Алексей Пушков: 2015 год — это начало массированного террора в Европе

Депутат Госдумы рассказал о том, какие меры Россия предпринимает для безопасности своих граждан

Поделиться

Председатель думского комитета по международным делам, политолог и телеведущий поделился своими соображениями по поводу расстановки сил на международной арене. Алексей Пушков также порассуждал о том, что делается для «разморозки» отношений с европейскими странами.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Алексей Константинович, сейчас люди активно обсуждают введение выездных виз на том основании, что авиакатастрофа на Синае, гибель Су-24 дают российскому правительству повод опустить «железный занавес». Какова вероятность такого развития событий?

— Для широкого ввода выездных виз нет оснований. Речь идёт пока об одной стране — Турции.

Действительно, выезд в некоторые страны может быть не рекомендован российским гражданам потому, что они опасны. Но это не означает введения визового режима с российской стороны. Если кому-то надо в Каир и он полетит туда через Афины, не представляю себе, кто может ему это запретить.

Разговоры о том, что все страны закроют, всё запретят, опустят «железный занавес», ни на чём не основаны. Делать это нет никакого смысла. Ведь никто даже Египет пока не закрыл, хотя там много было терактов, два переворота кряду.

— С Турцией уже отменён безвизовый режим. В какие ещё страны может быть ограничен въезд?

— В те, где идёт гражданская война, есть угрозы терактов, жизни и безопасности наших граждан.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Как вы оцениваете меры, предпринятые против Турции?

— Сейчас уже ясно, что Эрдоган выстрелил ракетой «воздух-воздух» в турецкую экономику.

Во-первых, пострадает туристический бизнес. Наши туристы ежегодно приносили Турции от $3,5 до 4 млрд.

Во-вторых, пострадают турецкие компании, которые работали по контрактам в России. В прошлом году их совокупный доход составил 50 млрд руб.

В-третьих, пострадают турецкие предприятия, работавшие на экспорт в Россию. В последние годы товарооборот между Россией и Турцией достиг $30 млрд. Теперь возникает серьёзное препятствие для турецкого экспорта. Предприятиям придётся искать новые рынки, и, думаю, не все предприятия эти рынки найдут.

В-четвёртых, будет нанесён общий удар по бюджету Турции, поскольку сократятся поступления от экспорта, от турецких компаний, работавших в России, от туризма.

Поражает то, что, когда Эрдоган и турецкое руководство принимали решение о том, чтобы сбить российский самолёт, они не думали о том, как Турция одним выстрелом поразит свою собственную экономику и поразит всё то, что так долго выстраивалось и что было выгодно и нужно Турции.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Как вы считаете, последние события в мире как-то повлияли на изменение взглядов Запада на сотрудничество с Россией?

— Повлияла наша операция в Сирии. Соединённые Штаты обнаружили, что не могут игнорировать Россию. Россия превратилась в самый весомый фактор в Сирии, очень сильно увеличила своё влияние на Ближнем Востоке, показала свои боевые возможности. В частности, запуски ракет с Каспийского и Средиземного морей были неожиданными для американцев.

Соединённые Штаты понимают: если другая страна имеет возможность действовать далеко за пределами своих границ, перебрасывать на Ближний Восток значительные вооружённые силы и наносить эффективные военные удары, то лучше с ней всё-таки беседовать. Отсюда — заметно участившиеся контакты между Лавровым и Керри, встречи Путина и Обамы — за два последних месяца их было две, а за предыдущий, 2014 год ни одной.

Это происходит не оттого, что США стали лучше относиться к России. Руководство США почувствовало, что может остаться в стороне от процесса, что мы продолжим военные действия в Сирии. Россия будет, так сказать, первой скрипкой, а Соединённые Штаты останутся в стороне. Допустить такое сверхдержава не может.

Теракты в Европе повлияли на настроения во всём мире. 53% американских граждан хотят коалиции с Россией. Но это граждане, а не руководство страны, которое по-прежнему настроено категорически против.

Коалиции с Россией желает 91% граждан Франции. Их волнует, как остановить «Исламское государство» (ИГ, признано террористической организацией и запрещено в России), как сделать так, чтобы терактов больше не было. Для них важно, кто может помочь Франции в борьбе против ИГ. А это может сделать только Россия.

