«Порт Пермь» на пороге банкротства

Чарльз Батлер вырыл себе котлован

Поделиться

В феврале 2015 года в «Новом компаньоне» был опубликован материал «Ещё два года — и в Перми порта не будет» о проблемах, которые возникли с приходом в ОАО «Порт Пермь» иностранных собственников. Статья вызывала негодование владельца порта Чарльза Батлера, и ОАО «Порт Пермь» обвинил редакцию в публикации сведений, не соответствующих действительности, подав иск о защите чести и достоинства. Судебные разбирательства завершились: Арбитражный суд Пермского края своим решением от 8 февраля 2016 года иск ОАО «Порт Пермь» полностью отклонил. Информация, изложенная в газете, нашла подтверждение. Более того, уже 3 марта в суде состоится заседание по признанию ОАО «Порт Пермь» банкротом. Почему же Чарльз Батлер, который себя позиционирует бизнесменом и состоятельным человеком, аристократом, не может ни реализовать девелоперский проект, ни расплатиться с долгами предприятия?

порт Пермь
Фото: Сергей Копышко

Объект стратегического значения

Порт Пермь — одно из старейших предприятий Пермского края. Он основан в конце XVIII века как самый крупный речной транспортый узел на Западном Урале. Восточнее Перми в России нет порта такого масштаба, который обеспечивает выход ко всем морям. Порт имеет уникальную тримодальную инфраструктуру (железнодорожные пути, автотранспорт; река, краны грузоподъёмностью до 125 т), которая была включена в «Стратегию развития внутреннего водного транспорта» правительства РФ. Порт неоднократно участвовал в логистике стратегических государственных объектов.

В порту работают сотни человек, но в последнее время уже только на сокращённой рабочей неделе. О том, что предприятие существует в нескольких «параллельных реальностях», много говорит и официальный сайт компании, из которого исчезли контакты руководства, юридическая информация о предприятии, зато появились фотографии красивых девушек и несуществующих портов.

Юрий Уткин, депутат Пермской городской думы:

— Этот инфраструктурный объект, безусловно, важен для города. Сегодня финансовое состояние порта таково, что стратегических заказов нет и не предвидится. Мы как представители власти понимаем, что закрытие порта — это плохой выход. Всегда проще закрыть, чем открыть вновь. Наш порт уникален.

Я явлюсь региональным координатором проекта «Петербург — морская столица России» и на недавнем заседании участников проекта с удивлением узнал, что мы обладаем уникальным потенциалом. У нас фарватер позволяет трёхпалубному теплоходу пройти акваторию Пермского края от Воткинска до порта Березники. Есть возможность и пассажирских, и грузоперевозок, при этом никаких дополнительных вложений не требуется.

Предбанкротное состояние Порта Пермь — тревожный звонок. Мы многое можем потерять, в том числе рабочие места, налоги от деятельности предприятия, а это — выпадающие доходы для бюджета.

Игорь Субботин, глава администрации Дзержинского района:

— Конечно, пермский порт для нас важен. Знаем, что дела на предприятии идут не лучшим образом. Районная администрация не может вмешиваться в дела бизнеса. Но мы понимаем, как опасно потерять такое предприятие. Это около 400 рабочих мест. Куда людям-то идти, если порт встанет? Конечно, порт должен работать, он нужен району, он важен для города.

Как порт пришёл в упадок

В 2006 году Порт Пермь купил международный инвестор, миллиардер Марк Рич. Акции были перераспределены между номинальными владельцами (Чарльз Батлер, Нинель Схейбалова, Наоми Бриц, компании «Мабина» и «Иннервейк»), возможно, для того, чтобы обойти законы.

Вести дела в Перми Рич попросил Чарльза Батлера, который ранее управлял его проектом в Праге, и генеральным директором назначил чеха Марека Кинцла. С тех пор как Кинцл покинул пост генерального директора, Батлер не смог эффективно распорядиться собственностью. Порт постепенно приходил в упадок: сотрудников увольняли и переводили на сокращённую рабочую неделю. Из порта стали уходить контрагенты, в том числе одним из крупных заказчиков услуг порта — компания ООО «Проминтех».

