1958 | Пермь: ракеты и секретность

Плюсануть
Поделиться

В марте 1958 года в Пермь приехал Леонид Брежнев. Тогда он был секретарём ЦК КПСС, членом Президиума ЦК КПСС и отвечал за ракетную технику. Вместе с ним прибыли Дмитрий Устинов, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР и Пётр Дементьев, Председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по авиационной технике.

Пермь 1960
Фото:  Государственный архив Пермского края

Дмитрий Устинов здесь бывал часто. Рассказывают даже, что останавливался он всегда в деревянной избе, которая принадлежала заводу имени Ленина. Леонид Брежнев, по воспоминаниям бывшего первого секретаря Пермского обкома Бориса Коноплёва, здесь тоже «бывал», как и Пётр Дементьев, но совместный визит людей такого уровня означал нечто экстраординарное. Так и вышло: целью визита была постановка задачи — в течение года 19 предприятий Перми должны были освоить производство баллистической ракеты 8К63 (Р-12). Для осуществления этого проекта на машиностроительном заводе имени Ленина (сейчас АО «Мотовилихинские заводы») было выделено специальное производство, как и на заводе имени Свердлова, где стали производить двигатели для ракет. В дальнейшем из них выросли отдельные предприятия, сейчас известные как ГП «Машиностроитель» и «АО «Протон».

По воспоминаниям одного из ветеранов КБМаш (сейчас — НПО Искра): 

«Работа была новой, интересной. Никакой литературы не было, документации тоже. Всё постигалось опытным путём». (НПО «Искра», 60 лет развития. М., 2015, с. 33)

Пермь 1960
Пермь в начале 1960-х
Фото:  Государственный архив Пермского края

Пермские предприятия с заданием справились: производство ракет Р-12 было освоено. Это были первые отечественные ракеты, которые несли термоядерный боезаряд.

Именно из-за них случился Карибский кризис 1962 года и мир стоял на пороге третьей мировой войны. На боевом посту ракеты простояли вплоть до 1989 года и были самыми массовыми — всего их были изготовлено 2300 штук.

С этого времени Пермь превратилась в закрытый для иностранцев город — режим секретности не предполагал въезд в город по пропускам, как это было в других городах, однако c этого времени Пермь стала жить другой жизнью.


Плюсануть
Поделиться