Конечно, могли бы и США, но они настаивают на своих ложных геополитических целях: развалить Сирию точно так же, как они развалили Ливию и Ирак. Дважды США нам рассказывали сказки. Мол, свергнем Саддама Хусейна — будет демократия в Ираке. Итог известен. Свергнем Муаммара Каддафи — будет мир в Ливии. Итог тоже известен. И не заметно, чтобы американцы были готовы отказаться от этой позиции.

Европейцы же, при том что они не могут противопоставить себя США, в отношении Сирии склоняются к взаимодействию с Россией. Конечно, между нами по-прежнему остаётся украинский кризис. Но то, что мы начали действия против ИГ, вызывает позитивную реакцию в Европе. Европейцы говорят: «Слава богу, хоть кто-то действует. Наши не способны, но Путин способен».

В силу этого авторитет и рейтинг Путина в мире чрезвычайно поднялись. Даже в США некоторые эксперты публично говорят, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, что в выступлениях Обамы они хотели бы слышать силу Путина. Это показывает, что президента России рассматривают как волевого политического лидера, способного принимать решения и добиваться их выполнения. Даже те, кто его не любят, это признают.

Поэтому многое в восприятии России изменилось. И политика тоже неизбежно начнёт меняться.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Евросоюз обдумывает продление санкций против России. Что должно произойти, чтобы санкции всё же были отменены?

— США, Великобритания, Франция, Германия и Италия договорились на G20 продлить санкции против России на полгода. Хотя в ЕС были и сторонники их продления на год. К сожалению, не прошло предложение стран, которые относятся к нам с симпатией, сохранить санкции лишь на три—четыре месяца. Официального решения ещё нет, но могу предположить, что Евросоюз так и продлит санкции на полгода.

Вместе с тем есть шанс, что процесс отмены экономических санкций начнётся в 2016 году. Очень надеюсь, что будут отменены меры, предпринятые против парламентариев. Без их взаимодействия прекращается диалог между обществами.

В случае отмены Евросоюзом санкций Россия в свою очередь отменит продуктовое эмбарго и свой «чёрный список» западных политиков.

— Террористическая угроза в Европе приобретает реальные очертания. Что предпринимается или планируется предпринять для обеспечения безопасности населения России?

— Меры уже предпринимаются. Наши спецслужбы действуют в режиме повышенной интенсивности. И объективно Россия менее уязвима, чем государства Европы, где существуют огромные общины выходцев именно из того региона, где действует ИГ. У нас такого нет.

Часть беженцев в Евросоюзе, как уже заявили венгерские спецслужбы, имеет отношение к ИГ. И французы признали, что как минимум один из участников теракта в Париже был зарегистрирован в качестве беженца в Греции. Волна беженцев — это и экспорт террористов, а 2015 год — это начало террора ИГ в Европе.

По «степени тревожности» на второе место после Франции я бы поставил Бельгию. Именно там планировалась парижская атака. Не случайно после этого в Брюсселе начались активные антитеррористические мероприятия.

На третьем месте — Германия. На стадионе в Ганновере не нашли бомбу, но обнаружили очень реалистичный муляж бомбы. Те, кто его подложили, явно хотели поднять градус напряжённости.

Если говорить о России, то мы прошли через эпоху терроризма во времена чеченской войны, что дало нам определённый опыт. Наши спецслужбы сконцентрированы на этой проблеме. Они постоянно работают над тем, чтобы получать информацию о готовящихся терактах, ведут контроль за приезжающими, их контактами. То есть идёт постоянная работа.

Европа ни психологически, ни профессионально не готова к противодействию терроризму, и поэтому, на мой взгляд, она особенно уязвима.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Прошлой весной вы уже посещали Пермь. И говорили тогда, что Запад теряет интерес к Украине и правление Порошенко ничем хорошим для страны не обернётся. Ваши слова сбылись. Каковы сейчас взаимоотношения Украины с Россией и остальным миром?

— Действительно, Украина считала, что Запад будет её финансировать, откроет «двери в Европу» и через пять—шесть лет примет в Евросоюз. Это мечта украинского политика — ничего не делать, но всё получать. Сначала от России, потом от Европы. На самом деле, неважно от кого, лишь бы кто-то оплачивал счета.

Я говорил, что это не закончится ничем хорошим, потому что у Украины не будет ресурсов для развития. Так оно и происходит. Западу же нужны быстрые успехи, тогда он будет вкладывать, потому что видит, что деньги возвращаются через инвестиции, например. Но в ситуации, в которую Украину загнал киевский режим, западному инвестору там делать нечего.