Фарит Нургатин, заместитель генерального директора ООО «Проминтех»:

— Сотрудничали с ОАО «Порт Пермь» много лет. Работали по предоплате, никогда не задерживали платежи. В 2011 году порт начал поднимать тарифы, как мы считаем, необоснованно, ведь тогда уже дело шло к кризису. У нас начались переговорные процессы, управляющие портом «встали в позу», а затем перестали вести с нами диалог.

От партнёрства с портом мы ушли в 2014 году. Мы понесли убытки, нам полностью пришлось менять логистику, но мы принципиально решили больше не продолжать совместную работу. Во-первых, мы увидели нежелание договариваться со стратегическими заказчиками, коими мы являлись. Во-вторых, деловая репутация порта для нас была уже испорчена. Портом несанкционированно изъята наша продукция, около 6 тыс. т угля на сумму порядка 15 млн руб. Кражи были зафиксированы, есть фотографии, свидетели. Мы подавали документы в УБЭП. Дело расследовалось, но пока не доведено до суда.

У Нургатина есть своё мнение по поводу того, как порт был доведён до предбанкротного состояния. Он считает, что сначала это было неумение вести бизнес, а теперь банкротство «создаётся искусственно». «Сначала это было неумение вести бизнес, это явно прослеживалось. Кинцл профессионально работал, но когда пришли местные управленцы, они довели порт до такого состояния, в котором он находится сейчас, — говорит Фарит Нургатин. — Сейчас Батлер вынужден скрываться от кредиторов, и сейчас предбанкротное состояние создаётся искусственно. В Пермском крае это единственный крупный порт на севере, крупней нет, и это федеральный стратегический объект, который мы сейчас теряем. Такую причальную стену, как в порту, ты сейчас не построишь ни за какие деньги, это сотни миллионов рублей. При правильном хозяйском подходе здесь можно организовать крупнейший логистический центр. Нельзя так вести бизнес, так бездарно распоряжаться собственностью. Батлер не смог и портом распорядиться, и реализовать свой проект по строительству элитного микрорайона…»

Жалуются на сложности в сотрудничестве с портом и представители ООО «Вторчермет НЛМК Пермь». По словам заместителя генерального директора компании Евгения Софронова, многие вопросы пришлось решать через суд.

Евгений Cофронов, заместитель генерального директора ООО «Вторчермет НЛМК Пермь»:

— С ОАО «Порт Пермь» сотрудничали много лет — мы закупали лом. К сожалению, порт по отношению к нам поступил нечестно. По последнему договору они должны были нам отдать два портовых крана на резку, мы внесли предоплату, но они не предоставили металла на перечисленную сумму, указанную в договоре. Переговоры не дали успеха, мы вынуждены были идти в суд. Вынесено решение в нашу пользу, на сегодня у нас на руках исполнительный лист. Как быстро удастся вернуть свои деньги, мы пока сказать не можем. Исполнительный лит нам поступил только 9 февраля.

порт Пермь
Фото: Константин Долгановский

Из девелоперского проекта — котлован

Чарльз Батлер и ОАО «Порт Пермь» связаны с громким девелоперским проектом «Порт Сити», превращающим городской грузовой район порта в элитный жилой микрорайон. На реализацию проекта тратились большие деньги, которые вместо вложений в развитие отдавало предприятие и Марк Рич в виде займов. Проект не состоялся, вместо него остались два котлована. Один — на территории порта, а другой — в финансах предприятия.

По данным, опубликованным на сайте Федеральной службы судебных приставов, в отношении ОАО «Порт Пермь» на сегодня ведётся 13 исполнительных производств на 39 млн руб. Возможно, это только вершина айсберга — много судебных дел против компании до стадии исполнения ещё не дошло.

