современный тур «Арабеска-2016» задачу свою, как мне видится, выполнил. У Перми есть все возможности стать точкой пересечения различных хореографических направлений — местом встречи классики, прославившей её в мире, и contemporary dance, чьи пути-дороги в город на Каме проторили Евгений Панфилов и конкурс имени Екатерины Максимовой.


Плюсануть
Поделиться

Loading...