Правительство Украины бездумно рушит связи с Россией. Торговые отношения с нами во многом разорваны, процентов на 60% снизился товарооборот, и он продолжит падение. Ведь с 1 января 2016 года Украина вступает в зону свободной торговли с Европой, а одновременно быть в двух зонах свободной торговли — и с ЕС, и с Россией — нельзя.

С 1 января 2016 года мы вводим тарифы на украинские товары — в среднем на 7% от их стоимости. Это сделает их неконкурентоспособными в России. Только оттого, что у нас перестанут закупать украинские продовольственные товары, Украина потеряет примерно $600 млн. Запад не будет это компенсировать. Он даёт Киеву денег ровно столько, чтобы режим не рухнул. Ничего сверху. А сейчас тенденция охлаждения Запада к Украине усиливается: постоянные скандалы, коррупция, гражданская война не заканчивается. Европа всё больше разочаровывается в Украине.

Украина делает всё, чтобы ухудшить о себе мнение европейцев. Версии о том, что в СССР Украину угнетали и она была колонией, — это бред. Хрущёв и Брежнев — выходцы с Украины, как минимум 30% пленума ЦК КПСС были украинцами. Ни в одной стране представители колонии не получали руководящие государственные посты в центре принятия политических решений.

— Разочарование Запада в Украине идёт на пользу России?

— Я бы не стал так ставить вопрос. Россия заинтересована в стабильных, спокойных соседях, а не в таких странах, где хаос, кровь и насилие.

Алексей Пушков
Фото: Константин Долгановский

— Как изменится расстановка сил на мировой политической и экономической арене с учётом последних событий и какие последствия вы прогнозируете?

— Экономические расклады остаются прежними. Китай и Соединённые Штаты держат первое место в мире по внутреннему валовому продукту (ВВП). Россия, несмотря на кризис, осталась в десятке самых крупных экономик мира. Наш ВВП составляет $2,5 трлн, это позволяет нам занимать шестое—восьмое места в мире. Раньше занимали пятое-шестое, произошло некоторое снижение, но, думаю, это временное явление.

Самые главные сдвиги произошли в политической и военно-политической сферах. На Генеральной Ассамблее ООН стало ясно, что США не могут оставаться единоличным лидером. И это признал Обама. Он заявил: «В одиночку мы действовать уже не можем». Но США ожидают, что они ничего не будут менять в своей политике, а их действия тем не менее будут поддерживать другие государства. Россия и Китай отказываются поддерживать США, если они не будут вносить в свою политику коррективы.

Сейчас в мире появилось три центра принятия самостоятельных решений: Вашингтон, Москва и Пекин. Естественно, они не вполне равны, но Россия уже опровергла мнение Обамы о том, что мы региональная держава. Региональная держава не способна действовать за пределами своего региона. Россия действует далеко от своих границ, а на это способны только сверхдержавы.

Соотношение сил изменилось, но это не означает, что ситуация упростилась. Украинский кризис не закончен. Наши отношения с Западом зависят от враждебной политики США и неразрешённости украинской проблемы. На это наложился кризис в Сирии и борьба с ИГ. Но сегодня Россия выглядит гораздо более убедительной, авторитетной, чем пять—восемь лет назад.

— Давайте немного отвлечёмся от большой политики. В ноябре вы были участником телевизионного шоу «Знание — сила» и заявили, что выигрыш направите в пермский детский дом. Какова судьба этого выигрыша?

— Ещё перед эфиром я решил, что всю сумму направлю в детский дом и обязательно в Пермский край. Мы связались с пермским детским домом №3. Сейчас у него такое витиеватое название — учреждение социального обслуживания населения «Центр помощи детям», но по сути это детский дом.

Мы с директором Еленой Лебедевой обсудили позиции и определили, что будет куплено на 674 тыс. руб. Это будут компьютеры и телевизоры для старших детей, развивающие игры для малышей.

Я побывал в детском доме, посмотрел репетицию новогодней постановки, потренировался в тире — на тренажёре по стрельбе. И мы договорились с директором детского дома, что обязательно ещё на эти деньги обновим зал для дартса, поскольку воспитанники увлекаются этой игрой и сам дартс уже явно требует замены.


Поделиться