Исполнительные производства ведутся также в отношении других компаний, принадлежащих Чарльзу Батлеру. Два исполнительных производства в отношении компании «Далтамэн», одно — в отношении «Порт Сити», три — в отношении «Диджитл Порт», четыре — в отношении «Кафедрал». Судебные приставы пока не могут разобраться с этими долгами.

Вывод активов

Вместо развития предприятия, строительства домов и оплаты долгов выводятся активы и продаётся металлолом. 100% имущества ОАО «Порт Пермь» было выведено в ООО «Порт Пермь», что привело к усложнению контроля над финансовым состоянием предприятия. В свою очередь, у руководства оказались развязаны руки в деле дальнейшей распродажы активов.

В 2015 году ОАО «Порт Пермь» «продало» долю в 76% в ООО «НМС Порт Пермь» (дочернее предприятие ОАО «Порт Пермь»), занимающееся сбытом нерудных строительных материалов (песка, гравия, ПГС), работнику предприятия, менеджеру по продажам Сергею Телегину, который является мужем сестры финансового директора. Спустя два месяца Телегин перевёл долю на Чарльза Батлера.

В разговоре один из бывших сотрудников порта, входящих в управленческий состав (своё имя он попросил не указывать), подтвердил: «В последние годы мы, конечно, видели, что активы выводят из ОАО «Порт Пермь». Но мало кто из местных управленцев обладал полной информацией, каждый знал лишь о какой-то части финансовых движений. Мы могли только строить догадки, для чего это делается. Батлер свои действия не пояснял. Мотивов мы не знаем. Возможно, после смерти Марка Рича в 2014 году Батлер опасался, что наследники Рича могут претендовать на активы порта. Поначалу казалось, что Батлер болеет за своё дело, ему интересен порт, затем он перекинулся на девелоперский проект. Мне трудно сказать, почему именно так владелец распоряжался собственностью».

Батлер пока не верит в банкротство

Сам Чарльз Батлер в телефонном разговоре с корреспондентом «Нового Компаньона» по поводу состояния предприятия на вопросы реагировал эмоционально. Вот как прошёл разговор.

— Вы знаете о том, что ОАО «Порт Пермь» в предбанкротном состоянии, на 3 марта назначены судебные слушания по делу о банкротстве?

— Я думаю, что это полный бред, на самом деле.

— То есть вы считаете, что это ложная информация?

— Да. Это постоянно люди пишут такие вещи. Думаю, это чушь.

— Получается, вам об этом не известно, и вы считаете эту информацию слухами?

— Да. Нет никакой причины для этого.

— То есть финансовое состояние ОАО «Порт Пермь» стабильное?

— Да! Мы заплатили все долги, которые имели. Остались только маленькие. У каждой компании есть актив и пассив, каждая имеет какие-то обязательства. Почему вы считаете, что через несколько недель нас объявят банкротом?

— У нас есть информация о предстоящем суде, и мы решили у вас уточнить…

— Понятно. До свидания.

Мы связались по телефону с председателем совета директоров ОАО «Порт Пермь» Нинель Схейбаловой. Схейбалова — пенсионерка, ей уже за 80, проживает в Чехии. Знакома с Чарльзом Батлером с 1990-х годов. По данным бывших сотрудников порта, c 2007 года Чарльз Батлер использовал её в качестве номинального акционера ОАО «Порт Пермь». Мы обратились к Нинель Схейбаловой с вопросом, знает ли она, будучи председателем совета директоров, о положении дел в ОАО «Порт Пермь». Однако Схейбалова сообщила, что не имеет отношения к порту:

— Я не вхожу в состав совета директоров «Порт Пермь», у вас ложные сведения. Я давно отошла от дел.

— А вы являетесь акционером ОАО «Порт Пермь»?

