1943 | Фашистские диверсанты в Прикамье

Плюсануть
Поделиться
Пермь в годы войны
Город Молотов в годы войны
Фото: Юрий Силин

В войну было много слухов о шпионах, которые были посланы в Молотовскую область с диверсионными целями. Диверсантов искали везде, и, что характерно, находили. Некоторые из них были настоящими. Например, обнаружили вражеского агента на пороховом заводе имени Кирова. Чекисты вспоминают: «В начале 1943 года стало известно о том, что рабочий строительного батальона Юнусов частенько спрашивает о цехах южной группы и выясняет возможность перехода туда. На основании этих данных мы стали активно его изучать. В ходе проверки было установлено, что он, находясь на фронте, попал в плен и был завербован немецкой разведкой. Затем был заброшен в тыл для совершения диверсий на одном из оборонных заводов. Проведённые оперативно-следственные мероприятия подтвердили, что Юнусов — агент немецкой разведки. При допросе в присутствии прокурора Верещагина он сознался, а через некоторое время был арестован и осуждён».

Как диверсия была расценена и страшная трагедия, произошедшая весной 1943 года на пороховом заводе: в течение 68 часов от отравления умер 51 человек, все слесари высокой квалификации. Причём Юнусов был разоблачён совсем недавно, а на лето 1943 года был намечен пуск производства пороха для «Катюш» по новой технологии. Но расследование показало, что это был несчастный случай.

Выяснилось, что в одной из поступивших из США партий нитроглицерина по ошибке оказалось несколько бочек этиленгликоля. Они предназначались другому предприятию, но поступили в цех №1. В книге «И память хранить вечно» дальнейшее описывается так: «Один из рабочих вскрыл бочку, налил в стакан содержимое, попробовал и решил, что это ликёр, который по ошибке заслан на завод. Он тут же сообщил об этом другим рабочим. Около бочки образовалась очередь, рабочие стали наливать вёдра и пить стаканами. В это время в цехе был конструктор Николаев, который тоже выпил, но немного. Вскоре у выпивших поднялось давление, появились сильные головные боли, потеря сознания, наступила слепота. Медицина оказалась бессильна оказать какую-то помощь».

Другой настоящий диверсант был снят с поезда на станции Шабуничи осенью 1943 года. О том, что он будет заброшен на Урал, рассказал явившийся с повинной агент германских военных разведорганов. Он же сообщил приметы и фамилию, на которую будут получены фиктивные документы. Шпиона — уроженца Мотовилихи, подготовленного в разведшколе Германии — поймали в ходе тотальной проверки документов во всех поездах, следующих между Свердловском и Молотовым. При нём обнаружили радиостанцию, шифры, расписание связи, деньги и пистолет с полной обоймой. Диверсант полностью раскаялся и почти до конца войны регулярно выходил в эфир и передавал разведданные с Урала, которые ему надиктовывали советские органы. Считается, что это была одна из самых успешных радиоигр НКГБ за годы войны.

Были ли еще диверсанты? Да! Семь диверсантов в феврале 1944 года направлялись в Кизел, но были были выброшены с самолёта в Юрлинском районе Коми-Пермяцкого округа Молотовской области.

В тайге один погиб сразу, повиснув на дереве и не сумев приземлиться, двое застрелились, не выдержав голода и обморожений, четвёртого пристрелили — у него началась гангрена. К лету трое оставшихся в живых диверсантов смогли добраться до жилья и сдаться органам НКВД, не осуществив ни одного террористического акта.


Плюсануть
Поделиться