1950 | Открылся НИИ полимерных материалов

Плюсануть
Поделиться

За этим названием скрывалось лучшее в мире научное учреждение, разрабатывающее пороха для обороны и космоса. Первым сотрудником этого НИИ был Давид Гальперин, который перевёлся сюда с должности главного инженера завода имени Кирова. Да, это тот самый Гальперин — один из создателей пороха для «Катюш». За эту рецептуру он и другие его товарищи в 1943 году были освобождены из заключения — пороховая «шарашка» страны располагалась в Закамске. После войны другие учёные уехали, а Давид Гальперин остался. С этих пор выпускникам столичных вузов говорили: хочешь чему-то научиться, езжай в НИИ ПМ, к Гальперину.

Леонид Козлов и Борис Коноплев
Леонид Козлов и Борис Коноплев
Фото:  Архив ИД «Компаньон»

Разработки, которые осуществлял институт, были либо секретны, либо совершенно секретны. В рукописном альбоме, который сослуживцы подготовили к  юбилею легендарного директора НИИ ПМ Леонида Козлова, один из годов отмечен такой туманной фразой: «Были и некоторые неудачи в экспериментальной работе, связанные с нашей спецификой. Пришлось много пережить» — даже среди очень узкого круга своих не принято было ничего разглашать.

Здесь, кстати, хорошо помнят конструктора космических ракет Сергея Королёва, который бывал в Перми очень часто и даже проводил здесь совещания. Однако о том, что этот невысокий толстенький мужчина — Королёв, знала только «верхушка», для всех остальных он был высокопоставленный инженер из Москвы.

Очень много изделий было разработано для космоса. Только для многострадального проекта «Буран-Энергия» НИИ ПМ разработал 28 наименований.

Изделия же для ракетной техники исчисляются сотнями. Например, здесь готовили рецептуру для ракет РС-12, «Темп», «Тополь», «Смерч» и т.д.

Были среди их заказчиков и нефтяники. Для них были разработаны пороховые аккумуляторы давления, позволяющие получать 600-800 тонн нефти со скважины. Впоследствии этот метод применялся почти на всех месторождениях страны.


Плюсануть
Поделиться