— Нет, я же сказала, что не имею к этому отношения, у вас старые сведения. Кто-то ввёл в вас в заблуждение. Повторю: я не имею к этому отношения.

Тем не менее официально по состоянию на 12 января 2016 года в списке афеллированных лиц Схейбалова числится членом совета директоров ОАО «Порт Пермь».

«Банкротство болезненно, но это — выход»

В конце прошлого года совладельцем ОАО «Порт Пермь» стал пермский бизнесмен Дмитрий Фёдоров. Им были приобретены три зарубежные компании, являющиеся обладателями акций порта: Innerwake Limited, Lichfied Corporation, Mabina Limited. Таким образом, он стал владельцем 20% акций порта. Несмотря на покупку довольно крупного пакета, Фёдоров говорит, что не имеет возможности влиять на работу предприятия.

Дмитрий Фёдоров, совладелец ОАО «Порт Пермь»:

— Я формально совладелец, но участвовать в управлении портом не могу. Как только я начал скупать акции предприятия, собственники изменили устав. Сейчас в него внесён пункт, согласно которому доступ к бухгалтерским документам, протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа, а также к другим, связанным с деятельностью ОАО, имеют акционеры, обладающие 25% акций голосующего сообщества. Я с 20% акций под эту категорию не подпадаю.

Тем не менее с ситуацией в ОАО «Порт Пермь» я знаком. Банкротство — болезненная, но, возможно, единственная мера, способная остановить развал предприятия. Ждать уже нечего. Из предприятия выводятся активы, бесценное оборудование сдаётся в металлолом. Долги порта только растут. Иностранные собственники показали свою неспособность вести дела с местным бизнесом. Сомнительны многие сделки, осуществлённые за время владения портом иностранными собственниками. В частности, вполне может быть оспорена продажа земли под городским терминалом, я уже многократно говорил об этом, ведь по российским законам портовые земли неотчуждаемы. Спиленные краны и вырытый на берегу Камы котлован стали печальными символами развала предприятия.

Уверен, что если развивать порт как логистический центр, у него есть потенциал, порт может и должен стать процветающим предприятием. Иностранные собственники, увы, этого потенциала не разглядели.

Юридический аспект

Ситуацию вокруг порта по нашей просьбе прокомментировал Александр Струков, заведующий кафедры уголовно-правовых дисциплин Пермского филиала РАНХиГС при президенте РФ, кандидат юридических наук.

— Как вы оцениваете по изложенным фактам ситуацию в ОАО «Порт Пермь»?

— Совокупность сложного финансово положения компании и вывода активов руководством часто являются первыми и самими очевидными признаками преднамеренного банкротства. Банкротство также бывает связано с другими, более тяжёлыми преступлениями руководства, например мошенничеством, невыплатой заработной платы и другими. Для этого делается уже в начале процесса (в так называемом процессе наблюдения) экономический анализ, целью которого является выявление таких признаков.

— Мы разговаривали с Нинель Схейбаловой, которая является председателем совета директоров, и узнали, что она уже несколько лет в деятельности компании не участвует и даже не знает о том, что находится в указанной должности. Как это можно расценивать?

— С точки зрения гражданского права это абсурд, если говорим о компании стратегического значения. Серьёзные компании сегодня уделяют составу и работе совета директоров большое значение. Надо понимать, что член совета директоров — это серьёзная должность. В случае банкротства они могут вместе с руководством привлекаться к гражданской и уголовной ответственности.

— Руководителем ОАО «Порт Пермь» является подданный Великобритании, членами совета директоров — граждане Чехии. Каким образом это может повлиять на решение дальнейшей судьбы предприятия?

— На иностранцев, как и на граждан РФ, распространяется российское законодательство. Сложности могут возникнуть при определённых действиях, например при допросе свидетелей, подозреваемых, обвиняемых. С официальными органами Великобритании есть определённые проблемы, но сотрудничество с Чешской Республикой в области уголовного розыска и допроса свидетелей у нас налажено.


Поделиться