1943 | Екатерина Гейденрейх возобновила работу в хореографическом училище

Поделиться
Екатерина Гейденрейх в белом парике
Зинаида Серебрякова. Портрет Екатерины Гейденрейх в белом парике. 1924 год

Если попытаться определить круг людей, которые сделали для Пермского края очень многое, то имя Екатерины Гейденрейх будет одним из ключевых. Она не была директором завода, конструктором или руководителем региона. «Всего-навсего» она создала здесь хореографическую школу, которая по своему уровню считается третьей в стране и идёт сразу после московской и питерской.

Екатерина Гейденрейх испытала всё сполна: жила и бедно и богато, играла роли «повелительница нереид» и «цариц вод», кружила головы, была любимой моделью Зинаиды Серебряковой. Её портреты «Екатерина Гейденрейх в белом» и «Екатерина Гейденрейх в голубом» стали классикой.

В апреле 1942 года, когда в Ленинграде уже ели людей, Гейденрейх арестовали и приговорили к десяти годам за «антисоветскую агитацию». Всё было разрушено, но пенитенциарная система работала: балерину отправили в Усольлаг.

Возможно, её вытащили оттуда коллеги — Кировский театр, где она блистала когда-то — оказался в эвакуации недалеко, в двухстах километрах, в городе Молотове. По крайней мере, в декабре 1942 года её отпустят из лагеря с формулировкой «инвалид», а реабилитируют только в 1956-м. С 1943 года она работала педагогом в Ленинградском хореографическом училище, которое тоже находилось в эвакуации в Молотове. Когда оно реэвакуировалось, она создала ныне знаменитое Молотовское (теперь — Пермское) хореографическое училище и стала там первым художественным руководителем и ведущим педагогом.

Потом ей разрешили вернуться, и она, конечно же, уехала в Ленинград. А дело, которому она отдала столько сил, не разрушилось, а наоборот, развилось ещё больше — ведь она всё делала правильно. По сути, благодаря ей Пермь вошла в элиту балетных городов мира.

О том, каково ей пришлось здесь, Екатерина Гейденрейх никому не рассказывала — слишком дорого ей обошлись слова, сказанные во время блокады. Но её здесь до сих пор помнят, любят и — очень правильное слово — боготворят.


Поделиться