Виктор Шилькрот: Стало скучнее, но не только в Перми

Художник-постановщик Театра-Театра — о том, насколько важен успех мюзикла «Алые паруса»

Поделиться

Незадолго до премьеры водевиля «На всякого мудреца довольно простоты» в Театре-Театре Виктор Шилькрот рассказал о своей новой работе. В разговоре речь зашла о том, есть ли мода в искусстве сценографии, а также о том, как споры творческих личностей дают городу энергию.

Виктор Шилькрот
Виктор Шилькрот
Фото: Константин Долгановский

— Ваша первая работа в Перми — «Алые паруса» — получила «Золотую маску», и нередко приходится слышать мнение, что эта «Маска» принадлежит наполовину вам — настолько важны для спектакля его необычные декорации…

— «Алые паруса» — это очень важный спектакль в моей жизни, можно сказать, рубеж. Но при всём этом главное в нём, конечно, не декорации, а музыка Максима Дунаевского. «Золотую маску» за него получил режиссёр Борис Мильграм, и это очень хорошо: если награду получает режиссёр, это значит, что спектакль в целом удался. Вообще, этот мюзикл получился благодаря тому, что мы всё делали вместе, всё придумывали вместе. Впервые в жизни у меня был настоящий дуэт с хореографом: мы с Ириной Ткаченко старались сделать так, чтобы на сцене балет встраивался в движение декораций, чтобы они танцевали вместе.

С тех пор я видел этот спектакль в самых разных обстоятельствах, в том числе и вовсе без декораций — на горе Крестовой в Губахе на фоне заката. Но там «поработал» художник, который получше нас всех, вместе взятых…

«Алые паруса» живут, и я очень этому рад.

Когда мы начинали его делать, я был приятно удивлён, насколько Борис Леонидович доверяет художнику, насколько он открыт чужим идеям. Он ведь имеет большой опыт сотрудничества с очень разными художниками, в том числе с великими. А тут мы работаем вместе в первый раз, и он так легко соглашается с довольно радикальными предложениями! Я предложил задействовать механизмы сцены на 100%, даже на 150%, а это сильно затрудняет гастрольную историю спектакля, и он сказал: «Давай о гастролях вообще не думать!»

И разумеется, как только спектакль выходит вот с этими сложными, подвижными декорациями, все немедленно хотят его привезти на гастроли!

Виктор Шилькрот
Фото: Константин Долгановский

— Сейчас вы делаете третий спектакль в Театре-Театре, и это снова мюзикл… Вы навсегда связали себя с музыкальным театром?

— Вообще-то, «На всякого мудреца довольно простоты» — это совсем не мюзикл, а водевиль. Жанр странный, анахроничный и в некотором смысле полная противоположность мюзиклу, который как раз является модным и технологичным. Мюзикл может быть очень «навороченным», а водевиль должен оставаться простодушным и лёгким. На сценическом оформлении это, конечно, сказывается.

Да и второй наш с Борисом Мильграмом совместный спектакль — «Восемь женщин», за который уже мы с художником по костюмам Ирэной Белоусовой получили «Золотые маски», — тоже не совсем мюзикл. Там всё начиналось с «домашнего» концерта любимых актрис театра, и задача была сделать спектакль быстро и недорого, для малой сцены. Сделали недорого, но эффектно — с этим красным автомобилем… И тут же спектакль приглашают во Францию, и наши актрисы поют и играют в Марселе популярнейшую французскую комедию! Ну, а потом он так хорошо пошёл, что пришлось переделывать на большую сцену…

Сейчас мы приступаем к работе над комедией Александра Островского. Я с этой драматургией не первый раз работаю — это к вопросу о том, не слишком ли я привязался к музыкальному театру — и каждый раз удивляюсь, насколько это драматург современный, насколько современны его тексты! «На всякого мудреца…» очень попадает в современность. Это хоть и водевиль, но серьёзный и страстный. Зритель переживает: какой подлец и как ему всё удаётся! Но водевиль подаёт это легко, с песнями и танцами.

Виктор Шилькрот
Фото: Константин Долгановский

— Что мы увидим на сцене в день премьеры?

— Каждая моя работа по Островскому не похожа на предыдущую. В прошлом году мы делали спектакль по Островскому в театре Пушкина с режиссёром Романом Самгиным, и там у нас были полностью реалистические декорации. Здесь совсем другой Островский, другой стиль.

У нас большая сцена, большая форма. Два действия оформлены по-разному, решены в разных пространствах: первое — весёлое, простодушное, а второе — сложное, со всякими изменениями и превращениями. Можно сказать, что первое действие — это студенческий театр, а второе — театр императорский. У нас ведь спектакль про театр, и Глумов — автор, режиссёр и артист своей жизни. Поэтому главная деталь на сцене — ширмы в разных конфигурациях. Это любимый театральный предмет, он помогает и в игре, и в жизни.

Виктор Шилькрот
Фото: Константин Долгановский

— Скажите, существует ли понятие моды в оформлении спектаклей? Из чего эта мода складывается?

— Я за модой стараюсь не гнаться, но всегда внимательно слежу за новыми технологиями. Новые возможности — это всегда интересно для художника.

С нетерпением жду реконструкции большой сцены Театра-Театра, чтобы уже воплотился наконец наш спектакль «Винил». Он полностью придуман — осталось поставить, но для этого нужна принципиально новая механизация! Новую технику всегда хочется применить — иногда она тебя сама ведёт. Отчасти так получилось и в «Алых парусах»: если бы я не знал, что есть такие возможности, я бы не придумал эти подвижные декорации.

А мода… В последние годы, особенно на Западе и особенно в опере, моден минимализм, когда спектакль идёт в каком-нибудь пустом ангаре или бывшем производственном помещении, там строится условный интерьер, чтобы было непонятно, в каком времени и месте всё это происходит. Но для нашего театра это всё же не очень органично: хочется понять обстоятельства действия.

Очень модно, опять-таки на Западе, ставить спектакли где-нибудь на вокзале или в супермаркете. Заходит этак покупатель за молоком — а там «Руслан и Людмила»! Но это может быть ново и интересно, а может быть банально и скучно. Сам по себе перенос в непривычное место действия художественных задач не решает.

Виктор Шилькрот
Фото: Константин Долгановский

— Вы часто бываете в Перми. Многое успеваете увидеть помимо собственного рабочего места?

— Обычно времени у меня немного, но за многочисленные приезды я успел уже узнать и художественную галерею с деревянной скульптурой, и музей современного искусства. Я внимательно следил за историей «пермской культурной революции». Не каждое событие в этой истории мне нравилось, мы часто спорили с Мильграмом, но в этом была энергия, которая преображала город. Жаль, что всё закончилось. Стало гораздо скучнее.

Но не только в Перми — везде.

Премьера музыкального спектакля «На всякого мудреца довольно простоты» в Театре-Театре состоится 1 апреля.


Поделиться